IPB

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

45 страниц V   1 2 3 > » 

mcquadrat
Отправлено: Сегодня, 0:58


mc2
********

Группа: Пользователи
Сообщений: 1 747
Регистрация: 26.11.2013
Пользователь №: 146 539


7.3. Рифмы и арифметика.

Чтобы проверить литературные способности спрайтов, их можно попросить подобрать рифму на заданное слово. У нас имеется также большое количество отчетов о сновидениях, в которых спрайтам предлагалось решить арифметическую задачу. Они показывают, что спрайты более или менее успешно решают лишь такие задачи, в которых правильный ответ не превосходит 20. Кроме всего прочего, подобные исследования показывают, что дример может сознательно вмешиваться в ход сюжета сновидения: в следующем примере дример делает это, предлагая различные задачи встретившимся ему спрайтам.

"...Сначала рядом со мной никого нет. Потом я встречаю нескольких размалеванных рокеров, которые у меня, как у исследователя, не вызывают особого восторга. Потом мне попадается кучка детей, и я спрашиваю их, умеют ли они писать. Они отвечают: "Нет, зато считать мы умеем." Тогда я задаю вопрос одной девочке, которая выглядит старше остальных: "Сколько будет 14 умножить на 16?" Она отвечает: "Не знаю". Я: "А 3 умножить на 6?" Она: "28". Я хочу пойти дальше, но эта девочка не отпускает меня. Она хочет, чтобы я поиграл с ней. Я целую ее, а она возвращает мне поцелуй. Потом картинка сна вдруг начинает темнеть. Я делаю быстрые движения глазами в разные стороны и стараюсь не концентрировать свое внимание ни на чем определенном, чтобы не проснуться.
Потом опять светлеет, и оказывается, что я еду в каком то переполненном автобусе. Спрайты окружают меня со всех сторон. Одна девушка сильно, и даже неприлично, прижимается ко мне. Это меня не особо смущает, но с другой стороны меня толкает какой то парень, который, похоже, не видит эту девушку. Я думаю о том, что на нас все пялятся. Еще рядом стоит молодая женщина с журналом в руке, которая смотрит на то, как девушка плотно прижалась ко мне и говорит: "Хорошо устроились." Тогда парень тоже начинает смотреть в нашу сторону. Потом автобус останавливается и народ выходит. Возле остановки находится два кафе, одно белого цвета, а второе - черного, и вышедшие из автобуса люди расходятся по ним. Я думаю, куда отправиться мне, и, чтобы не выделяться из толпы, захожу в "белое" кафе. Внутри я вижу, что один парень приблизительно моих лет ищет, где находится туалет. Я шутливо спрашиваю, сколько у него с собой денег. Потом мне приходит в голову, что мне и самому неплохо бы зайти в туалет, чтобы попытаться справить большую нужду. Но я опасаюсь, что вскоре проснусь, так что решаю заняться чем нибудь более полезным. Поэтому я прохожу в большой зал кафе, подхожу к официанту и безо всяких церемоний спрашиваю его: "Сколько будет 13 умножить на 17?" Он отвечает: "100". Из зала раздается голос: "Неправильно!". Я подхожу к тому человеку, который это сказал, и предлагаю ему сказать свой вариант ответа. Он говорит: "47 или 48". Я отхожу от него, подхожу к окну и выглядываю из него. Оказывается, что здесь довольно высоко, около трех метров. Потом я пытаюсь пройти сквозь стену, и, оказавшись на улице, оказываюсь повисшим в воздухе. Ощущение очень необычное, но мне жаль тратить время на полет, потому что сон очень реалистичный. Потом я вспоминаю, что мои куртка и свитер остались в кафе, спускаюсь на землю и хочу вернуться за ними. Потом думаю, что в этом нет никакого смысла, все равно это сон, но все равно захожу обратно. Внутри я замечаю одну свою знакомую, которая болтает с двумя другими девушками, но я не обращаю на них внимание. Я нахожу свой свитер, и при этом меня охватывает знакомое ощущение того, что я просыпаюсь. Сцена сновидения начинает расплываться, и мое собственное тело тоже. Я еще не очень хорошо чувствую свое физическое тело, но слышу, как тикает будильник, я открываю глаза и вижу свою комнату. (Я проснулся приблизительно в 4:40 утра, прокрутил в своей памяти сон и записал его. Потом поспешил в туалет, чтобы отлить."

Иногда случается, что спрайты совершают такие действия, которые свидетельствуют о наличии у них собственной зрительной перспективы, даже если их специально не просят об этом. Вот характерный пример подобного случая:

"Сюжет сна довольно скучный. Я нахожусь в каком то просторном помещении. Скучая, я смотрю, как один человек играет на игральном автомате; ничего более умного не приходит мне в голову. Я явственно вижу, как он нажимает на кнопки; сам автомат выглядит очень реалистично. Потом сон становится более интересным. Неподалеку от автоматов сидит еще один человек; перед ним на столе лежит какая то тетрадь и ручка или карандаш. Я, не спрашивая его разрешения, беру со стола и то и другое, и решаю, что мне с ними сделать. Тот человек берет у меня из руки карандаш и быстрыми движениями рисует в тетради изображение человеческого лица, которое мне кажется перевернутым. Я удивляюсь и переворачиваю тетрадь на 180 градусов, чтобы лучше рассмотреть рисунок. Тем не менее вначале рисунок остается неизменным, и только через некоторое время поворачивается и занимает "правильное" положение. Изображение напоминало того человека, который играл на автомате. Голова слегка наклонена вниз, и нос сливается на рисунке с усами. (Вспоминая рисунок, я думаю, что сам я не смог бы нарисовать так хорошо, и во время сна я был убежден, что спрайт, нарисовавший этот портрет, явно обладал сознанием.) Я взглянул на человека за автоматом - было очень похоже. Потом я перевел свой взгляд на художника, с которым я был незнаком, и сказал ему: "Нам нужно обязательно встретиться еще раз." После этого я проснулся."

Иногда бывает и так, что надежды, которые внушают спрайты, так и не оправдываются. По меньшей мере, так было в следующем случае:

"Я вижу группу детей в возрасте шести - семи лет. Спрашиваю одного мальчика, умеет ли он считать. Тогда вперед выбегает какой то дядя (очевидно, учитель этих ребят) и говорит: "Да, они немножко умеют считать." Я спрашиваю мальчика: "Сколько будет 2 умножить на 2?" Он быстро отвечает: "четыре". - "А 3 умножить на 3?" - "девять". Тогда я решаю усложнить задачу и спрашиваю: "А сколько будет 3 умножить на 7?" Мальчик некоторое время думает и отвечает: "восемнадцать". Я изображаю на своем лице разочарование, тогда учитель опять вмешивается и говорит: "Я же говорил, что они немножко умеют считать. Больше десяти они еще не умеют." Тогда я возвращаюсь на улицу, в надежде заставить других спрайтов порешать примеры. Сначала навстречу мне попадается хорошо одетый человек средних лет, и я спрашиваю его: "Не могли бы Вы решить одну задачу по арифметике?" Он с отвращением смотрит на меня, как на надоедливого рекламного агента. Я несколько раздосадован его реакцией, но все же не здаюсь. Потом мимо меня проходят два пожилых человека, немного неряшливо одетых и каких то чудаковатых. "Наверное, профессора", - думаю я - "То, что надо". Я спрашиваю одного из них, не согласится ли он решить пример, и он дружелюбно отвечает мне: "О да, конечно. Давайте ваш пример". Он выглядит очень заинтересованным. Я спрашиваю: "Сколько будет 4 умножить на 4?" Он быстро отвечает: "16", но потом с некоторым недовольством добавляет: "Послушайте, вы, видимо, принимаете меня за дурака, раз предлагаете такой простой пример. Я вам что, маленький ребенок?" Я несколько смущен этим, и решаю придумать ему какую нибудь задачу посложнее, лучше такую, чтобы ответ мне самому не был известен. Вначале я хочу дать ему еще одну задачу из таблицы умножения, но опасаюсь, что она опять покажется ему слишком простой. Потом решаю предложить ему задачу на умножение двух чисел, бОльших 20, и спрашиваю его, сколько будет 21 умножить на 22. Но потом думаю, что для моего профессора и это будет слишком легко. Тем временем он начинает проявлять нетерпение; в конце концов он машет мне рукой и вместе со своим спутником уходит. Совершенно разочарованный, я просыпаюсь."

В следующем примере дример, попытавшись заняться исследованиями, пал жертвой неосторожной фиксации взгляда, которая вызвала у него непроизвольное пробуждение. Вначале этот сон был совершенно обычным, и только через некоторое время дримеру удалось осознаться:

"...Я сажусь в автобус, из которого выходят двое моих школьных знакомых, М. и К. Я думаю, что автобус едет на автовокзал, и мне лучше всего выйти там. Однако он направляется в Z. Я злюсь на себя, что сел не в тот автобус и теперь мне придется возвращаться назад. Но потом я догадываюсь, что это сон. Я помню, что уже довольно поздно (около девяти вечера), и решаю проверить: действительно ли я нахожусь в осознанном сне или просто вижу гипнагогические образы. С этой целью я сосредотачиваюсь на своих ощущениях тела. Я действительно ощущаю, что СИЖУ в автобусе; так что это осознанный сон. Я обращаюсь к полной женщине, которая сидит рядом со мной. Она имеет вполне обычный, простоватый вид. Я прошу ее написать что нибудь на листке бумаги. Но моя просьба ей очевидно кажется необычной. Она встает со своего места и пытается пересесть, но потом возвращается, как будто бы до нее дошел смысл того, что я ей сказал. Она говорит мне: "Вы хотите сказать, что...", но не заканчивает фразу. Я в это время смотрю на нее и думаю: есть ли у нее сознание или нет? Потом она говорит мне, чтобы я сам сначала написал на бумаге что нибудь. Я думаю, где бы мне взять листок бумаги. Сначала смотрю в левом кармане, но там ничего нет. Тогда я достаю листок бумаги из воздуха, и эта тетка принимает меня за волшебника. Однако листок получился не совсем настоящий и вскоре снова растаял в воздухе. Тогда эта тетка вынимает блокнот и кладет его на спинку кресла; очевидно, для того, чтобы было удобнее писать. Я внимательно смотрю на этот блокнот, очевидно, слишком неосторожно фиксируя на нем свой взгляд, и просыпаюсь."

Теперь приведем несколько примеров, в которых спрайтам предлагалось подобрать рифму или даже сочинить стихотворение, чтобы проверить, обладают ли они творческими способностями. Следующий пример показывает, что спрайты успешно могут справиться с заданиями такого рода.

"Я еду по улице в автомобиле и вижу на тротуаре незнакомого мне человека. Я немного задумываюсь, на какое бы слово попросить его придумать рифму, и обращаюсь к нему: "Извините, пожалуйста, не могли бы вы мне помочь подобрать рифму на слово Tanne [ель]?" У него на лице появляется выражение растерянности, и я сам подсказываю ему два слова: Wanne [ванна] и Kanne[кувшин] Тогда он приободряется и говорит: Panne! [авария] Я сразу же вспоминаю про аварию, в которую попал (в реале) за день перед этим. После этого я просыпаюсь. "

"В вестибюле стоит большое количество психологов. Я думаю, что смогу сейчас одним выстрелом убить двух зайцев: с одной стороны, попрошу их сочинить стихи, с другой - узнаю что нибудь интересное про себя. Поэтому я обращаюсь к ним с просьбой: "Не могли бы вы сочинить про меня какое нибудь стихотворенфие?" Психолог, который стоит ко мне ближе всех, говорит: "In dem Dunkel der Nacht, da hat er sich umgebracht" [Он пропал в темноте ночи]. Услышав это двустишие, я сразу же вспомнил осознанный сон, который приснился мне за несколько лет до этого, и в котором я слышал другое стихотворение, которое начиналось так: "Ich ging in den Abend und suchte die Nacht, die Gedanken ins Dunkel zu senken" [я иду вечером и ищу ночь, чтобы в ее темноте утопить свои мысли] "

Вот еще один отчет о сновидении, в котором спрайты также проявили непохие литературные способности:

"...Выбрав удобный момент, я подхожу к одному из спрайтов, который находится в другом конце зала. Это человек лет пятидесяти, в серых брюках и коричневом пиджаке, которого можно принять за инженера. Похоже, он страдает от некоторой депрессии, и его вид вызывает в памяти фразу: "В свои пятьдесят лет он впервые задумался о смысле жизни." Чем то он напоминает мне моего отца. Я прошу его рассказать какое нибудь стихотворение, и он говорит: "Sterben möcht’ ich und die Rose berühren der Nacht" [Мне захотелось умереть среди ночных роз]. Я поблагодарил его и отправился ко второму спрайту, который любезничал с какой то девушкой. Взглянув на меня, он вдруг сам выпалил: "Ki-ke-ri-ki ich bin hie" Я в некотором недоумении подошел к третьему столику, за которым сидел еще один спрайт угрюмого вида. Увидев меня, он спрятался под стол, из под которого были видны только его голова и плечи. Подойти к нему ближе он мне не дал, сопроводив свою выходку таким стихотворением: "Nichts hörst du von mir. finster wie die Nacht bin ich" [Вы обо мне ничего не слышали. Я мрачен, как ночь.] Потом, наконец, я отправился к четвертому спрайту, которому на вид было за тридцать. Но он, увидев меня, бросился бежать. Я догнал его возле самой двери и убедил его вернуться в зал. Мы затеяли с ним спор о "неотвратимости текстов", суть которого я сам не очень хорошо понимал, а потом он сказал: "Моя дипломная работа совсем не движется." После некоторых колебаний, я все же попросил его рассказать какое нибудь стихотворение, в ответ на что он громко прокричал: "Loslassen, loslassen, loslassen" [свободен, свободен, свободен]. Затем он ушел. После этого я подошел к одной женщине, с которой уже разговаривал перед тем, как осознаться. Между нами уже установились дружеские отношения, но без всяких низменных оттенков. В ответ на мою просьбу рассказать стихотворение она долго думала, потом взглянула на меня и произнесла: "Traumsprecher du ins Wasser gelassene Feuerblase. Mit dem Grün der Nacht werde ich dir den Tag vergolden, wenn
die Sonne vergeht und wir uns lieben." [О ты, мечтатель, который опустил в воду огненный шар. Зеленью ночи озолочу я день, когда зайдет солнце и мы полюбим друг друга.]. Услышав это, я покинул литературное общество и отправился домой."

Между прочим, нужно заметить, что умственные способности эго сновидения производят более сильное впечатление, чем умственые способности спрайтов. Чтобы убедиться в этом, дример может сам попробовать перемножить во сне два двузначных числа. Для решения подобных задач задействуется как так называемая "кратковременная" память, позволяющая человеку производить вычисления "в уме", так и "долговременная", поскольку требуется помнить таблицу умножения. Оказывается, что решение подобных задач во сне требует бОльших усилий и концентрации внимания, чем наяву. Если вспомнить таблицу умножения во сне удается без особого труда, то вычисления в "уме" даются нелегко. Если попытаться проснуться сразу после проведения подобного опыта, то можно будет хорошо запомнить весь процесс. Как правило, все, кто пытался провести подобный эксперимент, сообщают, что не ошиблись при вычислениях.

Остается фактом, что по сравнению с другими методами проверки наличии сознания у спрайтов, именно при решении арифметических задач они демонстрируют наихудшие результаты. С другими способностями спрайтов дело обстоит лучше: многие из них ведут себя так, как если бы они видели сцену сновидения со своей собственной перспективы, они явно обладают собственным доступом к памяти и могут самостоятельно мыслить. Между прочим, спрайты даже способны помнить, что вы договаривались встретиться с ними в одном из прошлых снов, и часто они выполняют подобные договоренности.

"Чтобы убедиться в том, что некоторые спрайты могут помочь дримеру в освоении высшее искусство сновидения, я захотел проверить, нельзя ли договориться со спрайтом о том, чтобы в обычном сне он помог мне осознаться.
...Я был в саду и пытался позвать одну свою знакомую, с которой я часто встречался в своих прошлых снах. Наконец, дверь дома открылась, и моя знакомая вышла ко мне. Я спросил ее: "Не могла бы ты напомнить мне в одном из следующих снов, что это сон?" Она кивнула мне в знак согласия. На следующую ночь мне снился сначала самый обыкновенный сон, содержание которого я уже не помню. Потом вдруг раздался громкий крик: "Поль!" Я перепугался и выбежал из своей спальни, чтобы посмотреть, кто это меня зовет. Само собой, я никого не увидел. После этого я снова лег спать и осознался во сне, в котором опять встретился с той самой девушкой из прошлого сна. Я сказал ей, что вовсе не нужно было так орать, я хотел, чтобы она просто пришла ко мне во сне и помогла осознаться. На следующую ночь она явилась мне в неосознанном сне и действительно подсказала, что я сплю."

(В качестве примечания: этот пример, насколько я догадываюсь, завязан на игру слов. В оригинале Толи, когда просит эту девушку помочь ему осознаться, употребляет слово "Rufen", видимо, в неформальном смысле. Но девушка-спрайт понимает его буквально, то есть в смысле "кричать", поэтому во вторую ночь Толи сначала слышит крик - mc2)

Этот пример не только показывает, что спрайты могут выполнять свои обещания, которые они давали раньше, но и свидетельствует о том, что эго сновидения и другие спрайты могут по разному истолковывать содержание разговора, откуда следует, что спрайты способны мыслить независимо.

Результаты тех экспериментов, которые были описаны выше, убедительно свидетельствуют в пользу предположения о том, что спрайты действительно обладают собственным сознанием в том определенном смысле, который мы описали выше. С другой стороны, эти отчеты о сновидениях не могут, строго говоря, рассматриваться в качестве научного доказательства.

Если попытаться самим спрайтам задать вопрос о том, есть ли у них сознание, то они могут довольно раздраженно отреагировать. Один спрайт так ответил спрашивавшему его дримеру: "У меня сознание действительно есть. А вот есть ли оно у тебя, я сомневаюсь, раз ты мне задаешь такие глупые вопросы." Дример не нашелся, что ответить на это smile2.gif
  Форум: Перевод и адаптация трудов зарубежных авторов · Просмотр сообщения: #228234 · Ответов: 45 · Просмотров: 1 689

mcquadrat
Отправлено: Вчера, 4:58


mc2
********

Группа: Пользователи
Сообщений: 1 747
Регистрация: 26.11.2013
Пользователь №: 146 539


ГЛАВА 7. ЗАНИМАТЕЛЬНАЯ НАУКА.
7.1. Требуются добровольцы.


Несмотря на то, что осознанные сновидения интенсивно изучаются современной наукой, они все еще остаются неизведанной территорией, требующей своего изучения. Всякий, кто интересуется этой темой, может внести свой вклад в это благородное дело, если свяжется с авторами. В этой главе мы сделаем краткий обзор современного состояния наших исследований, чтобы дать вам некоторый стимул к собственным действиям.

В частности, мы приведем здесь еще несколько примеров того, как осознанные сновидения можно использовать для спортивных тренировок. Дадим еще несколько советов, которые могут быть полезны в проверке на реальность. Расскажем про опыт нескольких представителей так называемых творческих профессий, которые так или иначе смогли извлечь для себя пользу из осознанных сновидений. В частности, существуют актеры, которые приобрели способность репетировать в осознанном сне пьесы из своего репертуара, многократно проигрывая их ход со всевозможными вариантами и смысловыми оттенками, так сказать "тестировать" их. Расскажем про то, как некоторые люди успешно использовали осознанные сновидения для изучения иностранных языков, и про многое другое.

Пишите нам, мы ждем ваших откликов smile2.gif

7.2. Ты или я?


Обладают ли спрайты сознанием? Этот вопрос наверняка задавал себе каждый дример, когда ему приходилось встречать в своем сне спрайтов, которые не просто вели себя разумно, но и явно демонстрировали свою индивидуальность. Не очень опытные дримеры, которые внимательно прочитали главу 6 с ее многочисленными примерами, также, возможно, задумывались об этом.

По крайней мере, все дримеры согласятся с тем, что спрайты часто производят такое впечатление, что сознанием они обладают: они могут давать осмысленные ответы на вопросы (и даже делают это в большинстве случаев), часто кажется, что у них есть своя собственная точка зрения, и они демонстрируют иногда удивительные способности. Но действительно ли у них есть сознание? На самом деле никто не может дать определенного ответа на этот вопрос, если только он не является убежденным сторонником какой нибудь разновидности магического или экстремального эзотерического мировоззрения. Однако мы не склонны к тому, чтобы давать туманные и уклончивые ответы на этот вопрос, или объявлять его вовсе бессмысленным.

Прежде всего, следует попытаться дать этому вопросу как можно более точную формулировку. Как мы увидим, это имеет не только теоретическое, но и практическое значение. Итак: что, собственно, означает утверждение о том, что спрайты обладают сознанием?

Начнем с того, что это утверждение означать не может. Из содержания главы 5, посвященной гносеологии, с очевидностью следует, что это утверждение не следует понимать в том смысле, что спрайты существуют независимо от нашего организма, обладая своим собственными, не зависящими от него, мыслями, ощущениями и чувствами. Наше собственное осознание самих себя и окружающего мира связано с определенными физиологическими процессами, протекающими в головном мозге. Но разве не может у одного человека быть одновременно два сознания? Ведь его мозг состоит из двух полушарий.

Рассмотрим в связи с этим эксперименты, которые проводил нейрофизиолог по фамилии Сперри (Sperry). Чтобы избавить своих пациентов от определенных патологических симптомов, он разрезал им перемычку, связывающую два полушария. (Мы не будем здесь останавливаться на том, что мы думаем по поводу подобного вмешательства, а просто приведем полученные им результаты). С помощью различных изощренных тестов Сперри удалось показать, что каждое из разделенных полушарий оказывается способным к независимому восприятию, мышлению и обучаемости. Анализируя эти результаты, ученые, в частности, обсуждали (и продолжают обсуждать) вопрос о том, возникает ли при этом в каждом из полушарий мозга свое независимое сознание.

Поэтому почему бы не поставить вопрос о наличии сознания у спрайтов? Не обладают ли они своим собственным "я", которое отличается от нашего, способны ли они осознавать свою собственную личность, самостоятельно мыслить, обладают ли они своими собственными чувствами и свободой воли? Если в бодрствовании у человека после определенного вмешательства может образоваться два независимых психофизических уровня, то почему нечто подобное не может происходить во сне? Не является ли это действительной причиной того, что у нас столь часто возникают конфликты со спрайтами во сне? Ответ на этот вопрос имеет и определенное этическое значение: если у спрайтов действительно есть сознание, то как мы можем причинять им боль?

Дать однозначный и определенный ответ на этот вопрос, как и на многие другие гносеологические вопросы, не представляется возможным. Однако можно, тем не менее, подойти к нему с научно-исследовательской позиции. Например, вполне возможно проводить исследования, и очевидно, они будут проведены, направленные на выяснение нейрофизиологической базы осознания человеком своего "я". При этом, возможно, удастся установить, допускает ли структура мозга возможность одновременного существования нескольких "я", или нет. Если окажется, что это невозможно, тем самым будет получен аргумент против наличия сознания у спрайтов. Но пока подобные медицинские исследования еще не проводились.

К вопросу о наличии сознания у спрайтов существует и еще один вариант научно-исследовательского подхода. А именно, можно попытаться проверить, обладают ли спрайты такими способностями, которые бы характеризовали их как носителей сознания. Для этого можно проводить различные эксперименты, в ходе которых выяснялось бы, какими именно способностями к мышлению и восприятию обладают спрайты. Затем дримеры, проводившие эти эксперименты, могли бы сообщить, какие задания они давали спрайтам, и на что они оказались способны.

Забегая вперед, заметим, что лишь некоторые из спрайтов оказываются способными выполнить достаточно сложные задания. Как и реальные люди, некоторые спрайты готовы сотрудничать с дримером, а некоторые нет; среди них попадаются как сообразительные, так и не очень. В этой главе мы ограничимся рассказами о наиболее сообразительных и готовых к сотрудничеству. (Про одного из тех спрайтов, которые не особо расположены к сотрудничеству, мы уже рассказывали в главе 3: о мальчишке, который не желал решать примеры и рассказывать стихи). Конечно, подобные исследования в сновидениях в качестве побочного эффекта влекут за собой то, что дример отвлекается от решения своих собственных проблем, что хорошо видно уже в самом первом из приводимых ниже примеров.

Для проверки способностей спрайтов к восприятию можно, помимо прочего, попросить их описать какой нибудь предмет или посчитать что нибудь. Чтобы проверить, есть ли у спрайтов своя собственная зрительная перспектива, можно попытаться нарисовать на листе бумаги что нибудь такое что выглядело бы перевернутым вверх ногами для спрайта, стоящего напротив эго сновидения.

"...Потом я прошу свою подругу написать что нибудь. Она очень медленно и как то неуклюже пишет печатными буквами: "3ZWG" Когда она выводит букву G, я отчетливо вижу, как дрожит ее рука; она стоит прямо напротив меня. Наконец, она справляется с этим, и я прошу ее написать еще что нибудь; она соглашается и проводит на дощечке горизонтальную линию. Потом она начинает писать с большой скоростью (я сам едва ли смог бы писать так быстро), и у нее получается: "Schillerstraße" (Это название улицы, на которой я живу). Это производит на меня большое впечатление. Почерк у нее красивый и ровный; буквы слегка угловатые, как в шрифте Sütterlin. Последующая проверка показала, что почерк моей подруги действительно похож на тот, который я видел во сне."

Этот и подобные ему примеры показывают, что некоторые из спрайтов способны писать так, как если бы они могли видеть сцену сновидения со своей собственной перспективы. Между прочим, описанный пример имел любопытное продолжение. Месяца через два тот студент, которому приснился этот сон, узнал, что означает сокращение "3ZWG", которое его подруга написала во сне. К его удивлению, оказалось, что это сокращение слова "Dreizimmerwohnung" (трехкомнатная квартира). Это сокращение имело прямое отношение к проблеме, которая занимала его в то время. А именно, его подруга хотела, чтобы они переехали из той квартиры на Шиллерштрассе, где они жили, в другую, трехкомнатную квартиру. Этот интересный факт, таким образом, показывает, что спрайты могут сообщать дримеру некую важную информацию, даже если сам дример не понимает смысл сообщения.

Чтобы проверить, обладают ли спрайты своим собственным доступом к памяти, можно попросить их назвать какое нибудь слово, значение которого самому дримеру неизвестно. Вот очень интересный пример:

"Я нахожусь в одной комнате вместе со своей знакомой. Как и было запланировано, я прошу ее назвать мне какое нибудь иностранное слово, которого бы я не знал. Она быстро говорит: "Orlog! Наши отношения - это Orlog!" Я ничего не могу сказать на это, потому что значения слова Orlog я действительно не знаю. Через немного времени я снова обращаюсь к ней, и спрашиваю, не знает ли она, что означает слово Orlog? Она отвечает, что это слово означает "очарование", потому что, по ее мнению, она мне кажется очаровательной...
Проснувшись, я посмотрел значение слова Orlog в словаре иностранных слов. Оказалось, что оно имеет голландское происхождение и означает нечто навроде "война" или "вражда". Не могу вспомнить, чтобы я раньше встречал это слово. Однако поскольку я (все еще) остаюсь критическим реалистом, то предполагаю, что услышал его когда нибудь давно. То, что в сновидении содержался намек на серьезность моих отношений с этой женщиной, я понял только через некоторое время."

В следующем, не менее впечатляющем, примере тоже проверяется, имеют ли спрайты свой собственный доступ к памяти. Накануне вечером дример, которому приснился этот сон, обсуждал в кругу других дримеров вопрос о том, чем похожи и чем отличаются осознанные сны от религиозных видений. В часности, они говорили о видении, которое привело к обращению св. Павла в христианство. Вот что ему затем приснилось:

"...Я читаю лекцию и внезапно понимаю, что нахожусь во сне. Обращаясь к одному из слушателей, я прошу его назвать мне какое нибудь иностранное или малоизвестное слово, которого бы я не знал. Он с тревогой в голосе говорит мне: "Ikonium! Постарайтесь хорошо запомнить это слово!" Как я ни старался, я не мог вспомнить, что означает это слово. Проснувшись, я посмотрел в справочнике, что Икониум - это название города в Малой Азии, в котором святого Павла побили камнями за его проповедь. Тогда я внезапно понял смысл сновидения..."

Вот еще похожий пример, взятый из отчета одного студента:

"...Потом мы идем вместе с Толи. Я спрашиваю его, не может ли он назвать мне какое нибудь неизвестное слово. Он говорит мне: "Я - нимрод". Я не знаю, что такое нимрод..." В словаре студент прочитал, что Нимрод - это герой древнего вавилонского эпоса, часто отождествляемый с Гильгамешем. Он спускался в подземный мир и считается первым человеком, который узнал об осознанных сновидениях.

Ни один из тех дримеров, которым принадлежат приведенные выше отчеты, не мог, даже при всем желании, вспомнить, где и когда он мог слышать то слово, которое услышал от спрайта - Orlog, Ikonium и Nimrod, хотя весьма вероятно, что эти слова они слышали когда нибудь очень давно, например в школе, и они остались в их памяти, а спрайтам удалось извлечь их оттуда. Следующий пример также вряд ли является исключением в этом плане:

"По сюжету сновидения я отправляюсь в путешествие на самолете. Удобно расположившись в кресле, я замечаю проходящую мимо симпатичную стюардессу. У нее длинные светлые волосы, она необыкновенно красива и улыбается мне. Я спрашиваю, как ее зовут. Она отвечает: "Кира". Я спрашиваю, кто она такая. Она говорит, что она - мой сновиденный помощник, и полетит со мной. Я попросил ее записать ее имя на бумажке, а потом спросил ее: сколько будет 11 умножить на 11? Она немного подумала и сказала: "141". Мне самому понадобилось подумать некоторое время, чтобы понять, что ответ был неверный. Я выполнил еще кое что из запланированного мною заранее, а потом мы с ней продолжили путешествие... "

Проснувшись, дример заглянул в справочник имен и обнаружил, что "Кира" (женская форма имени Кирилл) означает "посвященная Господу" или "принадлежащая Господу".

  Форум: Перевод и адаптация трудов зарубежных авторов · Просмотр сообщения: #228220 · Ответов: 45 · Просмотров: 1 689

mcquadrat
Отправлено: Вчера, 4:57


mc2
********

Группа: Пользователи
Сообщений: 1 747
Регистрация: 26.11.2013
Пользователь №: 146 539



Глава седьмая
(и последняя ab.gif )
  Форум: Перевод и адаптация трудов зарубежных авторов · Просмотр сообщения: #228219 · Ответов: 28 · Просмотров: 1 029

mcquadrat
Отправлено: 20.5.2018, 2:47


mc2
********

Группа: Пользователи
Сообщений: 1 747
Регистрация: 26.11.2013
Пользователь №: 146 539


6.9. Первое осознание.

В этом разделе собраны многочисленные описания первого осознания во сне, которые в основном также говорят сами за себя и не требуют комментариев. Часто первое осознание сопровождаются ощущением наивной радости и веселья, поэтому подобные примеры сновидений редко можно отнести к разряду самопознавательных. Однако вряд ли найдется отя бы один дример, который бы забыл свое первое осознанное сновидение.

"Я лечу по воздуху. На улице уже темно. Пролетаю по какому то переулку (хотя не могу вспомнить, по какому именно). Потом думаю: "Странно, что я могу летать. Наверное, я сплю." Чтобы убедиться в этом, спрашиваю себя: "что я делал перед этим?" Не могу вспомнить точно, кажется, что я ходил на какой то концерт или на выставку. Потом я пробую прочитать что нибудь. замечаю табличку с названием улицы - обыкновенную табличку голубого цвета с надписью черным шрифтом и пытаюсь ее прочитать. Однако буквы оказываются какими то незнакомыми, похожими на арабские. Я прихожу к выводу, что это сон. Потом оборачиваюсь назад и просыпаюсь. Блин!"

"Я сажусь в трамвай и внезапно понимаю, что сплю: в трамвае нет крыши. Я вижу небо ярко-голубого цвета и взлетаю вверх. При этом я смотрю во все стороны. Интуитивно я начинаю понимать, что моя способность летать как то связана с моими движениями глаз. Мои глаза являются своего рода двигателем, который позволяет мне лететь. Через некоторое время полет мне начинает надоедать, и я решаю искупаться. Поэтому я приземляюсь на берег реки. Однако оказывается, что река пересохшая, и в ней совершенно нет воды, но на меня все таки накатывается волна. Она перламутрово - фиолетового цвета и вихрем кружится в воздухе. Мне все это не нравится, и я решаю найти какую нибудь девушку. Но мое всемогущество исчезает, и осознанный сон превращается в обычный, и я помню только, что долго бродил по берегу."

"В общаге в нашей комнате на кровати лежит какая то пьяная девушка. Мне не приходит в голову заняться с ней сексом, и я выхожу в город. Я иду по главной улице и вдруг понимаю, что, вероятно, сплю. Я концентрируюсь на своих ощущениях и замечаю, что, за исключением зрения, они какие то нечеткие, хотя вижу я так же четко, как в реале. (Меня всегда очень интересовало, насколько сильно ощущения во сне отличаются от реальных). Я говорю себе: "Ага, восприятие очень даже отличается от реального, так что я во сне, тут никак нельзя ошибиться." Потом я пытаюсь отыскать какое нибудь доказательство того, что сплю. Я мысленно направляю свою волю на одного из прохожих. Он сразу же идет ко мне, приветливо смотрит на меня и улыбается. Не дожидаясь, пока он подойдет совсем близко, я отвожу от него свою волю, и на его лице появляется растерянность, как если бы он ошибочно принял меня за своего знакомого. Он перестает улыбаться, поворачивает обратно и вскоре теряется в толпе людей. Я пытаюсь "поймать" еще одного спрайта, убеждаюсь, что метод работает и снова отпускаю его.
Тогда я пытаюсь своим усилием воли заставить упасть огромный шар, который находится на крыше башни. У меня ничего не выходит. Я пробую несколько раз, но никакого эффекта. Тогда я оставляю это дело, и поворачиваю по улице обратно. Навстречу мне на большой скорости несутся лошади (не запряженные в экипаж) черного цвета. У меня возникает небольшая вспышка удивления и страха. Лошади, на всем скаку врезаются в фасад одного из зданий, как то беззвучно лопаются и от них остаются только черные пятна на стене дома.
Потом я думаю, что хорошо бы потрахаться. Возде меня останавливается девушка лет 20 - 22, ростом около 160 см., с длинными светлыми волосами, с кругловатым белым лицом. (Я намеренно не хотел останаливать девушку, которая бы более соответствовала моему идеалу, потому что это повредило бы эксперименту, как мне казалось). Я сразу же начинаю лапать ее грудь. Вначале она сопротивляется, как я и ожидал, но потом сдается. Потом я запускаю руку ей в промежность. Но потом мой интерес к ней пропадает, я отпускаю ее, и она смешивается с толпой туристов. Я же продолжаю экспериментировать...потом я соскальзываю в неосознанный сон, который продолжается еще некоторое время, а затем просыпаюсь."

"Я сижу в какой то комнате, и плачу от страха. Мои родители и какие то другие люди, которых я не знаю, убеждают меня сделать какую то операцию, но я не хочу. Потом приходит F., который тоже начинает меня уговаривать. Затем появляется врач, который ведет меня к красному автомобилю. Мы садимся в автомобиль и едем к какому то средневековому замку. Врач говорит мне, что это больница, но старинный замок больше похож на культовое сооружение. Мы заходим вовнутрь.
Потом мы приходим в операционную - в огромную мрачную комнату с высоким потолком и с множеством колонн. Операционный стол опирается на большой камень и напоминает алтарь. На нем лежит человек, которому делают операцию. Меня укладывают на другой стол. Я думаю, что я смогу увидеть собственное тело, лежащее на операционном столе, если мне удастся из него выйти. Внезапно мне приходит в голову мысль: "Да ведь я сплю!" Теперь мне все становится ясно и понятно. Я думаю, что могу делать тут все, что захочу, поэтому решаю встать со стола и выйти из этого замка. Это мне легко удается. Ни врачи, ни кто нибудь еще, не помешали мне уйти.
Я хочу обязательно попробовать полетать. Выйдя из замка, я оказываюсь на каком то холме. На улице светит солнце и очень тепло. Я поднимаюсь в воздух и лечу вдоль улицы. Меня охватывает чувство радости и я очень взволнован. По улице бегут два человека в шортах, у обоих какие то повязки на головах. В этот момент я слышу голос: "Рафаэль!Рафаэль!"
Я соображаю, что мне делать дальше. Мне понятно, что я могу тут делать все, что мне угодно. Но мне ничего не удается придумать, и я просыпаюсь."

"Я сплю после обеда. На дворе стоит очень хорошая погода. Я лежу на диване, и мне снится, что я иду по какой то аллее. Сквозь сон я слышу, как за окном по улице проезжает трамвай, и осознаюсь. При этом в реале мой подбородок упирается в подушку, которая лежит очень неудобно. Движение челюстей вызывает в моей в голове шум, который во сне я интерпретирую, как шум работы какого то аппарата. Я хочу попробовать взлететь с помощью этого аппарата, но не могу сообразить, как это делается. На короткий момент я просыпаюсь, понимаю, откуда на самом деле доносится этот шум, и пытаюсь толчком подбородка поправить подушку. Потом я опять засыпаю, и во сне мне удается подняться в воздух на метровую высоту. У меня возникает чувство уверенности, и я взлетаю вертикально вверх. Вначале я пролетаю над каким то поселком, потом над полями, лугами и реками, которые становятся все меньше и меньше, потом Земля начинает приобретать шарообразную форму, и я понимаю, что уже вышел за пределы атмосферы. Небо, которое вначале было светло голубым, теперь темно синее. Потом я начинаю спускаться обратно вниз. Когда опускаюсь совсем низко, то решаю найти свою сестру, у которой в реале недавно родился еще ребенок, и поэтому она находится в не очень простой ситуации. Я нахожу ее и предлагаю полететь вместе со мной. Она вместе со своим ребенком садится на меня верхом, и я пытаюсь взлететь. Я стараюсь снова подняться в воздух, мне удается это с большим трудом, но мы все таки взлетаем."

"Однажды вечером у меня возникло такое чувство, что ночью мне удастся осознаться во сне. Ночью я действительно осознался, когда мне снилось, что я нахожусь в какой то беспорядочной толпе людей, и все они чего то хотели от меня. Тогда я догадался, что это, должно быть, сон. Это меня очень взволновало, потому что я уже давно хотел осознаться. Я не стал делать никаких проверок, потому что был совершенно уверен, что сплю.
В этом сновидении мое восприятие работало удивительно четко. Я совершенно отчетливо видел каждую травинку, цвета были очень яркие и насыщенные. Я решил попробовать полетать, но у меня ничего не получалось. Я решил забраться на скамейку и попробовать взлететь с нее, но тоже ничего не вышло.
Потом я оказался возле какого то магазина, на крышу которого можно было подняться по лестнице. Мне показалось, что пробовать взлететь с крыши довольно рискованно, поскольку я никогда раньше не летал во сне, и я решил не забираться по лестнице на самый верх, а подняться только на несколько ступенек и попробовать взлететь оттуда. Это мне удалось, и я начал двигать своими руками, как если бы плыл по воде. Ощущения от полета были просто удивительными. Мне захотелось объяснить спрайтам, которые стояли внизу, что мы находимся во сне. В качестве подтверждения я показывал им, что могу летать, но на них это не произвело большого впечатления. Потом у меня было ложное пробуждение. Я догадался об этом совсем не сразу, где то через полчаса."

"Я голый сижу в зрительном зале кинотеатра, завернувшись в толстое одеяло, которое можно принять за плащ, так что другие люди не догадываются, что на мне нет одежды. Мимо меня вдоль ряда пробирается фрау R., которая не замечает меня. Потом рядом со мной садится господин R., который, кажется, чем то недоволен. Я немного смущаюсь, но молчу. Мне приходит в голову мысль, что в такой неловкой ситуации неплохо бы провести проверку на реальность. Однако мне все таки кажется, что я не сплю. На всякий случай я кусаю себя за большой палец, и не чувствую совершенно никакой боли. Тогда я начинаю подозревать, что все таки это сон, и осмеливаюсь дать господину R. несколько пощечин. Он с улыбкой смотрит на меня... "

  Форум: Перевод и адаптация трудов зарубежных авторов · Просмотр сообщения: #228198 · Ответов: 45 · Просмотров: 1 689

mcquadrat
Отправлено: 19.5.2018, 2:18


mc2
********

Группа: Пользователи
Сообщений: 1 747
Регистрация: 26.11.2013
Пользователь №: 146 539


6.8. Только положительные эмоции.

В этом разделе мы подобрали такие примеры сновидений, в которых дримеры преследуют не преследуют никаких серьезных целей и просто развлекаются. В большинстве случаев сюжеты таких сновидений весьма хаотичны. Ввиду их веселого характера, эти примеры говорят сами за себя и не нуждаются в комментариях.

"Я нахожусь в каком то непонятном месте, напоминающем сильно увеличенную в размере игрушечную железную дорогу. Вершины телеграфных столбов, например, находятся на уровне моей груди. Рельсы очень узкие. Я смотрю на рельсы и мне становится интересно, ходят ли по ним поезда. Но вот я вижу, что поезд идет. Я смотрю на этот поезд, в котором едут пассажиры, и думаю, смогу ли я уменьшиться в размере, чтобы стать с них ростом. Это у меня получается, теперь я такого же роста, как и пассажиры. Я замечаю, что в поезде очень тесно, люди там прижаты друг к другу, как селедки в бочке. "Наверное, тут у них час пик", - думаю я. Вслед за этим подходит еще один поезд, который нравится мне гораздо больше. В нем много свободных сидений, которые чем то напоминают ящики для цветов. Я с большим любопытством рассматриваю его и думаю: "неплохо". Потом подходит еще один поезд, точнее, на этот раз - трамвай, который идет по тем же рельсам. Я цепляюсь сзади за трамвай и еду на нем. В реале я никогда не проделывал ничего подобного, я не такой уж смелый. Но сейчас мне кажется, что это круто.
Так я доезжаю до небольшой станции, и когда трамвай проезжает мимо нее, сверху начинает падать снег, много снега, хотя перед этим никакого снега не видно было. Я смотрю вниз на землю, на которую падает снег, и замечаю, что я голый, на мне только тапочки. Я думаю о том, что исчезла моя куртка, в которой лежали документы. Как только я подумал об этом, куртка, как по волшебству, вновь появляется на мне. Все это кажется мне очень подозрительным, и я думаю: "что то мне это все напоминает; хотя трамвай прикольный".
Потом я думаю, что нужно возвращаться домой, и в этот момент вижу одного своего знакомого. Я говорю ему: мне нужно домой, а поезда что то больше не ходят, поэтому не подбросит ли он меня на своей машине? Но этот мой знакомый ведет себя совершенно в своем духе: отмазывается и утверждает, что ему очень срочно нужно ехать в другое место.
Что происходило потом, я не могу отчетливо вспомнить. Каким то образом я все таки оказался дома. Мои родители вместе с бабушкой сидели за столом. Бабушка держала в руках мне коробку каких то сладостей, навроде марципана или трюфелей, причем ей они очевидно не нравились, потому что она стала раздавливать их сильными ударами кулака. Я с удивлением смотрел на это, не понимая, что происходит. Потом мой отец, наклонившись, с очень умным видом заглянул под стол. Из под стола он достал свою сумку, из которой вытащил небольшой кожанный мешочек и передал его бабушке. Бабушка открыла мешочек и вытащила из него небольшой кусочек заплесневевшего сыра. Я подумал: "как это похоже на моего отца, старается, чтобы все было правильно, честно и благопристойно". Моя мать, видимо, была шокирована происходящим. Бабушка же, напротив, улыбалась. Я подумал: "Как это им удается жить вместе, если у них не получается поладить друг с другом. Сколько я себя помню, они все время ссорятся" Как только я подумал об этом, бабушка взяла со стола большой горячий крендель из свежевыпеченного теста и протянула его мне. Я подумал или даже сказал, не помню точно: "Он слишком мягкий". Она сказала мне: "Сейчас затвердеет, подожди немного". Я машинально взял крендель и глубоко вздохнул. В этот момент у меня как будто пелена слетела с глаз, и я догадался: "да это ведь сон!". Я положил на стол крендель, который действительно затвердел. Бабушка сказала каким то не своим, но очень знакомым молодым голосом: "да да, я могу это делать!". Я взглянул на нее, и увидел, что ее облик стал изменяться, вначале он как бы окутался дымом, потом начал деформироваться, как тесто, и вскоре бабушка превратилась в одну мою симпатичную подругу, которая сразу же бросилась меня обнимать. Я недовольно подумал, что на это все смотрят мои родители. Потом оказалось, что мы с ней голые лежим на диване. У меня в голове вертелась фраза: "да да, я могу это делать!", но я совершенно обалдел и больше ни о чем не думаю..."

"Мне снится, что я лечу над Майном, и смотрю с высоты на Франкфурт и на Оффенбах. Я вспоминаю про "чайку по имени Джонатан Ливингстон", для которой полеты были столь же необходимы, как воздух, и думаю о том, что я сейчас сам лечу, как чайка. Потом думаю, что было бы неплохо полететь к морю. Внезапно сцена сновидения меняется, и я действительно оказываюсь над морем, меня со всех сторон окружают чайки и я лечу вместе с ними... ".

В следующем примере студент, которому принадлежит отчет, с помощью гипнотизера входит в трансовое состояние.

"Один гипнотизер проводил групповое занятие, на котором демонстрировал, как человек входит в состояние транса. Перед этим у меня не было никакого опыта вхождения в трансовое состояние или принятия веществ. Гипнотизер заставил меня раскачиваться в медленном ритме. Внезапно я почувствовал, что происходит что то странное. Я потерял контроль над собственным телом и меня охватило ощущение того, что я будто бы поднимаюсь в воздух. Все остальные люди в зале сидели неподвижно - они заметили, что со мной что то происходит. Мое восприятие неуловимо изменилось: все вокруг стало каким то прозрачным, светлым, приятным и даже торжественным. Гипнотизер тихо, с вопросительной интонацией произнес: "Как ты себя чувствуешь?". Я отчетливо его слышал. Я хотел сообщить ему, что я лечу (мое состояние действительно напоминало по ощущениям полет), и я закричал, что было силы: "я лечу, я лечу", однако из моего горла вышел лишь сдавленный шепот. "

Иногда дримеры находят удовольствие в том, чтобы немножко поколотить посуду.

"(Вначале идет обычный сон). Мы с моей подругой приехали в гости к моей двоюродной тете (в реале они незнакомы). Мы находимся вместе с ней в спальне для гостей, но боимся ложиться спать, потому что в комнате ползают какие то большие пауки. Пару пауков мне удается убить. Моя подруга хочет прогуляться перед сном, и мы выходим на улицу. Меня охватывает беспокойство: уже сумерки, и нужно вернуться обратно в дом, пока еще не совсем стемнело. Я смотрю во двор соседнего и вижу там какой то большой темный силуэт. Я опасаюсь, что это, может быть, огромный паук, но моя подруга успокаивает меня и говорит, что это просто человек. Я стараюсь разглядеть его получше, но у меня ничего не выходит. Тогда я думаю: "блин, что то нервы сдали", и успокаиваюсь. Потом я пытаюсь сделать кувырок через голову. У меня возникают очень реалистичные ощущения того, что я перевернулся вниз головой. Потом мы заходим в дом. Довольный, я начинаю танцевать, не заботясь о том, как я выгляжу со стороны. Танцуя, я захожу в столовую (которая находится рядом с гостиной), пляшу на столе и прыгаю по стульям. На столе как раз стоял дорогой чайный сервиз из белого масснеровского фарфора (у тети Е. действительно есть такой сервиз), и я в азарте пинаю ногами чашки и блюдца, спихивая их по ходу дела со стола на пол. Потом мне попадается под ноги большая зеленая чашка (навроде той, что есть у меня дома). Я изо всей силы бью по ней, и она разлетается на мелкие кусочки."

"Я хочу заняться любовью с X., своей новой знакомой. (Я повстречал ее во сне, который до этого момента не был осознанным). Думаю, куда она подевалась. (Мы с ней находимся в доме, в котором раньше жили мои родители.) Я прохожу по всем комнатам, и вижу, что в тускло освещенной гостиной кто то сидит. Но оказывается, что это не X., а Y., мой друг. Увидев его, я делаю проверку реальности, и понимаю, что я во сне. На самом деле, я, возможно, осознался еще до того, как увидел его, но точно не помню.
Потом я захожу в спальню и пытаюсь представить, что в постели лежит X. Я мысленно представляю себе теплоту ее тела, прикосновения ее рук, и все такое, и постепенно в кровати возникает настоящая, живая девушка - моя подруга. Мы потрахались с ней очень реалистично, хотя до оргазма дело и не дошло. "

Следующий пример интересен тем, что дример описывает применение одной разновидности техники прямого входа:

"Я с позавчерашнего дня увлекся астральной проекцией. Я загорал в парке и читал книгу "Dream Power". В какой то момент я почувствовал, что чтение перестало доставлять мне удовольствие и пора переходить к практическим действиям. Отложив книгу в сторону, я закрыл глаза и попытался расслабиться. Через некоторое время я увидел перед глазами всякие разноцветные пятна. У них не было определенной формы, просто расплывчатые разноцветные кляксы. Я попытался сосредоточить на них все свое внимание. Но эти пятна были очень текучими, и каждый раз, когда я пытался следить за каким нибудь одним из них, оно пропадало. Блин!
Довольно долго я боролся с этими кляксами, находясь в состоянии довольно глубокой расслабленности. С одной стороны, я концентрировался на цветных пятнах, а с другой стороны, я понимал, что лежу в парке на лужайке и воспринимал все происходящее рядом. Потом эти ощущения начали смешиваться, а перед глазами у меня начали возникать всякие элементы парка. В то же время я немного шевелился на траве и ощущал свои движения. (В траве, между прочим, ползали муравьи, и иногда они ползали по моему телу).
Через некоторое время я почувствовал, что начинаю засыпать. Я заметил, что ощущения тела, лежащего на траве, начали исчезать, и появилось ощущение легкости. Образы перед глазами тоже изменились, стали более отчетливыми и устойчивыми. Еще через немного времени произошло нечто необычное. Я вдруг увидел самого себя, лежащего на траве, с высоты птичьего полета. Тода я понял, что уже в самом деле заснул, и очень обрадовался тому, что мне удалось точно проследить весь процесс входа в осознанный сон. Охваченный положительными эмоциями, я попробовал подняться с травы, и сделать кувырок в воздухе.
Потом я стал думать, что мне делать дальше, и первой моей мыслью было: "внетелесные путешествия". Я попытался взлететь в воздух, но у меня возникло такое ощущение, как если бы кто то держал меня руками и тянул меня вниз. Потом мне все таки удалось набрать высоту, однако вскоре я оказался в каком то темном тоннеле четырехугольной формы. Когда вылетел из тоннеля, то оказался в комнате со стенами розового, почти кораллового цвета. Я висел в воздухе, но у меня было такое чувство движения, как если бы сама комната двигалась в пространстве, наподобие вагона скорого поезда. Комната, в которой я был, вызывала у меня удивительные ощущения, близкие к нирване. Я был убежден, что это лучшая комната из всех, которые мне приходилось видеть. Я произнес вслух: "как круто", убедившись при этом, что могу разговаривать. Потом начал осматривать комнату подробно. За письменным столом в стиле рококо сидела какая то пышная дама. Заметив ее, я немного пришел в себя. Комната перестала казаться мне невероятно красивой, я заметил, что там была обычная мебель 50-х годов, обои тоже были самые обычные, и т.д. Я подошел к той женщине и сказал ей несколько стандартных фраз, которые обычно говорят женщинам при знакомстве.
Она поднялась со своего места и вроде бы собралась сесть за фортепьяно. Я сказал ей: "О нет, я хотел бы увидеть здесь что нибудь новое." Тогда она позвала меня в соседнюю комнату, и я пошел вслед за ней. Когда мы подходили к двери, мне пришло в голову удивить ее фокусом и пройти через стену. Однако потом я решил, что вряд ли ее удивишь этим, так что не стоит этого делать, так что мы зашли в соседнюю комнату обычным образом. Потом она открыла еще одну дверь и стала подниматься по лестнице вверх. Я решил подождать ее, но картинка сна вдруг стала расплываться. Я теперь видел перед собой какие то цветные пятна, которые по форме напоминали мне листья растений; такое состояние продолжалось довольно долго, и я расчитывал, что возникнет новая картинка сна. Однако этого так и не произошло, и через небольшое время я проснулся."


  Форум: Перевод и адаптация трудов зарубежных авторов · Просмотр сообщения: #228179 · Ответов: 45 · Просмотров: 1 689

mcquadrat
Отправлено: 18.5.2018, 2:15


mc2
********

Группа: Пользователи
Сообщений: 1 747
Регистрация: 26.11.2013
Пользователь №: 146 539


6.7. Тренировки в сновидениях.

Спортсмены относятся к числу весьма прагматичных людей, которые не склонны тратить свое время на такие вещи, которые не увеличивают их шансы на успех, и мало кто из них любит составлять подробные отчеты. Поэтому в нашем распоряжении имеется очень мало письменных описаний того, как спортсмены тренируются в сновидениях, и несколько больше устных расcказов на эту тему. В этом разделе мы приведем несколько типичных примеров такого рода.

Первый пример принадлежит спортсмену, который много лет занимался так называемыми "жесткими" видами боевых искусств - карате, таэквондо и джиу джитсу, а затем попытался перейти к более "мягкому" айкидо. После двух лет тренировок ему показалось, что он достиг предела своих возможностей. Его мускулатура не подходила для плавных, текучих движений, которые требовала новая система, он не мог отвыкнуть от старых, "жестких" движений, доведенных до глубокого автоматизма и переключиться на новые. Он перепробовал все на свете и в один прекрасный день узнал про осознанные сновидения. Сновидение, которое описывается в следующем отчете, он сам называет ключевым опытом, который помог ему найти "правильный" путь.

"В тот вечер, после того, как я опять ничего толкового не добился на очередной тренировке, на которой мой партнер успешно уворачивался от контакта и не позволил мне бросить его на мат, чего от меня добивался тренер, я, совершенно обессиленный, отправился спать. Засыпая, я прокручивал всю эту тренировку перед глазами: защищаясь я делал вроде бы правильное балансирующее движение, повинуясь внутреннему стремлению выполнить жесткий защитный блок, но в результате я все время оказывался совершенно беззащитным и стоящим в позе, напоминающей знак вопроса. Смешная ситуация, никак недостойная обладателя черного пояса.
Во сне, который мне приснился той ночью, в той ситуации я упал на землю и жестко ударился, вместо того, чтобы увернуться от противника. Насколько я помню, в этой ситуации я захотел сделать проверку на реальность, как я это привык уже делать в реале; после этого я немедленно осознался. Не долго думая, я сообразил, что мне нужно сделать: я отправился в спортзал, где затеял тренировку по отработке защитных техник со спрайтом своего партнера, за которой никто не наблюдал. Я отрабатывал упражнение снова и снова, непринужденно и не затрачивая много усилий. У меня с каждым разом получалось все лучше. На следующий вечер я лег спать, исполненный ожиданий. Я опять осознался и стал тренироваться снова. Так продолжалось целую неделю, а в следующую среду я пришел на настоящую тренировку. Хотя я был довольно напряжен и взволнован, мне удалось удивить моего тренера почти безупречной защитой. Даже когда мы ускорили темп, перейдя к реальной скорости обмена ударами, я не сделал никаких серьезных ошибок. Потом учеба у меня пошла быстро и через год я сам получил лицензию тренера"

Одному футболисту также доставила много радости способность осознаваться во сне:

"Я осознался, когда мне снилось, будто бы я в спортзале играю в футбол. На воротах стоял какой то человек старше меня. Я захотел поотрабатывать удары. Я бил по мячу правой ногой, целясь в правый или в левый угол ворот, и каждый раз попадал именно туда, куда хотел. У меня было просто необыкновенное чувство мяча, так что у вратаря не оставалось никаких шансов. Иногда я бил по мячу, когда он был еще в воздухе. Потом я попробовал бить по мячу левой ногой, однако в реале я не привык так делать, поэтому это у меня выходило значительно хуже."

Можно заметить, особенно хорошо это проявляется в устных рассказах спортсменов, что наибольшую пользу от тренировок в осознанных сновидениях получают спортсмены, занимающиеся "подвижными" видами спорта, в которых приходится совершать очень быстрые и сложные движения. В качестве иллюстрации приведем рассказ одной лыжницы:

"Прыжки с трамплина, при которых центр тяжести сильно смещается назад, всегда приводили меня в неимоверный ужас. Я не могла сделать более двух прыжков подряд, чтобы не упасть. Каждый раз, когда я отваживалась на очередную попытку, вечером возвращалась на базу вся в синяках. Летом 1984 года, когда я узнала об осознанных сновидениях, я начала и в сновидениях кататься на лыжах с горы. Очень часто в таких снах спуск с горы на лыжах переходил в полет, и иногда при этом мне приходилось смещать свой центр тяжести назад, чтобы уравновесить лыжи, и иметь возможность поворотом пяток задавать направление полета. Это было очень забавно.
Однажды (в осознанном сновидении) я поняла, что то, что я делаю во время полета, очень напоминает то, что нужно делать, прыгая с трамплина. Это меня чрезврычайно обрадовало, и я стала еще внимательнее наблюдать за своими движениями во время полетов, в которые превращались мои спуски с горки.
Когда на следующую зиму я отправилась в очередной лыжный отпуск и записалась на курс, то всего за неделю освоила прыжки с трамплина. Я совершенно уверена, что причиной этого стали мои ночные упражнения, которыми я занималась летом. "

  Форум: Перевод и адаптация трудов зарубежных авторов · Просмотр сообщения: #228166 · Ответов: 45 · Просмотров: 1 689

mcquadrat
Отправлено: 17.5.2018, 4:21


mc2
********

Группа: Пользователи
Сообщений: 1 747
Регистрация: 26.11.2013
Пользователь №: 146 539


6.6. Исследовательские сновидения.

Так называемые "исследовательские" сновидения пользуются особой любовью психологов. Существует одна расхожая теория о том, что психологи особенно сильно страдают от чувства вины, и именно поэтому они так интенсивно копаются в себе. Осознанные сновидения предоставляют для этого дела очень хорошую возможность. Поэтому совсем не удивительно, что многие исследовательские сновидения одновременно можно отнести к категории самопознавательных.

Следующий весьма длинный и подробный отчет о сновидении интересен, помимо прочего, тем, насколько разумно и осторожно дример подходит к эксперименту, в котором он проверяет возможность внетелесных "астральных" путешествий, как их называют эзотерики. Результаты своего эксперимента он анализирует с поистине научной скрупулезностью.

"Вечером я читал книгу Лишки (Lischka), который пишет о парапсихологических феноменах, и проводит различие между осознанными сновидениями и так называемой астральной проекцией. По непонятным мне самому причинам, сразу после засыпания я вошел в осознанный сон. Мне приснилось, что я иду по заасфальтированной лесной дороге, которая около трех метров в ширину. При этом я проверяю, как работают мои ощущения. Зрение работает нормально. На дороге лежат ветки. Тут и там на дорогу падает тень от деревьев. Я думаю, что хорошо бы проверить, насколько ограничено пространство сновидения - я знаю, что оно вовсе не "бесконечно", как в реале. Меня впечатляет высокая реалистичность картины сновидения. Каждый раз, когда я наступаю на ветку или задеваю сучок дерева, я слышу хруст, совсем как в реале. Я говорю себе: "круто" и думаю, что это из за того, что я начитался перед сном Лишки.
Потом я выхожу на берег Рейна; дорога, по которой я иду, поворачивает налево. Я раздумываю, что делать дальше, и в этот момент мне навстречу выходят две старухи и одна более молодая женщина (около 30 - 40 лет). Кроме того, я вижу какой то ресторанчик, в саду возле которого сидят две молодые семьи: симпатичные молодые девушки и их матери.
В этот момент мне в голову пришла идея проверить, а не нахожусь ли я сейчас в астральной проекции. Осмотревшись, я попытался получше запомнить все, что вижу, чтобы потом проверить, действительно ли я выходил из тела. На одной из стен ресторанчика, о котором я говорил, я увидел большие буквы "HU", как на автомобильных номерах машин города Ганау. Я подумал, что если мне в реале удастся найти такую надпись на стене, это будет достаточно убедительным доказательством того, что я действительно находился в астральной проекции.
Потом я вышел к разрушенному зданию, которое было мне хорошо знакомо. Каменные плиты слева от него были изрисованы различными надписями. Я подошел к одной из этих плит, на которой была высечено знакомое мне старинное изображение Висбаденского замка. К своему удивлению, я увидел это изображение таким, каким оно вероятно, было во время изготовления: очень рельефное, выпуклое, со всякими белыми инкрустациями из материала, напоминающего слоновую кость. У меня было такое чувство, что мне удалось совершить путешествие во времени. Я еще сильнее начал подозревать, что попал в какую то астральную проекцию, и стал еще усерднее искать "доказательства". Я направился в музей, в котором мне приходилось бывать раньше. На лестнице я встретил Q., брата своей знакомой, но не придал этому значения. В вестибюле музея были выставлены различные кристаллы и тому подобные предметы, а на стенах висели картины. Я постарался запомнить одну из картин, которая висела у входа: старинный портрет женщины, который был написан не очень реалистично. Затем я пошел вглубь музея. Там я встретил двух сотрудников музея, с которыми я был знаком. С потолка на длинных кабелях свисали какие то лампы, которые при моем приближении начали отклоняться в мою сторону. Один из сотрудников сказал второму, что я обладаю магнетической силой. Мне действительно показалось, что одна из ламп, своеобразный светильник из листовой меди, который дотронулся до моей руки, примагничивается к ней. Не зная, как реагировать на это, я пошел дальше, притягивая к себе лампы, которые свисали с потолка справа и слева от меня. "Хорошо бы они этого не заметили", - подумал я. Один из сотрудников сказал: "Судя по тому, как вы влияете на лампы, от вас исходит сильная магнитная сила". Сам я не понимал, почему лампы ведут себя так, по крайней мере, ни в одном из прошлых снов я такого не замечал.
Короче, я поспешил пройти в другой зал, не рассматривая подробно то, что было выставлено в этом, а про этих двоих подумал про себя: "это ведь просто спрайты". Мне стало интересно, произойдет ли тут со мной еще что нибудь необычное. Я подумывал, не обойти ли мне весь музей, но потом передумал.
В следующем помещении, в которое я вошел, работал телевизор, по которому шла передача о состязаниях по легкой атлетике. Нужно сказать, что в тот день по телевидению действительно шла такая передача, как я проверил утром - хотя это и не особо убедительное доказательство. Возможно, я был недостаточно внимателен, но больше мне не удалось заметить ничего такого, что можно было бы проверить.
Затем я решил отправиться домой, чтобы из своей спальни пройти через стену в соседнюю комнату. Накануне вечером я попросил свою мать - из чисто научного любопытства - оставить в этой комнате какой нибудь неизвестный мне предмет, чтобы попытаться увидеть его во "внетелесном" состоянии. По дороге мне опять попался Q., который выходил из дома родителей моей подруги. Я не захотел останавливаться, коротко сказал ему "привет", а сам быстро пошел дальше. На ходу с меня слетел башмак. Я обернулся, чтобы поднять его, но тут оказалось, что Q. идет за мной следом. Поэтому я прибавил шагу, чтобы оторваться от него. Потом, когда я проходил мимо дома своей подруги, я подумал, что Q. уже отстал от меня, но нет - он меня все таки догнал. Досадно, но пришлось остановиться и слушать, как он говорит мне какую то ерунду. Я почувствовал, что теряю контроль и возвращаюсь в свое спящее тело; хотя я не чувствовал, что меня засасывает в тело, или еще чего нибудь в этом духе, двигаться я тоже не мог. Попытки продлить сон оказались неудачными.
(Я проснулся приблизительно в 2.15. Проснувшись, немедленно записал весь сон. Все те "доказательства" выхода из тела, которые я пытался запомнить, как оказалось, не имели никакого отношения к действительности.)"

Следующий пример, как может показаться на первый взгляд, следовало бы отнести в раздел анекдотов, однако в этом сновидении определенно присутствует и исследовательский элемент. Любопытное описание попытки проявления намерения придает сновидению весьма большую ценность.

"Я зашел в какой то кабак. Я сразу увидел, что в зале сидят несколько молодых девушек, которые переглядываются друг с другом. Я неосторожно думаю: "о, прикольно, бабы". Как только я подумал об этом, вдруг оказалось, что это не молодые девушки, а старые бабки, одна противнее другой. Я хочу обратить это досадное превращение, для чего сосредотачиваю свое внимание на одной из старух и намереваю, чтобы она превратилась обратно в молодую девушку. Но выходит не совсем то, что я хотел. Вначале я подумал, что мое намерение работает, потому что ее лицо начало расплываться; но потом оно снова превратилось в какое то желтое, старое и отвратительное лицо. Тогда я не захотел оставался в кабаке вместе со старухами, и вышел на улицу.
На выходе я встретил C. (так я называл его во сне, хотя на самом деле его зовут F.), который стоял у двери и изучал меню. Я был очень удивлен, что встретил во сне кого то знакомого и сразу спросил его: "Ты открываешь рот, когда разговариваешь?" При этом мой собственный голос прозвучал как то очень громко и грозно, наподобие тех голосов, которые мы слышим в кинотеатре. Он ответил: "да". (Хотя я не могу вспомнить, открывал ли он рот на самом деле, или нет). Потом я спросил его: "кто я?", на что F., вытянув свои губы, которые стали чуть голубоватыми, издал неопределенный звук навроде "мммм". В этот момент я увидел G., своего хорошего знакомого, и задал ему тот же вопрос: кто я?. Он ответил приблизительно так: "Нет, спасибо, я предпочитаю спать один". Я не понял, что он хочет этим сказать. Он же не думает, что я хочу переспать с ним? Затем мы втроем пошли вдоль по улице. Мы пришли на площадь, где была какая то ярмарка. Я ходил и рассматривал всякую всячину на витринах. F. и G. безуспешно пытались отвлечь меня от этого занятия, дергая меня за рукав. Я не обращал на них никакого внимания. Вскоре после этого я проснулся."

В следующем примере дример, можно сказать, проводит в сновидении научное исследование.

"...На улице ночь, а я иду по узкой дорожке, навроде тех, которые бывают в саду. Путь мне преграждает какой то человек. Он хватает меня. "Что за фигня", думаю я. Я пытаюсь взглянуть ему прямо в глаза, но этот чувак достаточно умен, он отворачивается от моего взгляда. Я вспоминаю, что уже встречал его в одном из прошлых сновидений, и что он является воплощением каких то злых сил. Я пытаюсь ударить его, но этот парень оказывается мягким, как губка. Тогда я вытаскиваю кол из забора, рядом с которым мы находимся и пытаюсь проткнуть его. Но это не производит совершенно никакого эффекта. Мне это непонятно, поскольку я нанес ему несколько очень сильных ударов. Потом я вспоминаю, что наш учитель - Толи - однажды говорил, что драка со спрайтами - это очень примитивный метод, и что в сновидениях, особенно в кошмарных, нужно пытаться наладить контакт со спрайтами, и это может помочь нам разрешить наши трудные вопросы и лучше разобраться в себе. Вспомнив это, я пытаюсь сосредоточиться и сформулировать какой нибудь толковый вопрос. В голову мне не приходит ничего лучше, чем спросить этого парня, почему с ним ничего не делается и он не испытывает боли от моих ударов. Он отвечает: это вызвано тем, что у него нет своего собственного психофизического уровня. Я переспрашиваю: чего у него нет? Он говорит: нет психофизического уровня, а раз нет, то он не может чувствовать боли. Он даже не может потерять сознание, потому что раз у него нет психофизического уровня, то и сознания тоже нет. Они (спрайты) могут иногда притворяться, что чувствуют боль или теряют сознание, но делают это не всегда.
Мне этот ответ показался очень логичным и ясным, и я даже вспомнил, что на вопрос о том, обладают ли спрайты сознанием, с гносеологической точки зрения принципиально нельзя ответить; феноменологические же эксперименты позволяют лишь проверить, присутствует ли в поведении спрайтов такая упорядоченность, которую мы принимаем за признак наличия сознания (например, можно проверить, видят ли они окружающие предметы со своей собственной перспективы). "

  Форум: Перевод и адаптация трудов зарубежных авторов · Просмотр сообщения: #228140 · Ответов: 45 · Просмотров: 1 689

mcquadrat
Отправлено: 16.5.2018, 2:16


mc2
********

Группа: Пользователи
Сообщений: 1 747
Регистрация: 26.11.2013
Пользователь №: 146 539


6.5. Нереализованные возможности.

Довольно часто в сновидениях встречаются всякие неожиданные случаи и возможности, которыми дример догадывается воспользоваться лишь частично. Даже очень искушенные дримеры используют лишь небольшую долю всех тех возможностей, которые им предоставляют сновидения. Но тем не менее, в таких случаях нельзя однозначно считать, что время в сновидении было потрачено впустую. По крайней мере, можно попытаться проанализировать такое сновидение, поскольку осознанные сны запоминаются гораздо лучше обычных. Вот пример сновидения, которое увидел один студент-психолог:

"Мы с дружной компанией сидим в каком то кабаке. Потом какая то шведка или финка со светлыми волосами ведет меня к себе домой. Я говорю ей, что мне нужно в туалет. Она мне показывает, где он находится - на этом же этаже за углом, и я иду туда. Справив малую нужду, я осматриваюсь и замечаю два полотенца, похожие на те, которые висят у меня в ванной, только они поменьше, и, в отличие от моих, у них красная каемка. Когда я был в туалете, мне в голову пришла мысль, или, лучше сказать, ощущение того, что я во сне (возможно, это было вызвано рассматриванием полотенец, которые вдруг начали расплываться у меня перед глазами). У меня были смутные подозрения, что это сон, и я начал задавать себе вопросы: "что я тут делаю?", "где я вообще?", "что было перед тем, как я сюда попал?" Я не мог вразумительно ответить себе на эти вопросы, и еще сильнее стал подозревать, что сплю. С такими мыслями я вышед из туалета и пошел обратно в комнату. Просыпаться мне в любом случае не хотелось. В комнате было очень светло, и я попросил свою подругу опустить жалюзи, что она и сделала, после чего в комнате потемнело. Моя подруга полезла ко мне обниматься, потом мы повалились на кровать.
Внезапно мне пришла в голову мысль провести один эксперимент - если получится, то мне будет, о чем рассказать. Я перевернулся вокруг своей оси так, что моя левая нога оставалась при этом на кровати. У меня возникло такое ощущение, что, хотя я поворачиваюсь, положение моего тела относительно комнаты не изменяется (и еще я почувствовал головокружение). Моя подруга поинтересовалась: "что это ты вертишь своей задницей?" Я объяснил ей, что бывает, когда вертишься вокруг своей оси во сне. Тогда она сама попробовала перевернуться (на это было забавно смотреть).
Внезапно оказалось, что я стою посреди улицы. Моя подруга тоже была со мной рядом. Мимо нас на бешеной скорости промчались два мотоциклиста. Моя подруга сказала мне, что она осозналась во сне. Я подумал, что это забавная вещь - что она смогла осознаться в "моем" сне, и проснулся.
То есть, у меня было ощущение пробуждения. Оказалось, что я стою в незнакомой местности, а вдали виднеется какой то замок. Тогда я понял, что это было всего лишь ложное пробуждение. Взлетев в воздух, я полетел к замку, который напоминал Савонлинский замок. Летел я на значительной высоте, около 300 метров. Подлетая к замку, я подумал, а не взлететь ли мне еще выше, чтобы посмотреть, что из этого выйдет. Но моя подруга (которую я не видел) предупредила меня, сам не понимаю как, чтобы я этого не делал. Я продолжал думать: если, скажем, я полечу на Солнце и сгорю там, то отразится ли это как нибудь на мне в реале?
Однако я полетел дальше. Приземлился на какой то площадке, навроде кемпинга. Потом попробовал снова взлететь с разбега, но неудачно, и ударился прямо фейсом об землю. Тогда я лег на надувной матрас, который там валялся рядом, и некоторое время лежал на нем. Владелец этого матраса стоял рядом и что то делал. Я сначала хотел подраться с ним, но потом подумал, что не стоит тратить на это время сновидения, и решил заняться чем нибудь более полезным. Мне пришла в голову мысль прийти в то место, где я на самом деле спал в это время в реале.
Но я не знал, как туда попасть. Неподалеку был один небольшой холм, я сначала подумал, что смогу взлететь с него, но у меня не вышло. Тогда я попробовал махать руками, как крыльями. Я замахал ими очень быстро, и в результате, к большому своему удовольствию, поднялся над землей. Потом я стал отталкиваться от воздуха еще и ногами, как если бы я плыл, и в результате поднялся еще выше. Работая ногами и руками, я набрал почти такую же высоту - около 300 метров - как перед тем, как приземлиться. Вдали опять показался тот самый замок. Потом вдруг оказалось, что я лечу не с помощью рук, а на какой то несущей поверхности желтого цвета, навроде ковра-самолета. Я сказал (своей подруге?), что в длину он составляет 8 - 10 метров. Но потом подумал, что это я загнул: на самом деле он был гораздо меньше, на глаз метра 2 - 3.
Потом я оказался в W., над сельской дорогой, которая проходит возле огорода моей матери. Я все еще был в воздухе. По дороге шли какие то люди, которых я видел сверху. Я был где то на 50-метровой высоте, собирался приземляться, и искал удобное для этого место. Наконец решил, что неважно где. Я прижал руки к телу, "ковер-самолет" уменьшился в размерах, съежился, и превратился в комок снега. Я начал падать вниз и неуклюже плюхнулся на землю, хотя обошлось без повреждений.
Наконец, я отправился в тот дом на П.-штрассе, где, как мне казалось, я спал в реале. (На самом деле я спал в доме на улице T., а с П.-штрассе я переехал еще в 1974 г.). Сворачивая с сельской дороги на свою улицу, я вдруг почувствовал, что мой сон медленно подходит к концу. Я остановился возле дерева и попытался оторвать от него кусочек коры, а в это время моя мать, тетя К. и фрау Й. вышли мне навстречу и заговорили со мной. Я рассказал им, что изучаю психологию, и что прямо сейчас я сплю. Я попытался объяснить им, что мы все находимся во сне. Тетя К. заинтересовалась этим, и сказала, что это любопытно. Потом я сообразил, что не стоит тратить время на болтовню, и сказал им, что пойду домой, на П.-штрассе."

Вот еще один пример, в котором сновидящая сообразила, что находится в осознанном сновидении, и может делать там все, что ей угодно:

"Мне стало ясно, что я во сне. Я находилась в какой то незнакомой комнате. Подумав, чем бы заняться, я решила немного полетать. Я попыталась взлететь, но у меня не очень хорошо получилось, и я очень быстро опустилась обратно на пол. Тогда я подумала, что можно сделать что нибудь такое, что я раньше хотела сделать, если удастся осознаться во сне. Наконец, решила: отправлюсь в путешествие во времени, точнее, отправлюсь в свое детство.
В той комнате, в которой я находилась, стоял шкаф со множеством дверок и ящиков. Я догадалась каким то образом, что за одной из этих дверок находится временной туннель. Я его нашла, но дверка, за которой он находился, была очень маленькой. Я решила отойти к противоположной стене, и с разбегу попробовать запрыгнуть в эту дверцу. Когда я отошла назад, то и дверца немного увеличилась, и я решила, что теперь смогу в нее пролезть. Я опять попыталась взлететь (опять не совсем удачно), и попыталась перелететь через письменный стол, но неудачно.
Потом я подумала, что, вообще то, я не умею перемещаться во времени. Но, подумала я, можно позвать на помощь кого нибудь такого, кто объяснил бы мне, что нужно делать. Заметив, что из за двери в соседнюю комнату пробивается свет, я открыла ее, и увидела за ней пожилую женщину. Я была несколько разочарована тем, что мой помошник оказался столь неромантичным. Женщина, однако, встретила меня очень дружелюбно. Я объяснила ей, что хочу отправиться в путешествие во времени. Женщина отвечала: "О нет, это очень опасно. Ты не сумеешь вернуться назад. Подожди, я тебе покажу кое что." Но я не хотела ничего смотреть и стала соображать, что мне делать. Я спросила эту старуху, а не может ли она свести меня с каким нибудь парнем. Она ответила, что у нее тут нет парней. Потом мы с ней оказались на каком то складе, и она стала показывать мне странных двигающихся картонных человечков. Но мне это показалось скучным, и я захотела выйти на улицу, что и сделала.
Сон, однако, продолжался, и я стала думать, что я еще могу попытаться сделать; однако ничего хорошего мне не приходило в голову. Мне стало досадно, потому что я совершенно четко осознавала, что я во сне, мое сознание работало совершенно четко. Я понимала, например, что нельзя фиксировать свой взгляд, потому что можно проснуться. Я ущипнула себя за руку - чувство боли оказалось слегка притупленным.
Потом я отправилась в дом своей бабушки. Там мне встретилась женщина, которая была своего рода смесью мой бабушки и моей матери. Потом я с удивлением заметила, что я сама ростом ниже поверхности письменного стола, а эта женщина гораздо выше меня. Тогда я догадалась, что действительно попала в детство, просто этого не заметила smile2.gif "

Следующий, на первый взгляд ничем не примечательный, сон показывает связь между нереализованными возможностями и запутанностью сюжета.

"Меня раздражает погода, и я думаю, что можно с этим сделать. Мне в голову приходит мысль, что можно переместиться в другую местность, где погода лучше, и с этой целью собираюсь пройти сквозь стену. Я иду по тротуару к стене стоящего рядом дома и замечаю окно. "Прекрасно", думаю я, "сейчас попробую пройти через стекло". Я подхожу к окну ближе и пробую сначала просунуть сквозь стекло свою руку. Но, когда я делаю это, стекло просто исчезает. Это меня озадачивает, и я даже немного испуган. Потом я отхожу от окна, немного наклоняю голову вперед и медленно пытаюсь войти в стену. Оказываюсь в каком то сером, тусклом, но не полностью темном пространстве. Ощущения очень необычные. Похоже на то, как если бы залез в ванну с водой, только вода более вязкая. Внезапно меня охватывает чувство тревоги. Я стараюсь двигаться быстрее, чтобы выйти мз стены. Наконец, выхожу - выход по всем ощущениям напоминает вход, только в обратном порядке.
Теперь я нахожусь в большой, просто, но со вкусом обставленной, комнате. В углу стоит сильно разукрашенный сейф, который на самом деле больше напоминает большой ларец. Он привлекает мое внимание. Я хочу попробовать, проницаемы ли его стенки. Пробую засунуть голову в стену сейфа, и к моему большому удовольствию, это у меня хорошо выходит. Конечно, мне было немного страшновато. Я вытащил голову обратно - комната, в которой я находился, не изменилась. За окном послышался шум проходящего поезда. Я обрадовался, и подумал, что хорошо было бы оказаться в поезде. Это казалось мне очень важным в тот момент. Я закрыл глаза, представив, что нахожусь в вагоне, потом открыл их и оказалось, что я действительно в поезде. Тогда я опять быстро закрыл глаза и снова открыл - снова вернулась сцена комнаты.
Я пошел в соседнюю комнату - там оказалась большая сауна, в которой было по колено воды и там были какие то люди, которые купались. Не долго думая, я присоединился к ним - там были как мужчины, так и женщины, и я стал болтать с ними. Внезапно я услышал знакомую мелодию. В голове вознила мысль: "Ага, это папа упражняется в игре на органе." Потом я вышел из сауны и стал соображать, что делать дальше. Выйдя на улицу, я оказался на лужайке в саду перед домом. Погода была очень хорошая. Солнце светило очень ярко. Мне захотелось поговорить с кем нибудь, и я заметил, что неподалеку стоят два человека: отец и дочь. Я подошел к ним, но когда попытался начать разговор, то оказалось, что я начал заикаться. Я сильно сконфузился, но эти двое держали себя очень вежливо, и мне показалось, что они даже ожидали от меня чего нибудь подобного. Я подумал: "О господи, что это со мной", и в этот момент проснулся."

Начинающая сновидящая, которой приснился следующий сон, перенесла в сновидение все свои привычки, мнения и манеры из реальной жизни. Это, конечно, лишь усилило хаотичность сюжета и помешало ей заняться во сне самопознанием. В то же время ей удалось на практике увидеть, с какими трудностями можно столкнуться во сне. Вот отчет о сновидении:

"Узнав про семинар по осознанным сновидениям, я отправилась туда вместе с К., который почти на семь лет меня старше, и рассказала собравшимся о своих ночных приключениях. Я рассказывала про один случай, который произошел со мной: однажды, когда я только начинала засыпать, мне привиделось нечто страшное. В какой то момент образы, которые возникали перед моими, вероятно закрытыми глазами, стали значительно более четкими, их стало меньше, но они как бы заслонили собою реальность. Я с ужасом смотрела на те уродливые образины, которые появились передо мной. Они были какие то жесткие, кривые и сморщенные. Я закричала, но у меня не получалось встать с постели, чтобы открыть дверь или окно. Потом пришди мои родители и разбудили меня.

После моего рассказа слово взял К., он попытался объяснить, как возникают такие образы, а потом предложил всем вместе выполнить упражнение, которое помогает осознаваться во сне (нужно было проверить, находишься ли ты во сне или наяву). Я была несколько разочарована, и даже подумала, что он несет какую то чушь: ведь было совершенно очевидно, что мы не спим. Но поскольку отказываться было неудобно, я вместе со всеми начала делать проверку реальности.
На следующую же ночь мне приснился очень реалистичный и интересный сон, действие которого происходило в моей квартире... В конце этого сна ко мне пришла молодая женщина - врач, которую я раньше не видела. Я выслушала ее советы, они показались мне какими то тупыми. Я чувствовала себя хорошо, но она уложила меня в постель и сказала, что мне нужно соблюдать постельный режим. В постели со мной лежала также моя маленькая дочка. В реале мы в ту ночь действительно спали в одной кровати, и она сильно кашляла. Потом докторша ушла из спальни в соседнюю комнату, и я с облегчением вздохнула, потому что она мне не понравилась. Откровенно говоря, меня раздражали ее равнодушные манеры, и я этого не скрывала. Так что наше общение было довольно прохладным.
Потом сюжет вдруг совершенно изменился: докторша исчезла, а сон вроде бы кончился, но я поняла, что все еще сплю. Я по прежнему лежала на своей кровати, а в той комнате, в которую ушла докторша, будто бы происходило что то зловещее. В отличие от предыдущего сна, этот был не цветным, а черно белым. Я испугалась: из той комнаты донесся едва слышный звук, похожий на то, как если бы кто то крадучись шел по ковру. Потом оттуда вышел какой то мужчина, одетый в серое. Никаких деталей вспомнить не могу. Он подошел ко мне ближе и присел на край моей постели. Я еле дышала от страха, и я не осмеливалась спросить его, кто он такой. Потом мне показалось, что это J., мой бывший муж, с которым я развелась, и он пришел сюда, чтобы похитить моего ребенка. Я в ужасе открыла глаза и проснулась. Оказалось, что я лежу на кровати именно в такой позе, как лежала во сне."

В следующем примере сновидения с нереализованными возможностями дример, однако, демонстрирует свои умения. Он добивается нужного ему результата, применяя "магическую" силу взгляда, которой на практике умеют пользоваться достаточно многие дримеры.

"Я лежу в постели довольно уставший. Вспоминаю события прошедшего вечера. Сначала я был в ванной, потом в соседней комнате, потом, наконец, лег спать. Все это я помню совершенно отчетливо. В какой то момент в моем воображении вдруг возникла реалистичная картина соседней комнаты с обеденным столом и комодом, но это видение быстро исчезло, сменившись целой чередой других картинок. Сначала я увидел перед собой какую то непонятную черную штуку, из которой по направлению ко мне исходило два голубых луча. Потом эта картинка тоже исчезла, а я почувствовал себя как то странно. Но последовательность видений продолжалась, и они стали мелькать все чаще. Наконец, в какой то момент перед моими глазами ненавязчиво возникла настоящая картинка сна. Я находился в какой то глубокой яме, почти в небольшом ущелье: по извилистой тропинке я стал подниматься наверх, там были люди, которые пытались заговорить со мной. Я не слушал, что они мне говорили, но у меня возникло ощущение, что эти жители ущелья что то имеют против меня. Это было только ощущение, но со временем оно все больше усиливалось. Наконец, стали попадаться люди, которые были настроены дружелюбно, почти подлизывались ко мне. Причем, чем дальше мы шли, тем более фамильярными они становились. Нужно еще сказать, что, поднимаясь, я испытывал какое то неясное чувство страха. Потом я встретил еще одну женщину, которая тоже шла наверх и, как мне показалось, также боялась чего то. Мы стали подниматься наверх вместе.

Когда мы почти поднялись наверх, нам встретилась кучка этих чересчур любезных людей, про которых я уже говорил. Они ехали в старом американском автомобиле. В этот момент действие сюжета будто бы перенеслось в Скалистые Горы. Чем ближе к нам приближались эти люди, тем более напряженной становилась ситуация. Я почувствовал, что нужно что то делать. При этом я понимал, что сплю, значит, ситуация находится в моих руках. Я начал внимательно рассматривать этих людей, которые ехали в машине. Что мне делать, я не знал, но мне было ясно, что сейчас нужно мысленно сосредоточиться на том, чтобы направить на них свою силу и остановить их. Я направил свой взгляд на одного из этих людей. Он стал нервничать, исказился в лице, потом забился в конвульсиях и выпал из машины мертвым.
Я сам не ожидал такого эффекта и был очень потрясен, когда понял, что убил его. Но мне также было ясно - хотя это опять только ощущение - что этот тип может и воскреснуть, если только не сбросить его тело вниз, в ущелье. Поэтому я поднял его и действительно бросил вниз. "Там и валяйся", - подумал я. Однако все это взволновало меня слишком сильно, и я проснулся. Но мне быстро удалось заснуть снова, и я увидел еще один сон.

На этот раз я находился в большом колбасном магазине, во время какого то народного гуляния. Народа, впрочем, там совсем не было. Продавец занимался наведением чистоты. Мне захотелось купить себе какой нибудь воды, однако он усиленно драил свой прилавок и не обращал на меня внимания. Потом он вытряхнул из нарезочной машины целую гору колбасных обрезков и свалил их в кучу. "Что за гнусная работа у него", - подумал я, подошел к нему вплотную и спросил, есть ли у него в продаже какие нибудь напитки. Он указал мне на шкаф, в котором я, наконец, нашел бутылку газировки, хотя и не такой, как я люблю. Я подумал: "Странный какой то сон, никогда раньше мне не снился колбасный магазин и уборщик-продавец". Попрощавшись с продавцом, я вышел на улицу.

Теперь я шел по улице, и она чем то напоминала мне Финляндию. Был рассвет; на утреннем небе был виден серп молодого месяца, я чувствовал запах свежести, и вдруг вспомнил, что вчера вечером я решил встать рано утром и записать все, что мне снилось. Но мысль о том, что нужно вставать, показалась мне не слишком заманчивой, так что я пошел по улице дальше, продолжив смотреть сон..."

  Форум: Перевод и адаптация трудов зарубежных авторов · Просмотр сообщения: #228116 · Ответов: 45 · Просмотров: 1 689

mcquadrat
Отправлено: 15.5.2018, 3:03


mc2
********

Группа: Пользователи
Сообщений: 1 747
Регистрация: 26.11.2013
Пользователь №: 146 539


6.4. Пробуждение по собственному желанию и без.

Здесь подобраны примеры того, как прекращается осознаный сон: в некоторых случаях к пробуждению приводит действие механизма сопротивления, но иногда оно является результатом осознанного действия, как в следующем примере:

"В мой указательный палец вцепился кузнечик, который пьет из него кровь. Меня охватывает испуг, но затем я вспоминаю про рефлексивную технику, о которой рассказывал нам Толи. Я подозреваю, что это сон, и решаю проверить, действительно ли можно проснуться, если долго смотреть в одну точку. Я фиксирую свой взгляд на кровожадном кузнечике и просыпаюсь."

В следующих трех примерах видно, как к пробуждению может привести неосторожная фиксация взгляда.

"Я помню свой сон с того момента, когда я иду по улице и думаю, что, видимо, я нахожусь во сне. Чтобы убедиться в этом, я пытаюсь взлететь, и это у меня получается. Сначала я хочу проверить, удастся ли мне вспомнить, какое сегодня число и день недели, и действитеьно вспоминаю их. Тогда я думаю, чем бы заняться дальше. Днем дети меня замучили вопросами про то, как правильно нужно охотиться на зверей в Африке, и я решаю разузнать об этом. Я произношу вслух один из этих вопросов. Тут мне навстречу выходят несколько человек, среди которых девушка, которая очень хорошо разбирается в диких зверях, и она рассказывает мне про охоту на них. Она кажется мне очень симпатичной, и мы с ней решаем заняться любовью. Но я стесняюсь, поскольку наш разговор происходит на улице. Потом я думаю, что все равно мне это только снится, так что ничего страшного, и начинаю расстегивать свитер. При этом я одновременно ощущаю как руки своего физического тела, которое неподвижно лежит в кровати, так и руки тела сновидения, которыми я расстегиваю пуговицы. Я думаю о том, что, вот, сейчас я нахожусь в своем тонком теле. Сняв свитер, я вижу отражение своего тела в каком то зеркале. Это меня очень радует, потому что я давно хотел внимательно посмотреть на собственное отражение во сне. Я подхожу к зеркалу ближе, чтобы посмотреть на отражение своего лица, но вижу там ужасную картину: вместо головы у меня какой то светящийся шар. Потом думаю, что раз это сон, то я могу сам создать себе такое лицо, какое мне хочется. Сначала вроде бы все идет как надо: у меня появляются сначала глаза, потом рот, но нормальное лицо так и не выходит. Меня охватывает страх, и с этим чувством я просыпаюсь"

Вот еще один пример пробуждения, которое, по всей вероятности, также было вызвано тем, что дример неподвижно смотрел в одну точку. В данном случае это особенно досадно, поскольку у дримера была прямая возможность реализовать седьмой аспект осознанности:

"Мне снится, что будто бы я женат и у меня есть ребенок. Я смотрю, как эта девочка играет рядом, и очень горжусь ей. Потом я (дример = спрайт A ) лежу в постели со своей женой (спрайт B ), и она говорит мне, что мы должны развестись. Я ошеломлен. Потом она встает и уходит, а мое сознание в этот момент переходит в ее тело (в спрайта B ). После некоторых размышлений я (спрайт B ) прихожу к заключению о том, что я (спрайт A ) на самом деле не такой уж и плохой и решаю, что я (спрайт B ) вернусь ко мне (спрайту A ). Я возвращаюсь обратно, и вижу, что я (спрайт A ) лежит в постели с незнакомым мужчиной (спрайтом C ), и меня охватывает жуткое чувство ревности. Я (спрайт B ) говорю, что я (спрайт A ) - гомосексуальная свинья. В этот момент мое сознание переходит из спрайта B в спрайта C, и я (теперь уже спрайт C) убеждаю спрайта B в том, что все нормально. Потом мы все вместе лежим в одной постели и занимаемся любовью. Я уже перестаю понимать, кто из этих троих - я, и именно в этот момент догадываюсь, что я сплю. Тогда я обращаюсь ко всем троим, и говорю им, что я сплю и вижу их во сне, а они все являются частями моей личности. Они смотрят на меня, как на идиота, и не верят мне. Потом я думаю: "как это я могу разговаривать, если у меня теперь вообще нет тела?", и в этот момент просыпаюсь."

В следующем примере хаотичнось сюжета сновидения сочетается с недосточно осторожным поведением дримера. Когда человек недостаточно ясно представляет себе, что он хочет сделать в сновидении, то всегда существует опасность, что он по неосторожности зафиксирует свой взляд на каком нибудь неподвижном предмете:

"Я еду зайцем на электричке. Мне удалось перехитрить контролеров, но я опасаюсь, что билеты станут проверять еще раз. Кроме того, я заметил, что в головном вагоне электрички сидит наш профессор. Я смотрю в окно, чтобы понять, где мы едем, но местность кажется мне совершенно незнакомой. В этот момент я осознаюсь. Первая мысль, которая приходит мне в голову: попробовать взлететь. Но свое собственное тело я ощущаю так реально, что сомневаюсь в том, что взлететь удастся. Вторая мысль, которая приходит мне в голову: выпрыгнуть в окно. Однако поезд едет слишком быстро, и я не решаюсь. Потом я вспоминаю про то, как дон Хуан советовал Кастанеде для стабилизации сна смотреть попеременно то на свои руки, то на окружающие предметы. Я пробую так сделать, и в этот момент замечаю рядом свою подругу. Я подсаживаюсь к ней и спрашиваю: "Не подскажешь, где это мы? Это Кальбах?" (На самом деле Кальбах вообще находится в стороне от той железнодорожной ветки). Она говорит, что не знает. Потом я просыпаюсь, видимо, я слишком долго смотрел на нее."

В следующем примере дример сам захотел проснуться и для этого фиксировал свой взгляд на неподвижном предмете:

"Во сне я видел на улице большое количество лошадей, и это навело меня на мысль сделать проверку на реальность. Я находился в каком то незнакомом мне, красивом старинном городе. На улице было много людей. (Между прочим, я спускался по лестнице в момент проверки. Лестницы, в отличие от лошадей, я часто вижу во сне). К моему удивлению, однако, не сработал ни один из моих тестов. Я проверял свои телесные ощущения, пробовал взлететь, быстро поворачивался вокруг своей оси и смотрел, будут ли всед за мной вращаться окружающие предметы, старался заметить, не происходит ли рядом чего нибудь необычного. Но ничего не указывало определенно на то, что я во сне. Тут я заметил, что одна женщина рядом тоже делает проверку на реальность - выполняет тест на вращение. Я подумал, что, наверное, все таки сплю. Мне было интересно, как это ей удалось попасть в мой сон, потому что она очевидно не была простым спрайтом. Однако я не смог ничего придумать. Потом я вспомнил, что во сне можно смотреть на свои руки, чтобы проснуться, и подумал: "Если это все таки не сон, то ничего особенного не будет. Но может быть, хоть так удастся проверить" Я стал смотреть на свои руки, и через короткое время проснулся. Фиксация взгляда сработала. При этом я испытывал очень досадное чувство: в этом сновидении все было так реально, я мог видеть все, что меня окружало, в мельчайших подробностях. И я мог бы оставаться во сне, если бы по собственной воле не вышел из него."

В следующем примере пробуждение было связано с тем, что внимание дримера было отвлечено различными ощущениями физического тела. По всей вероятности, это сновидение происходило в последней БДГ-фазе, когда дример уже почти проснулся.

"Мне снилось, что я в школе, на уроке математики. Мне не очень интересно, и от скуки я решаю провести проверку на реальность. После этого мне в голову приходит мысль: "вообще то, я ведь закончил школу уже два года назад, почему же я опять тут сижу?" Сообразив это, я понимаю, что сплю и начинаю дурачиться. Я ору песни во всю глотку, громко смеюсь на весь класс и все такое. Другие ученики и учитель смотрят на меня, как на идиота, но молчат, никак не комментируя мои выходки. Потом я начинаю все сильнее ощущать свое тело, которое лежит в постели, а вид класса начинает постепенно размываться, и я просыпаюсь. "

Следующий пример в очередной раз показывает, что дример всегда может проснуться, когда он действительно этого хочет. Это отчет о сновидении одной молодой матери:

"Я купаю своего сына в ванной. Пока он весело плещется в воде, я хочу высушить свои волосы феном, и включаю его в розетку. Внезапно меня бьет током, я пугаюсь и пытаюсь выключить фен, но не могу. Сына я не хочу звать на помощь, потому что он мокрый, и его тоже может ударить. Я лихорадочно соображаю, что же мне делать. Потом я понимаю, что это сон, и я могу просто проснуться, что и пробую сделать. Это мне удается, и меня охватывает чувство радости. Я ужасно радуюсь, что я у себя в постели, а вовсе не в ванной комнате."
  Форум: Перевод и адаптация трудов зарубежных авторов · Просмотр сообщения: #228074 · Ответов: 45 · Просмотров: 1 689

mcquadrat
Отправлено: 15.5.2018, 3:01


mc2
********

Группа: Пользователи
Сообщений: 1 747
Регистрация: 26.11.2013
Пользователь №: 146 539


Цитата(Mymkin @ 14.5.2018, 21:14) *
И ещё: заметил, что вибрации, предшествующие отделению легче усиливаются на выдохе. Если делать выдох медленно и сосредоточится на лице, почувствуешь нарастающее характерное ощущение.

Гм любопытно))
В моем случае например, вибрации - это столь сильное ощущение, что они подавляют все остальные, так что мне даже в голову не приходило следить за вдохами-выдохами.
Ну и еще ощущением движения они сопровождаются))
  Форум: Начинающим сновидцам · Просмотр сообщения: #228073 · Ответов: 75 · Просмотров: 21 722

mcquadrat
Отправлено: 14.5.2018, 2:16


mc2
********

Группа: Пользователи
Сообщений: 1 747
Регистрация: 26.11.2013
Пользователь №: 146 539


6.3. Частично осознанные сновидения.

В третьей главе мы познакомились с понятием психологического сопротивления, а также с тем обстоятельством, что оно всячески старается воспрепятствовать дримеру понять, что он находится во сне. Здесь мы приведем несколько примеров, которые хорошо иллюстрируют этот факт.

Начнем с одного любопытного примера:

"Я вижу, как по воздуху летит автомобиль, который затем приземляется на шоссе. У меня возникают подозрения. В этот момент я замечаю, что мне навстречу идет г-н Толи. Я говорю ему: "В подобных случаях я всегда делаю проверку на реальность. А вы?" Он отступает на шаг назад и говорит: "О нет, я это делаю только в осознанных сновидениях". Я пытаюсь подпрыгнуть вверх, но вполне обычным образом опускаюсь на землю. Потом я перехожу на другую сторону улицы и пытаюсь еще раз, оттолкнувшись ногами от бордюрного камня, подняться высоко в воздух. Делаю две таких попытки, но все равно опускаюсь на землю, как обычно. Дальнейшее содержание сна мне не запомнилось. Очевидно, что это был обычный сон. Самое досадное, что полет автомобиля по воздуху не показался мне достаточно убедительной причиной, для того, чтобы решить, что я нахожусь во сне, и я стал пытаться после этого делать дополнительные проверки."

Следующее сновидение можно назвать "частично осознанным", поскольку определенные элементы осознанности в нем присутствуют, хотя и не все критерии осознанности выполнены:

"Мы гуляем вместе с R., а потом садимся вместе с ней на лавочку возле дороги. Я обнимаю ее руками за пояс, и ее тело двигается очень эротично. Она одета в черную, просвечивающую блузку, через которую очень хорошо видны ее груди. Мимо нас проходит много народу, люди пялятся на нас и удивляются, что мы так откровенно обнимаемся. Но мы без комплексов и хотим заняться любовью. Поэтому мы встаем и идем в более подходящее место (все это происходит в каком то парке). Находим какой то овраг, слева от которого стоит дом. Мы спускаемся по склону оврага вниз, чтобы нас не было заметно. Однако оказывается, что там, внизу, на скамеечке сидит человек и смотрит на нас. Я его спрашиваю: "тебе чего?" Он отвечает: "Похоже, вы собрались здесь трахаться?" Я отвечаю: "Угадал". Я смотрю вверх, на склон оврага, по которому мы с R. спусились, и мне приходит в голову мысль: "Мы ведь во сне, так что было бы неплохо попробовать спрыгнуть оттуда вниз" Я спрашиваю свою подругу: "Ты не против, если я оттуда прыгну?" Она испугалась, заплакала и стала просить меня не делать этого. Я успокаивал ее и говорил: "ну, не буду, не буду, успокойся". "

В следующем примере дримеру приходится преодолевать сопротивление, чтобы преодолеть запреты сексуального характера, которые по ходу сюжета сновидения затрудняют осознание:

"Моя подруга предложила мне поразвлекаться с ней сегодня вечером. (Мы довольно часто занимались с ней любовью в то время). Я был не в особенном восторге от этого предложения и сказал ей: "во первых, я слишком устал, а во вторых, нас могут услышать соседи". Она возразила: "но в астрале они нас не услышат". Я говорю: "к сожалению, никакого астрала не существует". Только проснувшись, я подумал, что моя подруга была права: это ведь было во сне, так что почти в астрале."

В следующем примере, хотя дример и делает все правильно, он в конце концов теряет осознанность. Ему не удалось преодолеть действие механизма сопротивления. Впрочем, читайте сами:

"Мне снится, что я сижу на какой то вечеринке. Задействуя движения глаз, я пытаюсь стабилизировать сон. На короткое время приоткрываю свои физические глаза, и у меня появляется ощущение, что я смотрю через закрытые веки своего спящего тела, но я быстро закрываю глаза и возвращаюсь в сон. Женщина лет 50 в голубом платье, с которой я будто бы немного знаком, спращивает меня: "мы в сновидении?" Я смеюсь ей в ответ и говорю: "конечно, вы сейчас лежите в своей постели, а я вам снюсь". В этот момент я понимал, что вижу сон и разговариваю со спрайтом, но потом провалился в "обычный" сон."

  Форум: Перевод и адаптация трудов зарубежных авторов · Просмотр сообщения: #228041 · Ответов: 45 · Просмотров: 1 689

mcquadrat
Отправлено: 13.5.2018, 2:28


mc2
********

Группа: Пользователи
Сообщений: 1 747
Регистрация: 26.11.2013
Пользователь №: 146 539


6.2. Познавательные сновидения.

Мы хотим начать с подборки сновидений, которые условно можно назвать "познавательными" ("Erkenntnisträume"), то есть такими, после которых у дримера возникает чувство типа "я узнал что то новое". Наш первый пример отличается, помимо прочего, тем, что в сновидении сновидящая не смогла вспомнить определенные факты из своей реальной жизни, которые бы позволили ей извлечь еще больше пользы из сна.

"Во сне у меня в голове постоянно вертелось английское слово "honesty" ("честность"). Я вспоминала, что оно может значить, и думала о том, что, оказывается, во сне я могу разговаривать не только на немецком языке, но и на английском. Однако перевод слова "honesty" мне вспомнить никак не удавалось. Я решила, что запомню это слово, чтобы на следующее утро, когда проснусь, выяснить, что оно означает.
Но на следующее утро я забыла не только об этом своем намерении, но и о сне вообще. Потом я все таки вспомнила о нем и узнала, что "honesty" означает "честность", но в следующую ночь мне не удалось осознаться, а после у меня было несколько сновидений, в которых мне пришлось сражаться с "собаками сверху" и я думала по большей части о том, как спасти свою шкуру, для чего мне пришлось задействовать все свои навыки. Только потом я поняла, что смысл моего сна был в том, что всякие попытки разобраться в себе - это честность. После этого все "собаки сверху" сразу куда то исчезли."

Следующее сновидение, в котором дример планировал поразвлечься, вполне можно отнести к разряду самопознавательных.

"...В сновидении я хотел разыскать свою подругу. Однако у меня на пути внезапно возникла моя мать, выражение лица которой было довольно суровым. Я просто спросил ее, не поможет ли она мне найти мою подругу. Услышав это, она преисполнилась гнева. Она закричала, что у меня в голове одни развлечения, и стала поносить меня всякими нехорошими словами. Увидев, что это не произвело на меня особого впечатления, она превратилась в ведьму с костлявыми руками, которыми попыталась меня схватить. Однако я сам схватил ее за волосы и изо всей силы зашвырнул ее в кусты, которые росли возле дороги. Тогда она превратилась в какого то невиданного монстра, который тут же бросился на меня. Не растерявшись, я сам бросился в атаку на этого зверя и изо всей силы ударил его. Тогда он уменьшился в размерах, потерял свой страшный вид и в конце концов уполз обратно в кусты. Меня охватило непередаваемое чувство победы..."

После этой схватки сюжет сновидения резко изменился. Дример больще не встретил никаких угрожающих спрайтов, которые бы мешали ему осуществить свои любовные планы. Кроме того, в реальной жизни его взгляд на сексуальность после этого сна стал более зрелым.

Теперь приведем пример сновидения, в котором дримеру пришлось преодолевать сопротивление, чтобы узнать определенные вещи, и это ему удалось, хотя и не полностью, а в результате он получил важный для себя опыт.

"В результате ложного пробуждения я оказался в своей комнате, и услышал раздававшийся из соседней комнаты голос своей жены, которая говорила моему старшему брату, что "в S. можно гораздо лучше провести время, чем у нас". Я вспомнил, что она в последнее время много раз упрекала меня, что я слишком часто езжу в S. Это возмутило меня, поскольку я езжу в S. потому, что это мне необходимо по работе, а вовсе не затем, чтобы развлекаться. Потом я выглянул в окно, и увидел там, за окном, горную панораму, в результате чего я понял, что сплю. Сначала я хотел вылететь из окна, чтобы полюбоваться тем великолепным пейзажем, который открывался за ним. Но потом я засомневался, что смогу полететь в горы, и решил, что лучше попытаюсь найти каких нибудь спрайтов, чтобы поговорить с ними. С этой целью я пошел в соседнюю комнату и обнаружил там своего брата. Мы вышли вместе с ним на улицу и уселись на террасе, возле крутой лестницы. Я тихо спросил брата (оказалось, что разговаривать я могу с трудом): "ты меня знаешь?", на что он отвечал с умным видом: "А ты хорошо поупражнялся!". Мне стало ясно, что он говорит про мои упражнения в сновидениях, и я удивленно спросил его: "Скажи ка, а ты знаешь что нибудь про осознанные сновидения?" Он расхохотался и ответил: "довольно много" Я спросил: "Кто тебе рассказал про них?" Чтобы пояснить смысл его ответа, нужно сказать, что в одном из прошлых осознанных снов мне приснилось, что я будто бы читаю известную книгу какого то Сен-Клера (St.Claire) об осознанных сновидениях. Итак, мой брат сказал: "А ты разве не помнишь книгу "Премьер и дурак?"" "Что за идиотское название", подумал я, причем слово "премьер" я понял, как "премьер-министр". Мой брат, как мне показалось, как то нервно и заносчиво стал разговаривать со мной. Он начал говорить мне всякие бессмысленные вещи, которые я не могу точно вспомнить. Я даже не слушал его внимательно, но название книги мне почему то запомнилось. Еще я помню, что, к своему удивлению, заметил, что мой брат разговаривает с закрытым ртом. Однако, как только я подумал об этом, он открыл рот и оскалил свои зубы. Его лицо изменилось, оно стало каким то опасным, и не похожим на его обычное лицо. Мне в конце концов надоело слушать его злобную бессмыслицу, я встал, схватил его обеими руками и ударил его об лестницу. Ударившись об нее, он лопнул, как воздушный шар, из которого вышел воздух, и обмяк. После этого я проснулся.
Проснувшись, я вспомнил про это идиотское название книги. Я не мог вспомнить книги с таким названием, но потом сообразил, что оно могло значить. Мой брат - это "премьер", поскольку он родился раньше меня, и взрослые мне всегда ставили его в пример. (Я не сразу догадался, что "премьер" означает "первый". А я сам, как следует заключить - дурак (Narr), чокнутый дример, мечтатель и фантазер."

В следующем примере описывается еще одно познавательное сновидение, которое, кроме того, демонстрирует применение техники прямого входа, которая позволяет входить в сновидение без потери осознанности.

"Пытаясь отследить момент засыпания, я оказался в состоянии сонного паралича. Я попытался выйти из тела, пытаясь представить себе, что нахожусь в вертикальном положении. Через несколько мгновений меня охватил какой то голубоватый, издающий потрескивающие звуки вихрь. Все вокруг меня завертелось, и меня самого втянуло в этот вихрь. Потрескивающие звуки были слышны очень отчетливо. Затем это необычное явление прекратилось также внезапно, как и началось. Оказалось, что я вертикально стою в своем астральном теле на кровати и могу свободно двигаться. Я подошел к выключателю и попытался включить его, чтобы лучше видеть. Однако свет не загорелся. Тогда я стал спускаться вниз по лестнице, в надежде, что там внизу будет лучше видно. После того, как я убедился, что это не так, я решил обратно вернуться в свою комнату, чтобы проверить, смогу ли я увидеть свое тело на кровати, или, если уж разглядеть ничего не удастся, чтобы проверить, как работают мои остальные ощущения. Однако, когда я открыл в дверь в свою комнату, меня охватило странное ощущение, что какая то сила затягивает меня обратно в мое тело. Поскольку я собирался еще немного погулять по астралу, то быстро закрыл дверь в комнату, чтобы уйти от действия этой силы. Мне пришлось приложить усилие, чтобы, сопротивляясь затягиванию, захлопнуть дверь. Потом я снова спустился по лестнице, где на этот раз было несколько светлее, так что можно было различать контуры предметов, мимо которых я проходил. Вдруг перед моими глазами появилась какая то женщина, которая, взглянув на меня, быстро отвела свой взгляд, и, согнувшись, прошмыгнула мимо меня. Я не узнал ее и не понял, кто она такая, и что означало ее поведение.
Я стал спускаться по лестнице дальше, пока не дошел до нижнего этажа. Там я неожиданно для себя увидел мумию в шляпе с широкими полями, лицо которой было закрыто платком. Она была одета в длинную черную мантию. Хотя по моей спине побежали мурашки от страха, я решил, что не стану убегать от нее. Набравшись смелости, я подошел к ней ближе и спросил: "ты кто?" Мумия ответила: "Ты хорошо знаешь, кто я. Я твой отец, и я тебе сейчас расскажу, что ты должен сделать". Я сердито сказал ему: "Ты умер, и больше не можешь мне ничего сказать!" Тут я схватил своего покойного отца за плечо и попытался оттолкнуть его. Тогда он превратился в обыкновенную мумию. Меня охватило чувство сострадания к нему. Я отошел от него и собрался спуститься еще ниже, в подвал.
Открыв дверь в подвал, я услышал там шарканье шагов. Кто то ходил там, внизу, и я решил посмотреть, кто это. Спустившись, я оказался в помещении, напоминающем бомбоубежище времен войны, в котором не было никаких окон. В детстве я очень боялся таких помещений без окон. Вдруг я заметил, что будто бы впереди промелькнула какая то тень. Потом вдруг из дальнего угла этого темного подвала внезапно раздался резкий голос: "Наконец то явился!" Мне было совершенно ясно, что этот голос принадлежит самому Сатане. Я прокричал в ответ: "Явился, а что, здесь очень уютно!" Хотя меня охватило чувство опасности, я решил посмотреть, как события станут развиваться дальше. Но в помещении вдруг зажегся свет, и никаких теней там больше не было. После этого я проснулся."

Даже чувство скорби, вызванное утратой близкого человека, способно в осознанном сновидении сыграть конструктивную роль:

"Мне снилось, что я живу вместе со своими родителями (на самом деле я переехал в отдельную квартиру в 1972 г.). Я будто бы прихожу домой и узнаю от матери, что отец решил, что мы должны уехать отсюда. Возле двери стоит автомобиль, и мы должны готовиться к срочному отъезду. Я растерян, поскольку не вижу причины, почему мы должны уезжать. Потом возвращается с работы отец; он выглядит нездоровым, у него жар и он хочет лечь в постель. Я спрашиваю его, в чем причина нашего столь срочного отъезда. Он отвечает, что на работе его предупредили о вторжении инопланетян, которые принесли с собой на Землю какую то эпидемию. В подтверждение он показывает мне какой то научный журнал, в котором описываются какие то условные знаки и сигналы, которыми пользуются инопланетяне. В журнале я вижу фотографии, которые отличаются такой четкостью и богатством красок, которых я не видел нигде раньше. На них изображена какая то турецкая местность с горами, лесами и лугами, и все это прямо сияет яркими красками.
Я любуюсь этими красками, но потом вдруг вспоминаю, что отец болен; более того, когда я гляжу на него, то вспоминаю, что он уже умер. (В реальности мой отец умер за восемь месяцев до этого сна). Я говорю ему, что он ведь умер уже достаточно давно, но его это ничуть не смущает и не пугает. Я замечаю, что он на это отреагировал совершенно спокойно, и между нами появляется взаимная симпатия. Потом до меня доходит: очевидно, я сплю, иначе я не мог бы его видеть, раз он умер. В тот же момент мой отец принимается хохотать. Я тоже понимаю, что мне не о чем сейчас печалиться и тосковать, и мои скорбные чувства проходят. Я думаю, как это хорошо, что я снова его вижу, что он пришел ко мне во сне, и благодарю его за это. Затем мой отец утрачивает видимую форму, и у меня возникают странные ощущения: я чувствую, что сплю, лежу в постели, а мой отец летает надо мной. Я пытаюсь схватить его руками, но когда мне это удается, то он входит в меня. У меня появляется ощущение легкости и радости, и я плавно просыпаюсь."

Следующее сновидение - хороший пример того, как "собака сверху" может принимать образ различных зверей.

"Я сижу в гостиной в доме своих родителей. Потом в комнату заходят моя мать и мой брат. Моя мать берет мою спортивную сумку и находит там порнографические журналы. Я хочу отобрать у нее сумку. Мать смотрит на меня понимающе и говорит: "ну да, забирай свою сумку, только вот то, что там лежит, меня не обрадовало." Я отвечаю: "Как знать, может быть и обрадовало, просто ты не хочешь мне говорить." Она никак не реагирует на эту колкость. Мы включаем телевизор, но оказывается, что там нет ничего интересного. Моя мать уходит в соседнюю комнату, и я иду вслед за ней. Там мы видим моего (покойного) отца. Я думаю: "Кажется, это сон, но все кажется таким реальным...Это точно сон? Нет, точно, я сплю!" Мой отец выглядит так, как он выглядел за несколько лет до своей смерти. На нем та одежда, которую он часто носил. Я вспоминаю, что в прошлых снах у меня возникали конфликты с моим отцом, и я решаю попробовать примириться с ним. Поэтому я подхожу к нему, протягиваю ему руку и спрашиваю: "Не помириться ли нам?" Отец смотрит на меня спокойным взглядом и приветливо пожимает мне руку. Я говорю ему: теперь ты с миром можешь отправиться обратно. Он дружелюбно кивает мне головой и отступает на шаг. Тогда мне в голову приходит мысль, что с "собакой сверху" вовсе не обязательно воевать. Но в тот же момент с моим отцом происходит опасная перемена. Его лицо становится похожим на тигриную морду и он, как хищный зверь, бросается на меня. Я отскакиваю назад и с размаху бью его кулаком, чтобы защититься. Потом вдруг оказывается, что я дерусь со своим двойником. Он имеет в точности такой вид, как и я сам, только, может быть, он немного старше, и немного выше меня. Он атакует меня. Я быстро соображаю: должен ли я сражаться с самим собой? Не причиню ли я вред какой нибудь положительной части своей личности? Но, отбросив сомнения, я сам нападаю на него. Между нами происходит отчаянная драка. Потом все вокруг темнеет, и я остаюсь совершенно один. Только что произошедшее оставило у меня чувство страха. Но я громко кричу вслух: "Нет! В сновидении я ничего не боюсь!" Я повторяю эту фразу вслух несколько раз и после этого просыпаюсь."

Следующее сновидение, в котором присутствуют различные звериные образы, является хорошим примером того, как "зрелое" поведение дримера может положительно повлиять на ход сюжета сновидения.

"Я слышу, как откуда то из тумана доносится зловещий голос какого то человека, который говорит мне, что я должен подойти к нему ближе, если хочу остаться в живых. Хотя я начинаю подозревать, что тут что то неладно, я иду к этому человеку. Сквозь туман я вижу, что он почти двухметрового роста. Вдруг он орет: "Держите его!". Тут же на меня набрасывается огромный медведь. Я становлюсь в боевую стойку. Тогда зверь уменьшается в размере и превращается в плюшевого медвежонка. Потом на меня набрасывается громадный ящер, но я остаюсь на месте, и он превращается в маленькую ящерицу. Затем на меня нападает дикий волк, но я не пугаюсь и его, и он превращается в маленькую собачку. Я спрашиваю этого человека, убедился ли он, что такие примитивные методы на меня не действуют. Он отвечает: "Ладно, я сдаюсь!" Тогда я прошу его показать мне свое лицо. "Хочешь посмотреть мне в лицо?" - говорит он - "Ну хорошо". Оказывается, что у него лицо Одиссея, героя, с которым я отождествлял себя в юности. У этого персонажа, однако, имелись не только положительные, но и отрицательные черты. Мне становится ясно, что я вижу перед собой олицетворение своих собственных ошибок, которых я в своей юности совершил невообразимое множество, и я, преисполнившись раскаяния, решаю хоть как то исправиться. В ту же минуту этот человек подходит ко мне и благожелательным тоном говорит: "Ну вот, теперь я рад тебя видеть" Я спрашиваю его, не может ли он дать мне совет, и он дает мне ценный совет по поводу того, как можно разрешить ту конфликтную ситуацию, в которой я в данный момент нахожусь в реале... "

Нам известен один очень впечатляющий пример осознанного сновидения, который мы считаем неуместным приводить во всех подробностях. Этот сон приснился человеку, который, под влиянием различных внешних обстоятельств, оказался в состоянии глубокой депрессии. Засыпая, он хотел найти во сне какого нибудь спрайта, который бы мог помочь ему советом. Во сне ему явилась Смерть в виде человека с капюшоном, надвинутым на голову. Она убедительно объяснила ему, какими незначительными были на самом деле его проблемы, и что у него не было серьезных причин, чтобы не радоваться своей жизни. Для дримера это переживание оказалось ключевым, и оно послужило для него толчком к последующему духовному возрождению. Свою встречу со Смертью он сам вопринял не как действие каких либо потусторонних сил, а как проявление определенных глубинных возможностей своей личности. На самом деле сновидения, в особенности осознанные сновидения, предоставляют огромное количество возможностей для исследования наших глубинных возможностей; в особенности это проявляется тогда, когда у человека созревает внутренняя готовность к восприятию той полезной информации, которую может предоставить ему сновидение.

Эта встреча со Смертью удивительным образом пересекается с одним не очень известным местом из книги Кастанеды "Путешествие в Икстлан" Там Смерть описывается, как наимудрейший советник, к которому можно обратиться за помощью, когда больше ее не от кого ждать. Некоторые другие реальные примеры из сновиденного опыта, например, такие, как встреча человека со своим двойником, а также внетелесный опыт различного рода, также удивительно совпадают с тем, что можно найти в книгах Кастанеды. Когда человек сталкивается с явлениями такого рода, они часто производят на него столь сильное впечатление, что он легко может впасть в мистику или в оккультизм, пытаясь найти им объяснение. Однако действительно важный урок из подобного опыта можно извлечь, лишь ясно отдавая себе отчет, что он представлял собой именно сновиденный опыт.

Расшифровав смысл следущего сновидения, дримеру удалось узнать один неизвестный ему факт из своей запутанной семейной истории, которая изобиловала всяческими тайнами, предрассудками, недомолвками и раздорами. Это также хороший пример того, как проявление в сновидении стойкости и мужества позволяет преодолеть свой страх в реальной жизни. Мужество же в сновидениях требуется довольно часто, когда человеку приходится узнавать определенные экзистенциальные факты о собственной персоне, которые нередко могут вызвать у него чувство страдания.

"Прошлой ночью я помирился во сне со своим младшим братом. На эту ночь я запланировал исследовать одну комнату, которая находится в доме моих родителей; это спальня моей матери, которую я не смог зайти прошлой ночью, поскольку какая то сильная неведомая сила мешала мне это сделать. Чтобы попасть в дом родителей, я решил воспользоваться тем, что при прямом входе в сновидение обычно оказываешься в том месте, где засыпал.
Войдя в сон, я вышел из тела в виде облака. Как обычно, я прошел сквозь стену и после этого у меня появилось тело сновидения, которое по виду мало отличалось от моего реального тела. В таком виде я отправился дальше. Когда я открыл дверь, путь мне преградила рука скелета, опустившаяся сверху. Преодолев вспышку эмоций, я просто отодвинул ее в сторону. Я вдруг вспомнил сказку, герой которой учился преодолевать страх, и почувствовал, что мой собственный страх прошел. Затем я проснулся (ложное пробуждение) и встал, чтобы выпить стакан воды. Но не успел я дойти до двери комнаты, как с потолка спрыгнули четыре темнокожих накачанных парня, которые, со злобным криком "наконец ты нам попался!" набросились на меня. У меня произошел еще один сильный всплеск страха, но я сообразил, что все еще сплю, это, должно быть, ложное пробуждение. Я хотел было продолжать свой путь к двери, но эти четверо очень крепко схватили меня со всех сторон. Остановившись, я спросил их: "какого хрена вы на меня накинулись? Что за примитивные шутки?" Я подумал, что сейчас они меня отп**дят, но они, наоборот, ослабили хватку и отпустили меня. Потом мы с ними вышли на балкон, который находится на трехметровой высоте, и с которого я часто начинал свои полеты в сновидениях. Я сказал этим качкам: "Смотрите, сейчас я прыгну вниз. Если смелые, прыгайте вслед за мной" Затем мы все прыгаем и повисаем в воздухе, а я быстро лечу обратно на балкон. Замечаю, что мое тело такое же твердое, как в реале.
Потом я снова направляюсь в ту самую запретную комнату. Когда я подхожу к ней, то чувствую, что из нее исходит какая то невидимая сила. Мне становится немного не по себе, и несколько мгновений я размышляю, не отказаться ли мне от моего замысла. Но потом я говорю себе: "Если ты действительно хочешь знать, что скрывается в этой комнате, нужно пересилить страх и продолжать путь". И я делаю шаг за шагом, преодолевая сопротивление этой силы. Внезапно она швыряет меня вниз, но я ползу вперед, цепляясь за вертикальные прутья ограждения лестницы, пока не доползаю до самой двери, после чего быстро вскакиваю и сильным толчком открываю дверь. Открыв ее, я вижу, что моя мать лежит в постели с моим младшим братом, и они занимаются любовью. Я с ужасом, гневом и отвращением смотрю на них. Они недовольно говорят мне: "что тебе здесь нужно?", после чего я в холодном поту просыпаюсь.
Это сновидение оказало на меня чрезврычайно благотворное действие, поскольку я понял, что мой брат вовсе не является моим соперником по жизни, просто моя мать любит его больше, чем меня."

Типичный пример широко распространенной проблемы отцов и детей предоставляет нам следующий познавательный сон:

"За мной гонится тигр, и мне очень страшно. Потом я вдруг соображаю, что в нашей местности тигры не водятся. После короткого периода сомнений я понимаю, что сплю и немного замедляю свой бег. Еще через мгновение я соображаю, что, вообще то, мне вовсе не нужно убегать от тигра, потому что он все равно ничего не сможет мне сделать. Решаю, что мне делать: с одной стороны, хочется полетать, но с другой - меня интересует этот тигр. В итоге я решаю поговорить с тигром. Я подпускаю его ближе к себе и спрашиваю: "ты кто?" Тигр приходит в полное замешательство и превращается в моего покойного отца. Я спрашиваю его, что ему нужно, и он, сопровождая свою речь угрожающими жестами, делает мне различные упреки. Некоторые из его упреков я игнорирую, как безосновательные, а с некоторыми обвинениями соглашаюсь и в итоге решаю, что в реале мне нужно поменять кое в чем свое поведение. Тогда мой отец добреет, и мы жмем друг другу руки в знак примирения. У меня появляется такое ощущение, как будто бы я решил трудную задачу, и с этим ощущением я просыпаюсь.
Надо сказать, что после своей смерти мой отец часто являлся мне в ночных кошмарах, и мы часто дрались с ним. Но после этого сна он стал являться мне в сновидениях исключительно в дружественном облике, и нередко помогал мне советом."

В следующем примере опытный дример, задавая "правильные" вопросы, быстро выясняет суть интересующей его проблемы:

"Я вошел в сновидение, используя технику прямого входа. Решил полететь к соседнему дому, в котором живет моя подруга. Но потом я заметил, что вслед за мной летит мой брат. Я почему то вспомнил, как один раз мой полет во сне закончился падением и быстро полетел на вершину дерева, пихты. Но я не долетел и в самом деле стал падать вниз, хотя мне удалось приземлиться на ноги. После такого приключения мне расхотелось летать, и дальше я пошел пешком. Дошел до дома подруги и постучал в дверь. Дверь отворилась, и кого же я увидел? Конечно, своего брата, который с победным видом смотрел на меня. Я спросил его: "Ты - часть моей личности?" Он ответил: "Ты хочешь сказать - часть нашей общей личности?" После короткого размышления я был вынужден с ним согласиться. Тогда он подтвердил, что мы с ним оба - части одной, целостной личности. Тогда я спросил его, какую именно часть нашей общей личности он собой представляет. Он с загадочным выражением на лице ответил: "ту часть, которая пытается мешать тебе делать то, что ты хочешь." "

В следующем примере дример, один из авторов книги, который находился в то время в плену многочисленных и чрезмерных требований, которые он предъявлял к самому себе, получил в сновидении весьма наивный, но практически полезный совет:

"На прошлой неделе мне снилось, что я сижу за письменным столом (иногда в осознанных снах я работаю над своими статьями и конспектами), и печатаю на компьютере отчет о проделанной работе. Это занятие кажется мне скучным. Потом я открываю папку, в которой лежат черновики моих статей, и говорю прямо в монитор: "Эх вы, гребанные мои творения, ну и много же вас тут набралось, а ведь мне придется писать вас все, мучая свою бедную голову. Как подумаю об этом, выть хочется." Потом я и в самом деле пробую завыть - раз уж я в сновидении, почему бы и нет? Вдруг одна из статей открывается, оттуда появляется маленький человечек (напоминающий маленького помошника из книги Даниэля Дюзентриба (Daniel Düsentrieb), который вылезает из монитора, становится в театральную позу и говорит мне: "Послушай, ты, придурок, я хочу дать тебе один совет. Почему ты так бездарно тратишь свои силы - ты что, совсем идиот? Объедини две статьи в одну! Статья по сновидениям вполне может быть в то же самое время и научной работой!" "Я прекрасно понимаю, что ты хочешь сказать, засранец", - отвечаю я ему - "но мои статистические исследования результатов экспериментов никак не получится совместить с научно-популярными статьями". "Сам ты засранец", - отвечал человечек - "ничего не случится, если ты выкинешь это дополнение на 40 страницах, в котором ты пытаешься писать про какую то там релевантную постановку вопросов, и которое будто бы тебе нужно для статистического подтверждения твоих гипотез. Достаточно просто перечислить важные моменты." Слово "релевантная", он произнес с ужасно важным видом, точь в точь, как профессор S. Потом он обозвал меня простофилей, после чего я решил, что с меня хватит и проснулся. Однако сон меня позабавил."

В следующем примере дример приобретает некоторый полезный опыт, и одновременно в нем присутствуют элементы "ужаса":

"Мне снится, что я лежу на кровати в какой то темной комнате. В своем теле я ощущаю необыкновенную легкость, и это наводит меня на мысль, что я сплю. Я встаю, подхожу к двери и хочу выйти из комнаты. Однако оказывается, что на двери нет ручки. Потом я соображаю, что на самом деле я нахожусь не в своей спальне, как мне до этого казалось, а в комнате для посетителей Психологического института в городе Z. Поскольку мое тело ощущается таким легким, думаю я, то не будет проблем пройти через стену." Я оставляю дверь в покое, и пытаюсь с разбега пройти через стену. Мне действительно удается пройти насквозь, и я оказываюсь в тускло освещенном коридоре, в который выходит еще много других дверей, у которых, в отличие от моей, есть ручки. Перед сном я решил, что попрошу спрайтов рассказать мне стихотворение. Однако в коридоре и в комнатах никого нет. Потом вспоминаю, что господин N. рассказывал мне в институте накануне вечером о различных зверях. Тогда я думаю, что можно, кстати, проверить, что в сновидениях можно разговаривать со зверями. (Один мой знакомый дример рассказывал мне, что это у него получалось). Делаю несколько неудачных попыток найти зверей. "Что за скучный сон", - думаю я, - "совсем никого нет, хоть бы монстр какой нибудь попался". Монстр тут же появляется рядом со мной. Он где то двух с половиной метров роста, и одет в стальные латы. На голове у него круглый стальной шлем, полностью закрывающий лицо. Он производит впечатление не робота, а разумного существа. Этот железный человек с угрожающим видом направляется ко мне, но я сам бросаюсь на него в атаку. Обычно я вначале стараюсь вступить в диалог со спрайтами. Однако здесь, при виде того, как этот долдон в шлеме надвигается на меня, я без лишних разговоров приступил к практическим действиям. Сначала я попытался ударить его кулаком в живот, однако мой кулак прошел внутрь, не причинив ему никакого вреда. Долдон не замедлил тоже ударить меня кулаком изо всей силы, так что я отлетел от него на несколько метров. Я стал быстро соображать: он не сможет со мной справиться, потому что я двигаюсь быстрее его. Однако я тоже не могу с ним справиться, потому что мои кулаки проходят через него насквозь.

Тогда я вспомнил про один хитрый метод, который может помочь победить спрайта. Любопытно, что не далее как вчера я делал один доклад, на котором заявил, что не могу себе представить, чтобы мне когда нибудь пришлось этим методом воспользоваться. Так что мне стало даже любопытно, получится или нет. Суть метода состоит в том, чтобы дать себя убить. Хотя сама мысль о том, чтобы дать себя убить, вызывала во мне сильное сопротивление, она в то же время вызывала у меня чисто научное любопытство, так что я решился.

Долдон набросился на меня еще раз, повалил меня на землю, надавил своими коленями на мои плечи, и стал сдавливать ногами мою грудь. Мне стало не хватать воздуха, а моя грудная клетка, кажется, треснула. Меня охватило сильное чувство страха. Я подумал: "только вчера я хвалился, что не испытываю страха в сновидениях, и вот на тебе..." В то же мгновение страх исчез. Давление на грудь уже не казалось мне таким сильным, какое можно было бы ожидать от железного человека. Потом я не вытерпел, и ударил его сначала левой рукой, затем правой, потом еще несколько раз и по голове. Он стал уменьшаться в размерах и превратился в кучу металлололма. После этого я проснулся. Больше я никогда не пробовал дать себя убитьab.gif )

  Форум: Перевод и адаптация трудов зарубежных авторов · Просмотр сообщения: #228031 · Ответов: 45 · Просмотров: 1 689

mcquadrat
Отправлено: 12.5.2018, 2:33


mc2
********

Группа: Пользователи
Сообщений: 1 747
Регистрация: 26.11.2013
Пользователь №: 146 539


ГЛАВА 6. МАТЕРИАЛ ДЛЯ ПРОДВИНУТЫХ ЧИТАТЕЛЕЙ.
6.1. Совершенствуйте свой уровень.


Эта глава представляет собой не что иное, как частично упорядоченную подборку разнообразных отчетов о сновидениях. Читая ее, вы обнаружите, что навряд ли какой нибудь из этих снов можно со "стопроцентной" надежностью отнести к одной определенной категории, а некоторые только при очень сильном желании возможно отнести к одной из них. В целом же мы рассматриваем такие категории снов, как гедонистические (с элементами, доставляющими удовольствие) или познавательные сновидения, в некоторой степени - исследовательские сновидения, сновидения, в которых присутствуют элементы зрелого или незрелого обращения со сновиденной реальностью, спортивные сновидения, сновидения, в которых некие необычные переживания происходили в первый раз, сновидения, в которых происходила утрата осознанности и непроизвольное пробуждение. Во многих из этих примеров можно видеть, что дример не полностью использует те возможности, которые ему предоставлялись в сновидении, и часто ясно видно, какие именно возможности он упустил.

Попытайтесь отнестись к этой главе не просто как к очередной скучной лекции, а как к попытке авторов на интересных примерах обсудить уже известные вам критерии осознанности. Подумайте, как бы вы сами вели себя в аналогичной ситуации? Упустили бы вы ту или иную возможность? В чем смысл того или иного сна? Не можете ли вы вспомнить свой собственный сон с похожим сюжетом? Какие аспекты осознанности выполняются в том или ином примере сновидения, а какие нет?

Чем больше усилий вы потратите на обдумывание этих и похожих примеров, тем скорее вы сами превратитесь в опытного дримера. Так что желаем вам приятного чтения smile2.gif



  Форум: Перевод и адаптация трудов зарубежных авторов · Просмотр сообщения: #228015 · Ответов: 45 · Просмотров: 1 689

mcquadrat
Отправлено: 12.5.2018, 2:32


mc2
********

Группа: Пользователи
Сообщений: 1 747
Регистрация: 26.11.2013
Пользователь №: 146 539




Глава 6.
  Форум: Перевод и адаптация трудов зарубежных авторов · Просмотр сообщения: #228014 · Ответов: 28 · Просмотров: 1 029

mcquadrat
Отправлено: 11.5.2018, 2:10


mc2
********

Группа: Пользователи
Сообщений: 1 747
Регистрация: 26.11.2013
Пользователь №: 146 539


5.6. Обзор перспективы.

Какое же отношение все это имеет к осознанным сновидениям? Вспомним, что в основе нашей модели восприятия лежит проведение строгого различия между трансфеноменальным и , феноменальным то есть между физическим миром и его воспринимаемым образом. Это ни в каком смысле не революционная идея, поскольку еще Кант указывал, что мы можем познавать лишь доступные нашему восприятию объекты, в то время как так называемые "вещи в себе" нашему познанию недоступны. Однако психотерапевтические последствия, вытекающие из рассмотрения осознанных сновидений в рамках такой картины мира, действительно революционны. Ниже мы объясним это более подробно. Однако вначале мы хотим подчеркнуть, что наша картина мира подразумевает наличие тесной связи между гносеологией и осознанными сновидениями, в частности, между гносеологией и нашей рефлексивной техникой.

Вернемся к содержанию первой главы, в которой, описывая рефлексивную технику, мы привели забавный пример, в котором человек, совершено не знакомый с таким явлением, как осознанные сновидения, тем не менее смог осознаться во сне. Интересуясь вопросом о том, можно ли видеть цветные сны или только черно белые, он не знал, как можно экспериментально проверить различные возможности. Если бы он придерживался модели критического реализма, принятой в гештальт-теории, для него было бы совершенно очевидно, как следует решать эту проблему: нужно просто найти способ осознавать, что находишься во сне; тогда во сне, то есть в собственном феноменологическом мире, можно было бы вести себя точно так же, как и наяву. (В частности, можно было бы столь же критически исследовать все происходящие там явления). Как выразился Й. Райс (Jak Reis) в 1986 г. в одной своей преддиссертационной работе, которая не стала достоянием широкой публики, "Размышления о том, какую пользу могут принести нам осознанные сновидения, приводят нас к гносеологической модели критического реализма; прежде всего к обоснованию (не доказуемого логически, но правдоподобного) утверждения о том, что феноменологический мир отличается от трансфеноменального. Осознанные сновидения можно рассматривать, как экспериментальное подтверждение этой модели"

Именно предположение об отличии феноменологического мира от физического вызывает сомнения у некоторых критически настроенных мыслителей. Часто можно слышать возражения, суть которых состоит в том, что из справедливости этого предположения следует, что воспринимаемые объекты на самом деле находятся в голове у человека, а не во внешнем мире. Однако, если поледовательно рассуждать в рамках модели критического реализма, наше собственное физическое тело также следует отличать от его представления, которое вследствие определенных сигналов от органов ощущений, возникает на психофизическом уровне. Там же возникают и образы окружающих наше физическое тело предметов. Таким образом, эта проблема "местонахождения воспринимаемых объектов" является мнимой, поскольку в рамках наших предположений очевидно, что образы предметов, находящихся вне тела, будут находиться вне образа самого тела, но как образ тела, так и образы внешних предметов находятся на психофизическом уровне. В этом смысле наша модель свободна от противоречий. Образно говоря, наш психофизический уровень представляет собой невероятно огромную емкость, в которой находится "дерево познания", которое исследует наш организм (вот в чем смысл картинки, которая предпослана этой главеab.gif ). Наши критики не замечают этого вместилища, которое содержит в себе не только деревья, леса, но и других людей и даже модели восприятия, однако при этом у каждого человека существует свое собственное вместилище. Там содержатся отражения всех событий и объектов, окружающих человека.

Ну и все таки, даст ли нам вся эта теория хоть что нибудь полезное для осознания во сне? Пользуясь тем тарабарским языком, основы которого были изложена в этой главе, мы можем сказать, что "в осознанных сновидениях осознание трансфеноменальных явлений имеет приоритет над осознанием феноменологических". Более точно и несколько проще мы можем выразить эту мысль так: в осознанном сновидении дример никогда не должен забывать о ситуации, в которой он находится в реальном мире, и это важнее, чем то, что происходит с ним во сне. Поэтому не следует впадать ни в "менталистический" уклон (как сторонники психологии чистого сознания, о которой мы упоминали выше), ни в бихейвористический. Дример, который стоит на позиции критического реализма, понимает, что все, доступное непосредственному восприятию, является составной частью его собственного сознания (более точно: его феноменологического мира). Попытки же бихейвористов рассматривать сознание, как черный ящик не только идут вразрез с современной наукой, но и препятствуют нам воспользоваться всеми теми возможностями, которые у нас есть для исследования окружающего нас мира.

Теперь остановимся на том, что дают попытки применить всю эту теорию в психотерапии. Человек управляет своим организмом при помощи различных систем обратной связи, из которых для нас здесь будет представлять интерес только одна: так называемая "внешняя цепь образов" [äußere Gestaltkreis] (в отличие от "внутренней", гормональной), которая регулирует "сенсомоторику" организма. Это означает, что данная система обратной связи управляет нашим двигательным аппаратом, корректируя наши движения на основании сигналов, которые непрерывно поступают из окружающего мира, а в результате этой корректировки поступающие сигналы, в свою очередь, тоже изменяются).

Сновидения же представляют собой такой случай, когда эта сенсомоторная система обратной связи оказывается разомкнутой. Ее роль берут на себя, если говорить несколько упрощенно, определенные психические процессы. То есть, во сне у нас возникают различные ощущения движения тела. Во сне мы можем двигаться точно так же, как наша трансфеноменальная сенсомоторика позволяет нам двигаться в реальном мире. Однако во сне мы также можем совершать такие действия, которые оказались бы невозможными в реальном мире ввиду наличия трансфеноменальных ограничений физического, морального или идеологического порядка. Ощущения же, которые мы испытываем при этом, принципиально ничем не отличаются от тех, которые мы испытываем в реале, поэтому с феноменологической точки зрения сновиденная реальность вполне равноценна той реальности, с которой мы имеем дело в состоянии бодрствования.

Посмотрим, к чему это приводит: в бодрствовании, вследствие действий нашей сенсомоторной системы обратной связи, на нашем психофизическом уровне возникают и изменяются образы объектов физического, трансфеноменального мира; в осознанном сновидении же они заменяются на образы, связанные с нашим психическим, внутренним миром, который сам по себе также имеет трансфеноменальную природу.

Короче: в осознанном сне эго сновидения непосредственно имеет дело с феноменологичесими явлениями; но если в сновидении ваше сознание работает столь же ясно, как в бодрствовании, то своими действиями во сне вы оказываете влияние на состояние своего трансфеноменального психического мира. В частности, отсюда следует, что эго сновидения может упражнять в осознанном сне свои уже имеющиеся способности и приобретать новые, чтобы воспользоваться ими в реальном мире.

Особенную важность для нас представляет та конкретная область нашего трансфеноменального психического мира, которая представляет практический интерес в плане психотерапии или психологического саморазвития. Теоретическими основаниями, которые мы заложили в этой главе, вполне можно воспользоваться в этих двух практических направлениях. Наконец, наша излюбленная модель восприятия имеет и определенное культурное значение, поскольку она имеет несомненное преимущество перед бесчисленным множеством других моделей подобного рода: она позволяет нам сохранять определенную объективность в таких областях, которые по самой своей сути имеют субъективный характер, позволяя нам, имея дело с отдельными субъективными явлениями, делать на их основании объективные общие выводы. Для этого нужно лишь удовлетворительно определить, в чем различие между трансфеноменальным и феноменологическим миром.
  Форум: Перевод и адаптация трудов зарубежных авторов · Просмотр сообщения: #227981 · Ответов: 45 · Просмотров: 1 689

mcquadrat
Отправлено: 10.5.2018, 2:28


mc2
********

Группа: Пользователи
Сообщений: 1 747
Регистрация: 26.11.2013
Пользователь №: 146 539


5.5. Оптические иллюзии.

Вероятно, размышляя над тем, что было сказано выше, вы сможете припомнить какой нибудь случай из вашей жизни, в котором у вас возникали правдоподобные ощущения восприятия предмета, которого не существовало на самом деле. Мы предложим вашему вниманию еще несколько подобных примеров, связанных с оптическими иллюзиями.

Двумя хорошими примерами оптических иллюзий служат рисунках 147 и 148. [В книге в этом параграфе размещены пять черно белых изображений. Для простоты я дал им названия, соответствующие номерам страниц, на которых они находятся в книге. То есть, "рисунок 147" - это рисунок, который в книге находится на 147 странице, и т.д. - mc2] Попробуйте внимательно (в условиях хорошего освещения) смотреть не менее минуты на черную звезду на парусе на рис.147, не отводя от нее взгляда. Затем переведите ваш взгляд на чистый лист белой бумаги. Вы должны увидеть "негативное" изображение парусника перед своими глазами.

Серое кольцо на рис. 148, как легко убедиться, окрашено равномерно. Однако, если положить какой нибудь длинный предмет (например, карандаш) посередине рисунка, вдоль линии, которая отделяет его черную половину от белой, то вам покажется, что яркость двух половин кольца различна.

Два хороших примера оптических иллюзий приведены на рисунке 149. С помощью измерительной линейки легко убедиться, что стрелки, изображенные на этом рисунке, имеют равную длину, а две центральные окружности в обоих группах окружностей имеют одинаковый диаметр.

Это показывает, насколько легко мы можем сделать ошибочные утверждения о реальности, полагаясь на свои органы восприятия. Более точно следовало бы сказать так: "ошибочные утверждения о явлениях, происходящих в трансфеноменальном мире." Однако кто из нас может сказать, что он никогда не отходит от позиции критического реализма? На протяжении большей части нашей повседневной жизни мы все ведем себя, как "наивные" реалисты.

Оптические иллюзии, которые мы приводили в качестве примера, возникают у всех людей, что свидетельствует о том, что их психофизический уровень функционирует одинаково: у всех людей возникают одинаковые искажения "действительности". Теперь рассмотрим примеры несколько другого рода. Теперь мы будем иметь дело не с оптическими обманами, а с "фигурами-перевертышами" ("Kippfiguren"). На рисунке 151 изображен так называемый "куб Неккера", который одни люди видят расположенным по левую сторону от его лицевой грани, а другие - по правую. Если же смотреть на него достаточно долго, то он начинает "переворачиваться" - сначала вам кажется, что он находится по правую сторону, затем - по левую, потом опять по правую, и т.д., пока вы не отведете от него глаз. Возможно даже намеренно заставить его переворачиваться в нужную сторону по вашему желанию, хотя это получается не у всех. Таким образом, мы имеем здесь два различных варианта восприятия одного и того же предмета; более того, оказывается, что восприятие подчиняется нашим волевым усилиям. Это наводит на предположение о том, что мы в известной степени можем влиять на то, как функционирует наш психофизический уровень. Некоторым усилием воли мы можем, так сказать, "трансцендировать" нашу феноменологическую данность (то есть выйти за ее рамки), установив, что в данном случае "трансфеноменальная данность" может представляться нам по меньшей мере в виде двух различных образов. Возможно немного видоизменить этот пример,поставив куб на вершину (рис. 151a), и тогда мы будем видеть его то находящимся сверху от этой вершины, то снизу.

Еще более выразительно тот же самый эффект проявляется на примере "лестницы Шредера". Рассматривая рисунок, можно либо видеть на нем лестницу, которая поднимается из правого нижнего угла картинки в левый верхний, либо перевернутую лестницу, которая спускается из левого верхнего угла в правый нижний.

Возможно, вы сможете вспомнить гораздо более сложные примеры искажений восприятия "действительности", с которыми вам приходилось иметь дело в своей жизни. Однако нужно предоставить слово и скептикам: они могут заявить, что те примеры, которые мы привели, достаточно просто объяснимы (естественно, существуют физиологические и биологические объяснения этих явлений) и никак не могут служить оправданием для введения новой модели восприятия. Этих скептиков мы хотим уверить в том, что наши примеры мы привели исключительно для того, чтобы наглядно продемонстрировать некоторые особенности механизма зрительного восприятия. Хотя оптическое восприятие - это лишь малая часть всех тех способностей к восприятию, которыми обладает человек, мы можем сформулировать следующий общий принцип: "что справедливо в малом, справедливо и в большом". Чтобы развеять сомнения скептиков, можно заверить их, что на пути внимательного исследования различных явлений, связанных с механизмом восприятия и их интерпретации возникают определенные проблемы.

Предположим, например, что некто пришел домой и с чувством досады узнал от своей жены, что она получила повышение на работе и теперь станет зарабатывать больше денег, чем он сам. При этом его жена была объята чувством наивной радости, и вовсе не стремилась пересматривать существующие между ними отношения. Было ли возникшее у него чувство раздражения (которое легко себе представить) совершенно беспочвенным? Так то вот...

Предложим вниманию скептиков еще один пример, который, хотя он тоже относится к области зрительного восприятия, связан и с эстетической сферой. Взгляните на рисунок 153 и опишите, что вы на нем увидели - голову симпатичной девушки или же голову "отвратительной" старухи? Чуть более половины всех людей, которым показывают этот рисунок, видят на нем голову девушки, остальные - голову старухи. При этом девушку испытуемые обычно характеризуют, как "симпатичную", а старуху - как "отвратительную". Кроме того, некоторым наблюдателям удается по своему желанию видеть на рисунке любой из этих вариантов. Тот вариант, который видите вы, таким образом, является вашим "феноменологическим представлением" (тем образом трансфеноменального объекта, который возникает на вашем психофизическом уровне), который привносит индивидуальную структуру в ваше восприятие трансфеноменального "внешнего мира". Сам факт существования картинок-перевертышей указывает на такое структурирование восприятия - увидев рисунок в первый раз, вы увидите на нем только один образ, и только потом сможете заметить возможность другого варианта.

Итак, мы приходим к выводу, что наше восприятие не определяется одной лишь физиологией. Мы должны заключить, что эмоциональное состояние человека, наравне со многими другими параметрами, оказывает влияние на то, как он воспринимает различные предметы (а также самого себя и других людей). Какими бы простыми не показались изложенные нами примеры, нужно отметить, что критический реализм - единственная в своем роде модель восприятия, которая последовательно объясняет все эти явления, не получая при этом противоречий при объяснении других фактов.

В качестве последнего примера мы расскажем об одном интересном гештальт-психологическом эксперименте, который показывает, что мы не "просто" воспринимаем окружающий нас мир, а определенным образом упорядочиваем то огромное количество сигналов, которые ежесекундно получаем от органов восприятия, в результате чего у нас появляется способность к распознаванию образов.

Участникам эксперимента давали ровный лист бумаги, на поверхности которого лежало 4000 квадратиков и просили их определить, какая фигура на нем изображена. Они начинали убирать квадратики один за другим, начиная с левого нижнего квадрата и продвигались к правому верхнему; дойдя до правого конца одного ряда, переходили на ряд выше и делали то же самое еще раз. Под убираемыми квадратиками были квадраты черного, серого и белого цвета. Перед снятием очередного квадратика предлагалось заранее сказать, какой цвет под ним обнаружится. Поскольку в оригинальном эксперименте на листе было 4000 клеточек, а возможных цветов было 3, то в итоге получалось 12000 альтернативных вариантов. Однако испытуемые, как правило, делали не более 15 - 20 ошибок, пытаясь предсказать цвет следующего квадрата. Это означает, что им удавалось найти так называемый "хороший гештальт" для неизвестной фигуры. На изображении все квадратики одного цвета граничили друг с другом, а все углы были только прямыми.

Как только человеку становилось ясно, что следующий квадрат, скажем, белый, он нажимал соответствующую кнопку. После одной-двух ошибок человек понимал, что начались серые квадраты, и реагировал соответственно. Кроме того, обычно при открытии квадратиков очередного ряда человек учитывал цвет квадратиков предыдущего.

Наше сознание (в том числе восприятие и чувства) очень чувствительно к "хорошему гештальту". Естественно, эта функция, дающая нам возможность организации сигналов, поступающих из внешнего мира - подобно психологическому сопротивлению, о котором мы говорили в третьей главе - может играть не только полезную роль, а преследовать и собственные цели. Однако она способна делать это только тогда, когда мы не делаем ясного различия между феноменологическим и трансфеноменальным миром; то есть когда мы становимся наивными реалистами, которые, подобно насекомым, упорно не понимают, что между ними и Солнцем находится стекло. Чтобы не оказаться в таком положении, нам необходимо немножко разбираться в гносеологии, поэтому, если вы еще находите в себе силы чтобы преодолевать трудности, читайте дальше ab.gif

  Форум: Перевод и адаптация трудов зарубежных авторов · Просмотр сообщения: #227968 · Ответов: 45 · Просмотров: 1 689

mcquadrat
Отправлено: 10.5.2018, 2:26


mc2
********

Группа: Пользователи
Сообщений: 1 747
Регистрация: 26.11.2013
Пользователь №: 146 539


Рисунки к разделу 5.5


Рис. 147


Рис. 148


Рис. 149


Рис. 151


Рис. 151a


Рис. 153
  Форум: Перевод и адаптация трудов зарубежных авторов · Просмотр сообщения: #227967 · Ответов: 28 · Просмотров: 1 029

mcquadrat
Отправлено: 9.5.2018, 2:57


mc2
********

Группа: Пользователи
Сообщений: 1 747
Регистрация: 26.11.2013
Пользователь №: 146 539


5.4. Феноменальное и трансфеноменальное.

Что означает слово "критический" в словосочетании "критический реализм"? Оно говорит о том, что в рамках этой модели проводится строгое различие между объективными явлениями и теми кторые носят характер субъективного восприятия. Для наглядности мы объясним это различие на примере зрительного восприятия.

Мы сейчас сосредоточим свое внимание на зрении, хотя человек способен, например, разговаривать и, кроме глаз, у него есть различные другие органы восприятия, в том числе и внутренние. От всех органов этих восприятия поступают сигналы на так называемый "психофизический уровень" (ПФУ) - в некую гипотетическую область мозга, которую образуют различные его части, сложным образом взаимосвязанные друг с другом.

На психофизическом уровне возникают психические образы физических объектов: например, когда вы смотрите на дерево, то у на психофизическом уровне возникает образ (или, как говорят, "представление") этого дерева, которое само, конечно же, остается за пределами вашей головы. Совершенно аналогично там возникают образы всего того, что мы воспринимаем - не только зрительные образы, но и звуки, запахи, чувства страха, радости, оценки типа "хорошо/плохо", различные моральные суждения о воспринимаемых явлениях, словом наша психическая модель внешнего физического мира. Психофизический уровень - это то самое место, в котором располагается наше сознание. Там содержатся все наши "представления" о внешнем мире, в том числе и образ нашего собственного тела.

Психофизический уровень является источником сигналов, которые управляют двигательным аппаратом нашего тела на основании той информации, которую он непрерывно получает от наших органов восприятия, в результате чего наш организм и оказывается способным реагировать на изменения, происходящие в окружающем мире. Под словом "реагировать" мы здесь понимаем реакцию не только двигательную, но и всевозможные другие виды реакции, в том числе эмоциональной или интеллектуальной. Здесь очень важно понимать различие между "внутренним" - теми процессами, которые происходят на нашем психофизическом уровне, и "внешним" - тем, что происходит в физическом мире. Наше физическое тело определенно относится ко "внешнему".

Допустим, например, что от наших органов восприятия на психофизический уровень приходит сигнал о том, что рядом с нашей рукой находится очень холодный предмет; в результате на ПФУ возникает образ этого предмета, который содержит в себе информацию о таких его свойствах, как температура, плотность и т.д., а на основании приобретенного в прошлом опыта возникают соответствующие чувства и ассоциации - такие, как осторожность, страх, или, может быть, озорство. На основании всего этого ПФУ отсылает управляющие сигналы в обратном направлении, и в результате наше тело реагирует (надо надеяться) соответствующим образом. Информация о последствиях этой реакции снова поступает на психофизический уровень, в результате чего появляется возможность корректировки. Мы, конечно, лишь схематически описали здесь схему взаимодействия ПФУ с внешним миром, которое в реальности невероятно сложно и в результате которого у человека возникают такие нетривиальные переживания, как любовь.

Описанная модель не только объясняет, как мы воспринимаем различные вещи, но также и объясняет, почему два разных человека по разному воспринимают одно и то же явление. Поскольку мы отличаемся друг от друга с самого рождения и в течение жизни у нас появляются различные фильтры, "окрашивающие" наше восприятие, то каждый из нас существует в своем собственном "феноменологическом" мире, являющемся своего рода островом в "трансфеноменальном" мире, существующем в отдалении от других подобных островов. То, что вы только что прочитали, может показаться вам непонятной философской тарабарщиной, но при внимательном рассмотрении значение слов "феноменологический" и "трансфеноменальный" понять довольно легко.

"Феномен" - это нечто такое, что мы способны воспринимать, например, то, что мы видим. Это слово в переводе с греческого означает "явление", "то, что проявляется". Поэтому "феноменологический" мир - это совокупность всего того, что мы воспринимаем, или, как мы теперь можем выразиться, всего того, что представлено на психофизическом уровне.

С "трансфеноменальным" миром все тоже обстоит довольно просто. Приставка "транс-" означает "вне", "за пределами" или "по ту сторону". ТРАНСпорт перевозит грузы за пределы города; ТРАНСвестит не ограничивает себя общепринятыми рамками одежды. "Трансфеноменальное" - это нечто такое, что находится за рамками нашего собственного "феноменологического" мира, вне нашего восприятия. Таким образом, "трансфеноменальный" мир только один, в то время, как "феноменологических" миров столько же, сколько разумных существ. При этом в феноменологическом мире каждого человека существует много индивидуальных особенностей, которые отличают его от всех других людей. Это никак не мешает им понимать друг друга. Важно лишь иметь в виду, что в феноменологическом мире каждого человека присутствует много имеющих очень важное значение для него деталей, о существовании которых те люди, которые находятся рядом с ним, даже и не догадываются.

Нет ничего удивительного в том, что пять свидетелей несчастного случая дадут пять совершенно различных описаний происшедшего, а на переговорах по разоружению каждая из сторон будет утверждать, что крылатые ракеты другой стороны гораздо опаснее, чем их собственные. Или вот еще один очень наглядный пример: представьте себе, что вы отправились на прогулку со своей собакой. В вашем феноменологическом мире возникают мысли: "Какая сегодня влажная погода! О, вот идет господин Г. Что то его давно не было видно." Но в феноменологическом мире вашей собаки дела обстоят несколько иначе. То, что вы воспринимаете, как "влажность", для нее предстваляется огромным многообразием чрезврычайно интересных запахов, о которых вы ничего не знаете. К тому же ваша собака плохо видит, и поэтому она совсем не заметила бы господина Г., если бы его запах не был ей хорошо знаком. Хотя вы, который видит господина Г., и собака, которая чувствует его запах, находитесь в едином трансфеноменальном мире, ваш феноменологический мир отличается от феноменологического мира собаки.

Можно еще привести такой пример: полоса тех частот электромагнитных волн, которые воспринимает глаз человека, очень мала по сравнению со всем (трансфеноменальным) электромагнитным спектром. Нашим глазам доступна только малая часть всего электромагнитного излучения, заключенная между инфракрасным и ультрафиолетовым диапазоном. Но для восприятия других живых существ доступна совершенно другая полоса излучения. Змеи, например, очень чувствительны к инфракрасному излучению, а растения - к ультрафиолетовому. Даже среди людей наблюдаются довольно заметные отличия. Не так уж редко встречаются, например люди, не отличающие зеленый цвет от красного.

Что касается электромагнитных явлений, можно привести еще огромное количество аналогичных примеров: существуют живые организмы, чувствительные к магнитным полям или, скажем, к длинноволновому излучению. Этими примерами мы и ограничимся, и предлагаем вам самостоятельно подумать над тем, что (трансфеноменальный) мир доступен для нашего восприятия лишь частично. И дело здесь не только в естественных ограничениях физического и биологического характера, но и в психологических и эмоциональных особенностях, отличающих одного человека от другого.
  Форум: Перевод и адаптация трудов зарубежных авторов · Просмотр сообщения: #227955 · Ответов: 45 · Просмотров: 1 689

mcquadrat
Отправлено: 9.5.2018, 2:54


mc2
********

Группа: Пользователи
Сообщений: 1 747
Регистрация: 26.11.2013
Пользователь №: 146 539


Цитата(Гость @ 8.5.2018, 22:24) *
А по поводу того, что мало людей чувствует запахи/звуки и т.д. Разве это не от степени осознанности зависит? Если не глубокий ос, то и соответственно ни звуков ,ни запахов.


Боюсь нет. В неосознанных снах тоже бывает все это: звуки, запахи, боль от ударов...
От какого то другого параметра зависит.
  Форум: Начинающим сновидцам · Просмотр сообщения: #227954 · Ответов: 75 · Просмотров: 21 722

mcquadrat
Отправлено: 8.5.2018, 2:53


mc2
********

Группа: Пользователи
Сообщений: 1 747
Регистрация: 26.11.2013
Пользователь №: 146 539


5.3. Ограничения.

Центральное место в гносеологических рассмотрениях занимает вопрос о связи между физическими и психическими явлениями. Другими словами, вопрос о том, как связано то, что мы воспринимаем, с тем, что существует "на самом деле", конечно, при том условии, что о том, что существует "на самом деле" мы вообще можем узнать что нибудь достоверное.

Этот вопрос не является абсурдным, в чем можно убедиться на следующем простом примере: допустим, некий человек находится в пустыне, вдали от других людей. Затем он отправляется в дорогу. В пути он не встречает никаких других людей, но ему попадается огородное пугало. Для определенности предположим, что человек никогда раньше не видел пугало, и не знает, что это такое. Предположим также, что пустыня не совсем безлюдна, в ней иногда встречаются люди, которые иногда общаются между собой. Предполагая все эти условия выполненными, мы хотим провести следующий мысленный эксперимент: как этот человек может объяснить себе то, что он видит?

Если наш путник - очень наивный человек, который к тому же находится в плену магических представлений, то он, возможно, подумает, что это какой то другой человек превратился в пугало, и в первые полчаса он будет "фактически" видеть перед собой не пугало, а человека. В рамках магической картины мира такое заключение будет логически безупречным, и даже очевидным. Однако столь наивного человека сегодня трудно себе представить даже в рамках нашего мысленного эксперимента.

Продолжая наш эксперимент, предположим, что наш путник на самом деле - человек, одиноко живущий где нибудь неподалеку, который отправился в дорогу из любопытства или страдая от недостатка общения. Ему иногда приходилось видеть других людей и на основании своего опыта он придет к выводу, что перед ним другой человек, который так же скучает, как и он сам.

Итак, рассмотрение этого примера неизбежно приводит нас к вопросу, как воспринимаемый нами образ относится к реальному объекту восприятия. Этот вопрос о связи между физическим и психическим, между внешним и внутренним, между материей и сознанием является, в сущности, основным предметом рассмотрения всей философии. От Аристотеля до Гегеля и Маркса основным вопросом философии считалась так называемая проблема души и тела. В наше время (см. Fuchs, R.: "Ansätze, Methoden und Wissenschaftliche Grundlagen der Handlungsforschung", 1976) эту проблему иногда называют также - с некоторой долей иронии - основным вопросом теории познания.

Вспомните, как Гретхен спрашивала Фауста: "Генрих, как у тебя обстоит дело с религией?" (или как то так), и как Фаусту пришлось краснеть и изворачиваться, чтобы ответить на этот вопрос. Если бы он сказал ей правду, она бы отвернулась от него. Лгать ему не хотелось. Да и знал ли он ответ на этот вопрос, который мучал его самого? По мнению Фукса, ситуация с этим вопросом Гретхен весьма напоминает ту, которая существует в области научных исследований: ученые не только не знают ответа на вопрос о том, как физические явления связаны с психическими, но часто даже не пытаются его сформулировать.

Однако попытки обойти этот вопрос стороной необходимо приводят к тому, что в исследованиях не учитываются либо физические либо психические аспекты рассматриваемых явлений, что особенно характерно для ряда новых направлений в психологической науке.

К числу таких направлений относится бихейворизм, последователи которого стремятся изучать только то, что можно измерить физическими приборами, а все остальные исследования расценивают, как ненаучные. Сознание (которое никак не поддается физическим измерениям) они рассматривают в своих исследованиях, как черный ящик, а человек, по их мнению, представляет собой бездушный механизм, способный проявлять рефлексивные реакции.

Рассмотрим такой пример: если крысе, которая весит 327 грамм, нанести укол в задницу стальной иглой, весящей 17 грамм и острием радиусом 700 микрометров, двигающейся со скоростью 6.5 метров в секунду, то она подпрыгнет на высоту 137.6 см. Об ощущениях страха, боли и тому подобных ощущениях, которые, возможно, возникают при этом в сознании животного, речь вообще не идет. Возможно, этот пример слишком карикатурен, но он ясно показывает фактический образ мыслей сторонников бихейворизма.

Само собой, в психологии существует и противоположная бихейворизму крайность, так называемая психология чистого сознания, в которой человек рассматривается, как некий бестелесный дух.

Оба эти течения, конечно, представляют собой проявления крайностей. В промежутке между этими крайностями, естественно, существует целый спектр промежуточных направлений, рассказ о которых выходит за рамки нашей книги. Наши примеры показывают, однако, что как в научных исследованиях, так и в повседневной жизни, четкая формулировка своей гносеологической позиции, то есть точки зрения на взаимосвязь между физическим и психическим, необходима для объяснения явлений, происходящих в воспринимаемом нами мире. Это в полной мере относится, естественно, и к критическому реализму, о котором и пойдет речь ниже.
  Форум: Перевод и адаптация трудов зарубежных авторов · Просмотр сообщения: #227929 · Ответов: 45 · Просмотров: 1 689

mcquadrat
Отправлено: 7.5.2018, 2:33


mc2
********

Группа: Пользователи
Сообщений: 1 747
Регистрация: 26.11.2013
Пользователь №: 146 539


5.2. Основания.

Мы не собираемся скрывать, что являемся сторонниками гештальт-теории, которая также известна, как гештальт-психология, и что именно из этой теории мы позаимствовали ту гносеологическую модель восприятия окружащего мира, которую хотим предложить вашему вниманию, а именно - так называемую модель критического реализма.

Для лучшего понимания изложенного ниже мы приведем здесь необходимые основные положения гештальт-теории. Понятие "гештальт" (т.е. "образ") было впервые введено Эренфельсом (Ehrenfels), который понимал под ним некоторую психологическую сущность, которая характеризуется "сверхсуммируемостью" ("Übersummativität") и "транспонируемостью" ("Transponierbarkeit"). Рассмотрим в качестве примера музыкальную мелодию: она сверхсуммируема, поскольку она не является простой суммой отдельных своих частей, и транспонируема, поскольку продолжает быть узнаваема при таких изменениях, как, скажем, изменение тональности. Довольно часто можно услышать по тому или иному поводу такое утверждение: "Целое представляет собой больше, чем простую сумму всех его частей".

Большой вклад в гештальт-психологию внесли представители так называемой берлинской школы - Вертхаймер (Wertheimer), Келер (Köhler) и Кофка (Kofka), а также Левин (Lewin), Метцгер (Metzger), Рауш (Rausch) и Бишоф (Bischof). Ее теоретические и практические основы были заложены в университетах Берлина и Франкфурта на Майне. Приход к власти нацистов кроме всех известных последствий для немецкого народа и науки, привел к тому, что развивавшие эту область ученые оказались в эмиграции, а ей самой был нанесен ущерб, последствия которого не преодолены до настоящего времени.

В этой главе мы изложим гносеологические принципы гештальт-теории. Конечно, в этой книге не представляется возможным дать исчерпывающего представления обо всех ее основных психофизических, теоретико-системных и психологических положениях. Читателю, который почувствует у себя глубокий интерес к данной науке, следует обратиться к специальной литературе.

Перечисление всех достижений гештальт-психологии также не входит в наши намерения. Ее главным результатом можно считать то, что карикатурные представления о человеке, которые характерны для некоторых других психологических направлений, в гештальт-психологии удалось заменить гораздо более адекватным образом. Человек рассматривается в ней не как механизм и не как чересчур сообразительная крыса, с которой его продолжают путать отдельные бихейвористы. В гештальт-психологии многообразные и сложные проявления внутреннего мира человека учитываются во всей их полноте. Гештальт-психологи рассматривают человека как некое динамическое целое, отдельные части которого находятся в постоянном взаимодействии друг с другом, и неразрывно друг с другом связаны.

Наконец, гештальт-психология рассматривает человека, не как некую изолированную, замкнутую систему, а как социальное существо, которое стремится реализовать себя во взаимодействии с другими людьми. При этом гештальт-психологи не считают свои основные принципы неопровержимыми догматами, рассматривая их всего лишь как разумные гипотезы, плодотворность которых следует проверять на практике.

  Форум: Перевод и адаптация трудов зарубежных авторов · Просмотр сообщения: #227910 · Ответов: 45 · Просмотров: 1 689

mcquadrat
Отправлено: 7.5.2018, 2:32


mc2
********

Группа: Пользователи
Сообщений: 1 747
Регистрация: 26.11.2013
Пользователь №: 146 539


Цитата(RoHS @ 6.5.2018, 4:41) *
В итоге вот такой сюжет словил:
....


Эпичная драка получилась. А ведь я хотел продвинуть мысль, что можно без них.
Вот и продвинул блин)
  Форум: Начинающим сновидцам · Просмотр сообщения: #227909 · Ответов: 44 · Просмотров: 7 618

mcquadrat
Отправлено: 6.5.2018, 2:43


mc2
********

Группа: Пользователи
Сообщений: 1 747
Регистрация: 26.11.2013
Пользователь №: 146 539


ГЛАВА 5. ГНОСЕОЛОГИЯ ДЛЯ ДОМОХОЗЯЕК.
5.1. Различные точки зрения.


Гносеология - серьезная наука. Обычно о том, что она из себя представляет, знают лишь немногие, а именно ученые - исследователи, которым приходится непосредственно иметь с ней дело. Однако мы полагаем, что любой дример, когда он пытается ответить на критический вопрос относительно своего состояния сознания, в некотором смысле занимается гносеологией, хотя и называет это по другому. На самом деле что у каждого человека есть свои собственные гносеологические представления относительно того, как устроен окружающий мир, хотя большинство людей об этом просто не задумываются. Мы сделаем попытку явно сформулировать различные распространенные варианты подобных представлений, что будет полезно для того, чтобы избежать различных неясностей и недоразумений.

Очень часто даже в научных исследованиях делается попытка избежать обсуждения гносеологических вопросов, что часто приводит к ошибкам. В этой главе мы укажем два примера из области психологии, в которых, по нашему мнению, были допущены ошибки по этой причине. Конечно, мы понимаем, что у вас может быть своя точка зрения по этому поводу.

Мы, конечно, ни в коей мере не утверждаем, что совершенно необходимо (сознательно или бессознательно) придерживаться какой либо определенной точки зрения на излагаемые нами здесь вопросы восприятия, чтобы успешно освоить искусство осознанных сновидений. При желании вы вообще можете пропустить эту главу, и тем не менее освоить это искусство. Однако мы не оставляем надежду, что содержание этой главы заинтересует вас, и хотим еще раз напомнить высказывание К. Левина о том, что нет ничего практичнее хорошей теории (и наоборот).

Что же полезного вы сможете извлечь для себя из содержания этой главы? Мы пока не станем вынимать кота из мешка, и скажем только одно: ниже мы изложим модель восприятия, основанную на позиции критического реализма, и которая убедительно объясняет, почему наши ощущения и восприятие в сновиденном мире настолько похожи на ощущения и восприятие в реале. На этой модели основано обоснование применения техники осознанных сновидений в качестве нового психотерапевтического средства. Кроме того, критический реализм - это гносеологическая позиция, которая, по нашему мнению, приобретет в будущем большую популярность и будет широко распространена, поскольку она не основана на каких либо абстрактных и искуственных идеях: напротив, это весьма практичная позиция, описывающая широкий круг явлений, непротиворечивая и гибкая.
  Форум: Перевод и адаптация трудов зарубежных авторов · Просмотр сообщения: #227895 · Ответов: 45 · Просмотров: 1 689

mcquadrat
Отправлено: 6.5.2018, 2:42


mc2
********

Группа: Пользователи
Сообщений: 1 747
Регистрация: 26.11.2013
Пользователь №: 146 539




5 глава smile2.gif
  Форум: Перевод и адаптация трудов зарубежных авторов · Просмотр сообщения: #227894 · Ответов: 28 · Просмотров: 1 029

mcquadrat
Отправлено: 5.5.2018, 16:55


mc2
********

Группа: Пользователи
Сообщений: 1 747
Регистрация: 26.11.2013
Пользователь №: 146 539


Эту статью я откопал на filosof.historic.ru

Цитата
Ю.А. Данилов

Гармония и астрология в трудах Кеплера


Не будет преувеличением сказать, что из всех своих современников Иоганн Кеплер был, пожалуй, одной из наиболее ярких, противоречивых и драматических фигур, романтиком (в смысле В.Оствальда) и еретиком, постоянно бросавшим вызов догмам, будь то догмы астрономии, религии или астрологии.

Ознакомившись под руководством профессора Местмена с основами учения Коперника, в ту пору ещё не получившего всеобщего признания, Кеплер стал горячим приверженцем новой теории и с таким жаром отстаивал её на университетских диспутах, что навлёк на себя неудовольствие университетского начальства и до окончания курса был отправлен в протестантскую гимназию Граца. Позднее, в пражский период, работая над “Новой астрономией”, Кеплер порвал с тысячелетней традицией и открыл знаменитый второй закон движения планет (“Планеты движутся по эллипсам, в одном из фокусов которых находится Солнце”). Это открытие потребовало от Кеплера огромной интеллектуальной смелости, ибо речь шла о разрыве с традицией, освященнной именами великих астрономов Птоломея и Коперника.

В религии, будучи верным приверженцем протестантской конфессии (на предложение перейти в католичество во времена контрреформации Кеплер гордо ответил: “Я не торгую своими убеждениями”), Кеплер решился поставить под сомнение не больше, не меньше, как дату рождения Иисуса Христа. В своём сочинении “Об истинной дате рождения Господа нашего Иисуса Христа” он отождествил Вифлиемскую звезду с великим соединением Сатурна и Юпитера и рассчитал, что оно приходится на третий год до новой эры. Нужно ли говорить, что подобная новация не встретила особого восторга у представителей церкви.

Не менее оригинальные идеи Кеплер высказывал и по поводу астрологии. В его изложении астрология превращалась в нечто подобное физической теории резонанса: сами по себе небесные светила не оказывали влияния на судьбу человека, но душа в момент рождения человека запечатлевала углы между светилами и впоследствии особым образом реагировала на них.

Идеи Кеплера, как отметил Вольфган Паули, знаменуют важный промежуточный этап между архаическим, магико-символическим, и новым, количественно-математическим, описанием природы. Многое из того, что впоследствии было критически разделено на научное и вненаучное знание в ту эпоху было нераздельно слито воедино. Трагизм фигуры Кеплера в первую очередь объясняется тем, что линия раздела между старым и новым, между архаическим и критическим знанием проходила не вне его, а через него. Подобно представителям схоластической науки, Кеплер мог апеллировать к авторитету, аллегории, спекулятивным рассуждениям и мистике, но в отличие от схоластов затем проверял каждый свой шаг тщательной сверкой с богатейшим эмпирическим материалом - накопленным за 20 лет данными астрономических наблюдений Тихо Браге и вычислениями. При малейшем расхождении с наблюдательными данными гипотеза безжалостно отбрасывалась, сколь бы привлекательной она ни была.

Всё это делает выбор фигуры Иоганна Кеплера странным и даже парадоксальным. Как уже говорилось, он не был типичным представителем как научного, так и вненаучного знания своего времени. По масштабу своих свершений, острой наблюдательности и отточенной интуиции, по цельности характера, благородству помыслов, “пчелиному трудолюбию” (А.Эйнштейн) и гениальности озарений, наконец, по разнообразию и важности полученных результатов Кеплер даже в ряду самых великих является скорее не правилом, а редким исключением. (Тем более непонятна и лишена каких бы то ни было оснований уничижительная характеристика, данная Кеплеру в “Истории западной философии” Бертрана Рассела: “Пример того, что может достичь посредственность ценой трудолюбия”.)

И всё же именно Кеплер представляется особенно подходящей фигурой для прослеживания самых разнообразных сторон и особенностей теоретико-познавательных концепций, проблем научного творчества, роли изначальной установки в работе учёного, соотношения между эмпирическим и теоретическим знанием и т.д.

Дело в том, что безликая пуританская манера изложения, установившаяся в научной литературе Нового Времени, привела к тому, что автор излагает результаты, формулировки и доказательства, умалчивая о том, какой ценой и при каких обстоятельствах они были получены, что послужило толчком к открытию. Читатель видит как бы готовое здание, вокруг которого убраны все леса, и ему остаётся лишь догадываться, каким образом строителям удалось достичь самой высшей точки шпиля. Тщетно стали бы мы искать в “Математических началах натуральной философии” какие-либо упоминания относительно обстоятельств, сопутствовавших выводу того или иного утверждения, о тех тупиках, в которых оказывался автор, пока не нащупывал выход. Мерная ньютоновская проза, разделенная на определения, предложения и пояснения, хранит молчание. И только сравнивая между собой три прижизненных издания “Начал”, мы можем строить догадки о том, в каком направлении происходило развитие идей и представлений Ньютона.

К настоящему времени положение условной демаркационной линии между научным и вненаучным знанием определяется строгими канонами, определяющими не только доказательность аргументов научного исследования, но и форму изложения научных результатов. Сложившуюся научную аскезу Герман Вейль сравнивал с залитой ослепительным светом комнатой, в которой ни один предмет не отбрасывает тени. Сам Герман Вейль, чей виртуозный немецкий язык и философская глубина текста не уступает произведениям Германа Гессе, предпочитал “мягкий пейзаж под открытым небом”.

Анализ текстов Иоганна Кеплера открывает перед исследователем неизмеримо большие возможности для проверки гипотез и догадок, чем тексты любого другого его современника: в отличие от них (и тем более учёных последующих поколений) Кеплер откровенен с читателем. Его труды - не только отчёты о полученных результатах, но и своего рода повествование о трудностях пройденного пути, неудачах и поражениях. Научное творчество Кеплера привлекало, привлекает и будет привлекать не одно поколение исследователей. Среди тех, кто отдал дань уважения памяти великого труженика и романтика науки назовём лишь биографа и знатока наследия Кеплера Макса Каспара и одного из создателей квантовой механики Вольфганга Паули, посвятившего Кеплеру работу “О влиянии архетипических представлений на формирование естественнонаучных теорий у Кеплера”, написанную с позиций аналитической психологии Карла-Густава Юнга.

Основной доминантой научного творчества Кеплера при всем разнообразии тем и подходов была идея гармонии мира - поиск того предустановленного порядка, который вложил в своё творение Господь Бог. Даже в пылу чудовищных по трудоёмкости вычислений, связанных с теорией Марса и, казалось бы, не оставлявших пространства для иных помыслов, у Кеплера в одном из писем вырывается страстное признание: “Я бы закончил свои исследования гармонии мира, если бы астрономия... не захватила меня настолько, что я чуть было не сошел с ума”.

Идея поиска гармонии мира возникла у Кеплера ещё в молодые годы. Ещё в первой своей работе “Тайна мироздания “ (1597) Кеплер вознамерился вывести из единого геометрического принципа число орбит, их относительные размеры и характер движения планет.

Перебрав множество гипотез и отвергнув их как не выдержавших проверку, Кеплер, как ему казалось, открыл геометрический принцип, позволявший объяснить и число известных тогда планет (Меркурий, Венера, Земля, Марс, Юпитер и Сатурн) 1 и относительные размеры орбит. Геометрия Солнечной системы (“тайна мироздания”), по Кеплеру, заключалась в следующем. “Земля (имеется в виду орбита Земли) есть мера всех орбит. Вокруг неё опишем додекаэдр. Описанная вокруг додекаэдра сфера есть сфера Марса. Вокруг сферы Марса опишем тетраэдр. Описанная вокруг тетраэдра сфера есть сфера Юпитера. Вокруг сферы Юпитера опишем куб. Описанная вокруг куба сфера есть сфера Сатурна. В сферу Земли вложим икосаэдр. Вписанная в него сфера есть сфера Венеры. В сферу Венеры вложим октаэдр. Вписанная в него сфера есть сфера Меркурия”.

Будучи внутренне убежденным в правильности полученного решения, Кеплер тем не менее считает необходимым обосновать свою уверенность следующими аргументами. Поскольку Всевышний, “совершеннейший из строителей, с необходимостью должен был создать творение, обладавшее безупречной красотой”, то для этого ему, подобно смертным, пришлось руководствоваться числом и мерой. “Линия и поверхность не содержат в себе числа - здесь царит неограниченное. Пространственные тела - также. Неправильные тела надлежит выбросить из рассмотрения, ибо речь идёт об основе наилучшим образом упорядоченного строения”. Остается единственная возможность: определенным образом упорядоченная система пяти платоновых тел.

Приведя все мыслимые (и немыслимые - с точки зрения современной науки) доводы в пользу правильности построенной им системы, Кеплер неожиданно для самых строгих своих критиков замечает: “Сказанное до сих пор служит лишь для того, чтобы подкрепить правдоподобными аргументами открытый нами закон. Теперь же мы хотим перейти к определению планетных орбит и к геометрическим исследованиям. Если вычисленные значения не совпадут,2 то весь наш труд заведомо окажется напрасным”.

Проверка оказалась мучительной и долгой. Достигнутому после всех ухищрений согласию, хотя оно и было довольно хорошим,3 всё же недоставало убедительности. Необходимы были точные наблюдательные данные, которыми в то время располагал лишь один человек в Европе - Тихо Браге.

Аристократ по рождению и учёный по призванию, знаменитый датский астроном Тихо Браге первым понял важность систематических наблюдений. Вплоть до появления телескопов Гершеля достигнутая им точность наблюдений оставалась недосягаемой.

“Все должны смолкнуть и внимать Тихо, - писал Кеплер в письме от 9/10 апреля 1599 года канцлеру Баварии Херверту фон Хоэнбургу, - который отдал 35 лет жизни наблюдениям и своими глазами видел больше, чем многие другие всей остротой своего разума. Любой его инструмент стоит больше, чем всё моё имущество и имущество всех моих родных. По сравнению с ним Птолемей, Альфонс и Коперник выглядели просто мальчишками, если бы Тихо не имел обыкновения приписывать им большую часть своих знаний и идей, послуживших толчком к его открытиям...”

Между тем у Кеплера созревал замысел нового сочинения. В письме Херварту фон Хоэнбургу от 14 декабря 1599 года Кеплер сообщал: “Мне удалось уже разработать метод и сделать первые наброски книги “О гармонии мира”. В ней будет пять частей или глав: первая, геометрическая, - о фигурах, которые можно построить с помощью циркуля и линейки; вторая, арифметическая, - о числовых пропорциях, свойственных правильным многогранникам; третья, музыкальная, - о причинах гармоний; четвертая, астрологическая, - о причинах аспектов” 4.

Кеплер посылает Тихо Браге экземпляр своей “Тайны мироздания” в надежде получить вместе с отзывом столь необходимые ему данные. Но Браге не спешил делиться накопленными сокровищами: результаты своих наблюдений он намеревался использовать для подкрепления своей собственной гео-гелиоцентрической модели мира (все планеты обращаются вокруг Солнца, которое в свою очередь обращается вокруг Земли). Раздосадованный неудачей, Кеплер пишет своему учителю, астроному в Вюртембергском университете профессору Местлину 26 февраля 1599 г.: “Вот моё мнение о Тихо. Он богат сверх меры, но, подобно большинству богачей, не знает, как распорядиться своим богатством. Необходимо поэтому взять на себя его труд (что я и сделал с подобающей деликатностью) и лишить его накопленных богатств, вынудить опубликовать без утайки наблюдения, и притом все”.

Кеплер наносит визит Браге, который к тому времени обосновался в замке Бенатек под Прагой, но неудачно. В письме Херварту фон Хоэнбургу от 12 июля 1600 г. Кеплер сообщает: “Я бы закончил свои исследования гармонии мира, если бы астрономия Тихо не захватила меня настолько, что чуть было не сошел с ума.... Одной из важнейших причин моего визита к Тихо было желание получить от него точные значения эксцентриситетов, чтобы с их помощью проверить “Тайну мироздания” и уже упоминавшуюся “Гармонию мира”, ибо априорные умозаключения должны непротиворечить очевидному, а наоборот, находиться в согласии с ним. Узнать, что-либо у Тихо мне не удалось. Лишь за обедом в застольной беседе он между прочим упоминал сегодня - апогей одной планеты, завтра - узлы другой”.

Визит в Бенатек убедил Кеплера в том, что одному Браге не под силу справиться с обработкой наблюдений. ...Тихо обладает лучшими наблюдениями и, следовательно, материалом для возведения здания, - писал Кеплер. - У него есть работники и всё необходимое. Недостает ему лишь архитектора, который использовал бы всё это в соответствии с его же, Тихо, замыслом. Ибо, сколь несчастлив ниспосланным ему даром Тихо и сколь ни искусен он в архитектуре, всё же разносторонность задач и то обстоятельство, что истина подчас бывает запрятана довольно глубоко, препятствует его успехам. К тому же начинает сказываться и возраст, ибо дух и силы его ослабевают и ослабевают через несколько лет настолько, что ему станет трудно делать всё самому”.

Став ассистентом (а затем и научным наследником) Тихо Браге, Кеплер занялся теорией Марса и был вынужден на долгие годы оставить занятия милой его сердцу гармонией мира. Но размышления над любимой темой не прекращались. О том, насколько неотступно преследовала Кеплера мысль о поиске гармонии мира, свидетельствует хотя бы признание, вырвавшееся у него в письме к Гейдону (1605): “Если бы Господь избавил меня от астрономии, дабы я мог сосредоточить все свои помыслы на работе “О гармонии мира””.

Свершиться замыслам было суждено не скоро: первый вариант “Гармонии мира” был закончен лишь 27 мая 1618 г. И хотя писал “Гармонию” не восторженный преподаватель протестантской гимназии в Граце, а зрелый учёный муж, “математик его императорского величества” Рудольфа II, открыватель двух первых законов движения планет, автор “Новой астрономии”, “Диоптики”, “Дополнений к Вителлию”, “Стереометрии винных бочек”, увлеченность его идеей гармонии мира осталась прежней.

Если в “Тайне мироздания” мы ощущаем юношескую непосредственность автора, если в “Новой астрономии” нас изумляет его тонкая интуиция, позволяющая ему находить верную дорогу сквозь лабиринт наблюдений, и бескомпромиссное следование наблюдательным данным Тихо Браге, то в “Гармонии” перед нами предстаёт Кеплер-мыслитель, занятый поисками ключа к строению Вселенной, - сверхпринципа, позволяющего единым взглядом охватить всё богатство явлений, обосновать общность всех членов Солнечной системы.

Высокая задача требовала особой тщательности изложения, и Кеплер решает следовать непогрешимому (в те времена) идеалу математической строгости -“Началам” Евклида.

Кеплер, считавший геометрию “прообразом красоты мира”, в отличие от пифагорейцев искал первопричины гармоний не в числовых соотношениях, а в скрытых за числами геометрических фигурах. Основная идея его труда - универсальный характер гармонии мира, и роль математики в познании этой гармонии отчетливо сформулирована в предпосланном первой книге эпиграфе из Прокла Диадоха, любимого античного автора Кеплера: “В изучение природы математика вносит величайший вклад тем, что позволяет обнаружить стройную систему идей, в соответствии с которыми построена Вселенная, ...и представить простые элементы, на которых зиждутся небеса, принимающие в различных частях соответствующие формы, во всём их гармоничном и соразмерном единстве”.

В своих исследованиях гармонических пропорций Кеплер во многом использовал X книгу “Начал” Евклида, дополнив евклидову теорию иррациональных чисел их классификацией по степени “представимости”. “Когда я увидел, - пишет Кеплер во введении к первой книге “Правильные фигуры, производящие гармонические пропорции”, - что истинные и подлинные различия между геометрическими фигурами, из которых я намеревался вывести причины гармонических пропорций, обычно совершенно неизвестны, что Евклид, подвергший их исследованию,... заглушен критиками высокомерных невежд и либо его никто не слушает, либо он говорит о тайнах философии глухим, что Прокл, открывшый Евклида для понимания, извлекший скрытое на свет и сумевший сделать легко понятными самые трудные места, служит предметом насмешек, а его комментарии простираются на далее десятой книги, - мне стало ясно, что делать. Свою задачу я усмотрел в том, чтобы прежде всего выписать из X книги “Начал” Евклида то, что особенно важно для задуманного мной плана, затем с помощью некоторой классификации расположить в четком порядке идеи Евклида, указать причины, по которым Евклид пренебрег тем или иным членом последовательности, и, наконец, рассмотреть сами фигуры. Поскольку при этом речь шла о вполне ясном изложении Евклида, то я довольствовался лишь тем, что приводил формулировки соответствующих теорем. Многое из того, что Евклид доказывал иначе, мне пришлось изложить заново, поскольку я преследовал определенную цель - сравнить представимые и непредставимые фигуры. Я соединял разрозненное и изменял порядок... Я не стремился к особой точности в леммах и не слишком следил за выражениями, ибо в большей мере заботился о своем предмете, выступая не как математик в философии, а как философ в этой части математики”.

Важнейшим свойством геометрических фигур Кеплер считает рациональность отношений длин их элементов и возможность построения их с помощью циркуля и линейки. Это свойство кладется в основу разделения многоугольников на представимые и непредставимые. Кеплер утверждает, что “речь идет здесь об очень важных вещах, ибо в этом и состоит причина, по которой Бог не использовал семиугольник и другие фигуры этого же рода для украшения мира в отличие от ... представимых фигур”.

Но представимых фигур бесконечно много, и не существует способа, позволяющего однозначно выбрать конечное число таких фигур, чтобы с их помощью “обосновать” гармонические пропорции.

И Кеплер пытается различать фигуры по новому свойству, которое он называет конгруэнцией (вторая книга “Гармонии мира” так и называется “Конгруэнция гармонических фигур”). Конгруэнцией Кеплер называет заполнение плоскости геометрическими фигурами или построение из плоских фигур многогранников. Рассматривая плоские конгруэнции, Кеплер одним из первых решает задачу о разбиении плоскости как на равные (конгруэнтные) фигуры, так и на фигуры различных форм и размеров. При изучении пространственных конгруэнций Кеплер открывает два звездчатых многогранника.Число конгруэнтных фигур оказалось конечным, и все они оказались представимыми.

Теперь Кеплеру предстояло извлечь из свойственных этим фигурам числовых отношений такие, которые можно было бы принять за основу гармонии. Поиском гармонических соотношений посвящена третья книга “Гармонии мира”, которая называется “Происхождение гармонических пропорций, а также природа и различие музыкальных интервалов”.

Кеплеру предстояло решить необычайно сложную задачу: не только указать основные интервалы, из которых можно построить весь звукоряд, но и вывести из их свойств геометрию представимых фигур. Проделав колоссальную вычислительную работу и по существу создав свою теорию музыки, Кеплер получает семь основных гармонических интервалов: октаву (с отношением частот 1:2), увеличенную сексту (3:5), малую сексту (5:8), чистую квинту (2:3), чистую кварту (3:4), большую терцию (4:5) и малую терцию (5:6) - и выводит из них весь звукоряд.

“Эти семь делений струны, - поясняет Кеплер, - я нашел, сначала руководствуясь слухом, в числе, равном числу гармоний в пределах одной октавы, и лишь затем не без труда вывел причины отдельных делений и всей их совокупности из глубочайших оснований геометрии”.

Музыкальная гармония дала Кеплеру удобную терминологию. Однако, сколь ни важны музыкальные гармонии, они, по мнению Кеплера, представляют собой не более чем материализацию абстрактных отношений, которые и являются истинно гармоническими.

Носителями “чистых” гармоний служат идеальная окружность и ее разбиения. Рассмотрению чистых гармоний посвящена четвертая книга “Гармонии мира”, которая называется “Гармоническая конфигурация звездных лучей и ее влияние на погоду и другие явления природы”.

В этой книге Кеплер подробно излагает собственную астрологию, которая существенно отличается от общепринятой. Согласно Кеплеру, основное свойство индивидуальной души, которое он называет формирующей силой, или формирующей матрицей, заключено в ее способности инстинктивно реагировать на некоторые гармонические пропорции, соответствующие рациональным разбиениям окружности. В музыке это свойство души проявляется в ее способности воспринимать созвучия определенных музыкальных интервалов. Точно также душа обладает способностью реагировать на гармонические пропорции углов, образуемых световыми лучами, приходящими от звезд на Землю.

По мнению Кеплера, расположение светил не имеет для астрологии ни малейшего значения. Все влияние надлежит приписать только лучам света, испускаемым звездами. Душа с помощью Инстинкта, не апеллируя разуму, знает о гармонических пропорциях, ибо, имея форму окружности, представляет собой подобие Бога, в котором эти пропорции и вытекающие из них геометрические истины пребывают испокон веков. Зная это, душа попадает под влияние внешних форм тех конфигураций, которые образуют световые лучи, и запечатлевает их в памяти с самого рождения. Сам Кеплер говорит по этому поводу следующее: “Я обращаюсь к астрологам. Если говорить о моем мнении, то я считаю, что в небесах нет светил, приносящих несчастье, еще и потому, что человеческая натура движется по Земле, которая сама подвержена влиянию излучений планет. Точно так же слух, наделенный способностью различать созвучия, до такой степени подвержен влиянию музыки, что она побуждает того, кто ее слышит, пуститься в пляс”.

По Кеплеру, душа из-за присущей ей форме окружности обладает врожденным представлением о Зодиаке. На судьбы людей влияют лучи, испускаемые не неподвижными звездами, а планетами. Вопрос о том, как распределяется двенадцать знаков Зодиака среди семи планет, Кеплер считает чистейшим вздором, но основной принцип астрологии полагает обоснованным. Особую роль играют гармонические углы между лучами, называемые “аспектами”.

В первой главе четвертой (“астрологической”) книги “Гармонии мира” Кеплер излагает свое понимание гармонических аспектов: “Необходимо отличать чувственные и аналогичные им гармонии от чистых гармоний, лишенных всего чувственного. Первые гармонии многочисленны ... и имеют разнообразные носители. Чистые же гармонии, лишенные чувственных носителей, всегда одинаковы. Например, тот тип гармонии, который возникает из пропорции 1:2, всегда один и тот же. Если же он выражен в звуках, то называется октавой, если же в углах между лучами, - противостоянием. При этом в музыкальной системе октава может быть высокой или низкой ... гармонией человеческих голосов или звуков, издаваемых музыкальными инструментами”.

Другой реализацией гармоний служат так называемые действенные конфигурации - углы между лучами от двух планет, обладающие особым свойством возбуждать одушевленные существа в силу их подлунной природы и ограниченных возможностей так, что в момент наступления такой конфигурации эти существа развивают повышенную активность.

Углы между лучами (“аспекты”), приходящими на Землю от светил, по мнению Кеплера, способны оказывать влияние на погоду и души людей, воспринимающих их как чуткие резонаторы. “Действенных аспектов” восемь (в долях окружности: соединение (1:1), секстиль (1:6), квадратура (1:4), тритон (1:3), противостояние (1:2), квинтиль (1:5), триоктиль (3:8) и биквинтиль (2:5).

Главной реализации гармоний - в движении планет - посвящена пятая, заключительная книга “Гармонии мира” - “Совершенная гармония в небесных движениях и связанное с ней возникновение эксцентриситетов, радиусов орбит и периодов обращений”.

В предисловии к ней звучит неподдельная радость человека, достигшего заветной цели: “То, о чем я догадывался 25 лет назад еще до открытия пяти правильных тел между небесными орбитами, то, в чем я был уверен еще до прочтения рукописи Птоломея о гармонии, то, что я обещал своим друзьям, выбрав заглавие этой книги еще до того, как сам предмет стал мне ясен, то, что 16 лет назад я провозгласил как цель исследования в одной из своих работ 5, то, что побудило меня посвятить лучшую часть жизни астрономическим изысканиям, найти Тихо Браге и избрать Прагу местом жительства, ... я, наконец, вынес на суд.

... Ныне, после того как 18 месяцев назад впервые забрезжил рассвет, после того как 3 месяца назад наступил ясный день и лишь несколько дней назад взошло яркое солнце чудеснейшего зрелища, ничто не может остановить меня. Я отдаюсь священному экстазу. Не боясь насмешек смертных, я исповедуюсь открыто. Да, я похитил золотые сосуды египтян, чтобы вдали от границ Египта воздвигнуть жертвенник своему Богу. Если вы простите меня, я снесу это. Жребий брошен. Я написал книгу либо для современников, либо для потомков; для кого именно - мне безразлично. Пусть книга ждет сотни лет своего читателя: ждал же сам Бог 6000 лет, пока появился свидетель”.

Две фундаментальные идеи лежат в основе кеплеровской картины мира, два принципа: геометрический (число планет и расстояния между орбитами определяются правильными платоновыми телами) и гармонический, управляющий эксцентриситетами и периодами обращения. Геометрический принцип подробно изложен в “Тайне мироздания” и первая глава пятой книги следует в основном этому юношескому сочинению Кеплера.

Вторая глава “О связи гармонических пропорций с пятью правильными телами” призвана показать, что оба принципа не исключают, а скорее дополняют друг друга. В ней, в частности, говорится: “Связь эта весьма разнообразна, однако в основном бывает четырех типов. Ее можно усматривать либо во внешних формах правильных тел, либо в пропорциях, возникающих при построении их граней, которые также гармоничны, либо в пропорциях уже построенных тел рассматриваемых как порознь, так и вместе, либо, наконец, в пропорциях, которые точно или приближенно совпадают с пропорциями вписанных и описанных сфер”.

Хотя сами пропорции уже были найдены, их носитель в движениях планет по-прежнему оставался неизвестным. Прежде чем приступить к его поискам, Кеплер считает необходимым в 13 тезисах изложить “сведения, необходимые для рассмотрения небесных гармоний”, дав по существу сжатое изложение всей астрономии того времени.

Знаменитый третий закон движения планет сформулирован в восьмом тезисе. На этот раз читатель остается в полном неведении относительно того, каким был путь, приведший Кеплера к открытию. Кеплер ограничивается лишь следующим сообщением: “Она (истинная пропорция между периодами обращений и размерами орбит) пришла мне в голову 8 марта сего (1618) года, когда мне потребовалось уточнить некоторые даты, однако рука моя не была удачливой, и я отверг свою догадку как ошибочную. Наконец, 15 мая та же мысль снова пришла мне в голову и со второй попытки рассеяла тьму моего духа. Между моей семнадцатилетней работой над наблюдениями Тихо и моими нынешними размышлениями возникло при этом столь полное согласие, что я было подумал, будто все это мне снится и я принимаю желаемое за действительное. Однако совершенно достоверно и точно установлено, что пропорция между периодами обращения любых двух планет составляет ровно полуторную степень пропорции их средних расстояний”.

Пользуясь новым законом, Кеплер в тезисах 11, 12 и 13 находит зависимость между расстояниями от Солнца до планет в афелии и перигелии и их наибольшей и наименьшей скоростью, а также определяет по экстремальным скоростям среднюю.

Но главный вопрос: “Где в движениях планет создатель запечатляет гармонические пропорции и каким образом это происходит?” - остается покуда открытым.

После долгих поисков Кеплер обращается к отношению угловых скоростей в афелии и перигелии - и, о радость (“солнце гармонии засияло во всем блеске”): отношения экстремальных угловых скоростей для внешних планет действительно оказались весьма близкими к гармоническим (Сатурн - 4:5, Юпитер - 5:6, Марс - 2:3).

Кеплер считал, что гармония возникает не только из отношений угловых скоростей в афелии и перигелии одной планеты, но и из отношений экстремальных скоростей двух планет, и различал эти два типа гармоний. “Между введенными нами гармониями для одной планеты и гармониями двух планет имеется большое различие. Первые не могут возникать в какой-то неопределенный момент времени, для последних же это вполне возможно. Действительно, если какая-нибудь планета находится в афелии, то она не может одновременно находиться в противолежащем перигелии. Если же речь идет о двух планетах, то одна из них может находиться в афелии, а другая в тот же момент времени - в перигелии. В этой связи можно привести следующую аналогию. Гармонии, образуемые отдельными планетами, относятся к гармониям, образуемым парами планет, так же, как простое, или одноголосое пение, называемое хоральным, которое только и было известно древним, - к многоголосому, так называемому фигурированному пению, открытому в последнем столетии.

... Таким образом, небесные движения суть не что иное, как ни на миг не прекращающаяся многоголосая музыка, воспринимаемая не слухом, и разумом”6.

Суровая школа “Новой астрономии” не прошла для Кеплера даром: Кеплер не преминул подвергнуть “гармоническую теорию” проверке.

И здесь снова проявляется его неудержимая фантазия. Небольшое расхождение между значениями угловых скоростей планет в афелии и перигелии (пересчитанное по наблюдениям Браге для наблюдателя на Солнце) и теоретическими гармоническими отношениями, вычисленными из чисто геометрических соображений, Кеплер объясняет тем, что небесный секстет должен звучать одинаково согласованно и в миноре, и в мажоре, а для этого планеты должны иметь возможность настраивать свои инструменты.

Исходя из гармонических отношений между угловыми скоростями планет в афелии и перигелии, Кеплер при помощи второго и третьего законов рассчитывает элементы орбит и получает числа, “весьма близкие к расстояниям, полученным из наблюдений Тихо”.

Находит свое объяснение и замеченное ранее расхождение между расстояниями, вычисленными в “Тайне мироздания”, с одной стороны, и наблюдениями Браге и расстояниями, даваемыми гармонической теорией, - с другой. Геометрия правильных (платоновых) тел определяет лишь последовательность расположения планет, уступая затем роль структурного принципа гармоническим отношениям: “Геометрический космос наиболее совершенного расположения (правильных тел) не может сосуществовать с наиболее гармоничным космосом”.

Всякий, кто интересуется взаимоотношением научного и вненаучного знания, принципов симметрии и философией и историей науки, найдет в творчестве Кеплера для себя немало неожиданного и поучительного.
  Форум: ВТО, магия, паранормальные явления и пр. · Просмотр сообщения: #227882 · Ответов: 5 · Просмотров: 221

45 страниц V   1 2 3 > » 

Новые сообщения  Открытая тема (есть новые ответы)
Нет новых сообщений  Открытая тема (нет новых ответов)
Популярная тема  Горячая тема (есть новые ответы)
Нет новых  Горячая тема (нет новых ответов)
Опрос  Опрос (есть новые голоса)
Нет новых голосов  Опрос (нет новых голосов)
Закрыта  Закрытая тема
Перемещена  Тема перемещена
 

Текстовая версия Сейчас: 22.5.2018, 4:28