IPB

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

41 страниц V   1 2 3 > » 

mcquadrat
Отправлено: Вчера, 1:06


mc2
********

Группа: Пользователи
Сообщений: 1 636
Регистрация: 26.11.2013
Пользователь №: 146 539


Раньше (сообщение #4 в этой теме) я уже переводил одну статью П. Толи про осознанность спрайтов. Это еще одна по данному вопросу. Материал этих двух статей частично пересекается, особенно в части примеров - некоторые из них присутствуют в обеих статьях. Тем не менее прочитать стоит обе smile2.gif

Цитата
ОБЛАДАЮТ ЛИ СПРАЙТЫ СОЗНАНИЕМ?
Экспериментально - феноменологическое исследование осознанных сновидений.

Поль Толи
Впервые опубликовано в марте 1985 г. в журнале Gestalt Theory, Vol.7, No 1.

Краткое содержание.

Настоящая работа состоит из теоретической и экспериментальной части. В теоретической части представлены концептуальные, гносеологические, феноменологические и методологические основания, которые требуются для уточнения вопроса, вынесенного в заглавие статьи. При этом мы исходим из представлений критического реализма и гештальт-теории, оставаясь при этом в рамках нашей предметной области, которая с точки зрения критического реализма до этого еще не изучалась. В экспериментальной части описаны различные попытки проверить,обладают ли те спрайты, с которыми эго сновидения встречается в осознанных снах, такими же когнитивными способностями, как и разумные существа. Затем мы касаемся практического значения наших исследований для применения осознанных сновидений в терапии.

ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ ЧАСТЬ
1. О ПОНЯТИИ ОСОЗНАННЫХ СНОВИДЕНИЙ


Понятие осознанных сновидений известно, по всей видимости, каждому читателю, кроме того об этом понятии и о новых результатах в этой области подробно писалось в другом месте (Tholey[1977,1980b, 1981]), так что мы ограничимся тем, что приведем некоторые признаки, которые составляют отличие осознанных сновидений от обыкновенных. Кроме того, чтобы распознавать различные состояния сна, уместно различать между собой разные степени осознанности:

1. Ясность относительно собственного состояния сознания: то есть, человек понимает, что он спит.
2. Ясность относительно свободы собственных действий: например, когда человек встречает во сне монстра, он может сделать выбор: убегать ли от него или попытаться подружиться с ним.
3. Ясность мышления, отсутствие замутненного, запутанного или помрачненного состояния мыслей.
4. Ясность памяти относительно событий реальной жизни: то есть, человек помнит, где он был и что делал перед тем, как заснуть.
5. Ясность восприятия: человек понимает, что он видит, слышит, осязает, обоняет и чувствует.
6. Ясность понимания смысла сновидения.
7. Ясность сновиденной памяти. Нужно отметить, что эта степень ясности, в отличие от остальных, только косвенно относится к характеристике сновиденных состояний.

Под смыслом сновидения мы понимаем информацию о себе или о своей ситуации, которую человек может почерпнуть из сновиденной символики (См. напр. Metzger[1967, стр. 29]) Кюнкель [1934] говорит в таком случае о ясном смысле сновидения. Мы согласны с Метцгером в том, что не все сновидения обладают смыслом в таком понимании этого слова.
В литературе по сновидениям употребляется термин "люцидный сон") (англ. "lucid dream"), и обычно не уточняются различия между разными аспектами ясности ("люцидности").
Часто ясность относительно своего состояния сознания принимается в качестве критерия отличия осознанного сна от обыкновенного. Это неправильно: понимание того, что человек спит (т.е. п.1), относительно часто приходит без существенного изменения поведения дримера. В первую очередь именно понимание свободы собственных действий (т.е. п.2) придает сновидению совершенно другое качество (см. напр. Tholey[1981,1984]).

Хотя осознанные сновидения все еще мало распространены в нашей культуре, это явление считается нормальным (в обычном смысле), если только не рассматривать обычные сны, как психическое расстройство. Вспомним, что человек в среднем проводит около четырех лет своей жизни в сновидениях, и это время обычно теряется бесполезно из за того, что сознание в сновидении оказывается запутанным и беспорядочным. Но поскольку мы, в нашей цивилизации, не проявляем внимания к нашей сновиденной жизни, она находится в заброшенном состоянии, и, подобно любому другому аспекту нашей духовной жизни, отмирает, если ей не заниматься. Кроме того, возможно, что для осознанных сновидений имеются определенные препятствия аффективного характера, потому что благодаря осознанности во сне можно ясно выявить то, что человек обычно бессознательно стремится скрыть от себя различными примитивными способами. По этой причине мы рассматриваем неспособность достижения осознания во сне не как расстройство нормальной сновиденной жизни, а как возможный симптом общего психического расстройства.

Излагаемое здесь не является чисто спекулятивными рассуждениями, а представляет собой результаты современных исследований осознанных сновидений и, кроме того, описание традиций племени сеноев, которые с детства обучаются осознаваться во сне. В этом племени никогда не было известно о неврозах, психозах или случаях насилия (Stewart[1969]).

2. О ПОНЯТИИ СОЗНАНИЯ.


Многие спрайты, которые встречаются в осознанных сновидениях, производят сильное впечатление разумных существ. Они разговаривают и ведут себя осмысленно, в их поведении проявляются дифференцированные чувства, и они способны делать удивительные вещи. Но действительно ли они обладают сознанием? Я предполагаю, что "просвещенные" ученые, отвечая на этот вопрос, не должны отделываться отговорками или объявлять эго бессмысленным. По причине чрезврычайно важного теоретического и практического значения этого вопроса, мы не должны отмахиваться от него, но нам следует попытаться так его уточнить, чтобы он приобрел ясный смысл.

В процессе обсуждения мы рассматриваем различные устоявшиеся определения сознания и излагаем основные положения критического реализма и гештальт-теории, с точки зрения которых спрайты, также как и эго сновидения, представляют собой определенные процессы, протекающие на психофизическом уровне. (См. раздел 4 в этой части). Здесь мы прежде всего подчеркиваем различие между нашей позицией и позицией эзотериков, которые считают, что спрайты существуют, мыслят, чувствуют и действуют независимо от организма дримера,


Для прояснения того, что с точки зрения критического реализма означает наличие сознания у спрайтов, имеет смысл, следуя Дюнкеру [1947], провести различие между феноменологическим и онтологическим определением сознания (дальнейшие уточнения см. в Graumann[1966]). С феноменологической точки зрения сознание характеризуется восприятием (посредством чувств, воображения, мышления) феноменологического эго в феноменологических условиях. Дюккер [1947, стр. 506] разъясняет понятие "участие" на примере зрения (в феноменологическом смысле). Основная феноменологическая характерная черта зрения - "воспринимать"; выражение "я вижу дерево" означает "я (определенным образом) ощущаю дерево" или "дерево дано мне определенным образом". Зрительное восприятие требует прежде всего наличие предмета, который мы воспринимаем. Истинная природа восприятия основывается на независимости рассматриваемого предмета от наблюдателя в ходе акта восприятия. Другими словами, восприятие предмета не является актом создания этого предмета. Когда я прохожу мимо дерева и смотрю на него с разного расстояния и с разных направлений, меняется не дерево (как феноменологический предмет) само по себе, а только вид визуального восприятия, хотя это обстоятельство и может совершенно отойти на второй план.

Обратимся теперь к понятию сознания в онтологическом смысле. Для этого нужно разъяснить понятие общего феноменологического поля.
Для обсуждения понятия сознания в феноменологическом смысле существенны различия между субъектом (феноменологическим эго), актом восприятия (мысленного, чувственного, или осуществляемого посредством воображения) и воспринимаемым предметом, но в случае понятия сознания в онтологическом смысле это не так. Легко поддаться соблазну отождествить сознание с осознающим эго. По выражению Метцгера [1966, стр. 3], "сознание - это то что у меня есть, когда я бодрствую, и чего у меня нет, когда я сплю". По этому поводу я в другом месте (Tholey[1980, стр.15) сделал такое критическое замечание:

"Обманчивость подобных рассуждений проясняется, если попытаться выяснить, что такое это "я", которое обладает сознанием. Это "я" определенно не может обладать феноменологической природой, поскольку оно само является частью сознания, в том смысле, в каком здесь употребляется это выражение. Не ясно, следует ли под термином "я" понимать физический организм или же его часть, так что это понятие является по меньшей мере крайне запутанным. Под "я" обычно понимают нечто похожее на психоаналитическую концепцию эго, подразумевая под "я" носитель сознания и совершая при этом ошибку категорного плана (в смысле, используемом в Ryle[1969]) Наконец, существует возможность метафизического понятия "я", обладающего не трансфеноменальной, а трансфизикалистической природой, которое во всевозможных вариациях возникает в немецкой идеалистической философии. Однако с точки зрения критического реализма такое понятие "я" является излишним."

3. УТОЧНЕНИЕ ПОСТАНОВКИ ВОПРОСА.


Прежде, чем перейти к обсуждению различных состояний сна, нужно обсудить, возможно ли в принципе, чтобы человек обладал более, чем одним сознанием (в онтологическом смысле), то есть уточнить, могут ли в мозге одного человека существовать несколько различных феноменальных полей. Рассмотрим в связи с этим эксперименты Сперри [1968]. Он рассекал у нескольких пациентов полосу, соединяющую полушария мозга, чтобы избавить их от трудно поддающихся лечению симптомов. С помощью сложных процедур тестирования, которым после этого подвергались пациенты, он смог установить, что каждое из разделенных полушарий оказывается способным к независимому мышлению, восприятию и обучению. В одном особенно интересном случае, правая сторона тела человека (управляемая левым полушарием) конфликтовала с левой рукой, так что он "грозил своей жене левой рукой, в то же время правой рукой написал своей жене записку, в которой просил, чтобы она помогла ему справиться с агрессивным поведением левой руки" (Piners[1977], процитировано в Pelleiter[1982, стр. 105])

Подобные случаи убедительно показывают, что существование в каждом из полушарий собственного феноменального поля действительно возможно. В пользу этого также говорит то, что оба полушария обладают сходной морфологической структурой и начинают различаться в функциональном отношении только с пятилетнего возраста. Если ребенку, не достигшему этого возраста, по медицинским причинам будет сделано разделение полушарий мозга, то не будет никаких причин, чтобы в одном из полушарий были бы необходимые психофизические условия для возникновения сознания, а в другом нет. Поэтому возможно существование в мозге двух различных феноменальных полей, в каждом из которых находится свое эго, способное к восприятию феноменологических предметов, которое осуществляется посредством мышления, чувств и воображения. Из-за разделения двух феноменальных полей каждое из двух эго никогда феноменологически не воспринимает другое.

Но возможно ли также, чтобы в одном и том же феноменальном поле находились два (а может быть и больше) различных эго, способные к восприятию феноменологических предметов? На этот вопрос следует ответить утвердительно. В осознанных сновидениях, хотя и редко, случается, что у человека появляется два эго, каждое из которых наблюдает за ходом сновидения со своего собственного положения. Одно из этих эго может, например, видеть какой нибудь предмет слева от себя, а второе - справа.

Это явление несколько отличается от того, которое рассматривал Рауш [1982]. Рауш подчеркивал, что в рассматривании изображений кроме того "реального эго", которое находится в "обычном", то есть свободном от визуального восприятия, общем поле, участвует еще и некоторое "виртуальное эго" В качестве обоснования он ссылается на один известный вид "картин-перевертышей". Среди них встречаются такие, на которых, в зависимости от реализации, можно видеть разные образы, если рассматривать их с различного расстояния или под различными углами зрения. Рауш считает, что этот факт вызван изменением положения виртуального эго.

В отличие от этого, в вышеупомянутом случае, когда в осознанных сновидениях возникает два реальных эго (в феноменологическом смысле), они являются во всех отношениях равноправными. При этом эго может как обладать телом, так и существовать в виде "чистого эго" , где термин "чистое" означает полное отсутствие каких либо телесных ощущений (Rausch[1982, стр.27]) "Чистое эго" или "точка эго" (Tholey[1982]), однако, наделено такими же способностями к воображению, мышлению и зрительному восприятию феноменологических предметов, как и эго, обладающее телом. Когда же эго находится в теле, оно обычно похоже на то тело, которым человек обладает наяву. В осознанных сновидениях у человека может существовать и более двух эго, каждое из которых обладает телом; в наших исследованиях иногда отмечались случаи, когда в сновидении у человека появлялось более пяти эго, обладающих телами. Тибетские йоги якобы даже могут в своих сновидениях разбить свое эго на миллион частей, в результате чего у них появляется возможность восприятия всей (феноменологической) вселенной (Chang [1963,стр.92]).

Теперь, после рассмотрения вышеописанных случаев, мы готовы обсудить вопрос, обладают ли спрайты своим собственным сознанием. Выше мы установили возможность существования двух феноменальных полей в одном и том же мозге. При этом было отмечено, что из за полного разделения этих полей эго одного поля не может феноменологически воспринимать эго из другого поля.
С другой стороны, появляющиеся во сне спрайты, наличие сознания у которых нас интересует, определенно воспринимают эго сновидения. Эти спрайты, в отличие от тех случаев, которые описывались выше, представляют собой не равноправные "я" одного человека, но некие посторонние для него сущности, к которым можно обратиться на "ты", в том же смысле, как к постороннему человеку в реале. Утверждение о том, что спрайты обладают сознанием, можно интерпретировать так, что у них существует свое эго, которое способно к восприятию феноменологических предметов (посредством ощущений, мышления и воображения) со своей перспективы, аналогично тому, как к этому способно эго сновидения. Феноменальные поля, соответствующие эго сновидения и спрайтам могут при этом не полностью совпадать, так что у спрайтов могут быть свои переживания (чувства, представления или мысли), которые для эго сновидения не сразу становятся известными. С другой стороны, эти феноменальные поля все же не полностью разделены. Может случиться, например, что эго сновидения и спрайт видят один и тот же предмет в ходе сновидения, хотя другие предметы, которые видит спрайт, эго сновидения не может увидеть со своей зрительной перспективы. Такая ситуация похожа на ту, которая существует в представлении наивного реалиста, считающего, что одна часть непосредственных ощущений является "личной" (например, чувство боли), а другая "общей" (например, зрение).

Вопрос о том, обладают ли спрайты сознанием в том смысле, который обсуждался выше, имеет, после всего сказанного, этическое значение. Если нам известно, что спрайты могут испытывать чувство боли, то по моральным соображениям мы не должны совершать над ними никаких насильственных действий. Конечно, существование у спрайтов сознания настолько же трудно доказать или опровергнуть, как существование сознания у другого человека (Bischof[1966, стр. 27]). Однако все же возможно, что эмпирическая сторона этого вопроса поддается проверке феноменологическими и физиологическими методами, которые мы обсудим в следующем разделе.

4. ВОЗМОЖНОСТИ ЭМПИРИЧЕСКИХ МЕТОДОВ ИССЛЕДОВАНИЯ.


Если к вопросу о существовании сознания у спрайтов подходить эмпирически, то удобнее всего исследовать с помощью методов экспериментальной феноменологии, способны ли спрайты выполнять определенные действия, которые могут быть признаком наличия у них сознания. В зависимости от того, окажутся ли спрайты способными к совершению таких действий, можно будет решить, вероятно ли, что они и на самом ли деле обладают сознанием. Попытки таких исследований, которые мы проделывали, описаны во второй части.

Чтобы показать, что в определенных физиологических исследованиях могут быть уместны феноменологические наблюдения, нужно кратко остановиться на психофизической стороне вопроса. Ввиду особенности отношений между феноменологическими и сопряженными с ними нейрофизиологическими явлениями на психофизиологическом уровне, моя точка зрения на современное состояние науки о мозге - психофизический монизм, который постулирует тождественность упомянутых явлений, и я считаю этот подход наиболее плодотворным в экспериментальном плане и наиболее простым в плане метафизики. (См. в частности, Tholey[1980a]). С этой точки зрения упомянутые явления можно концептуально рассматривать, как психофизические процессы. На предположении о тождественности, о котором говорилось выше, основывается гипотеза об изоморфизме, принятая в гештальт-теории. Она утверждает, что факты относительно психофизических процессов, получаемые посредством прямых наблюдений, факты относительно этих процессов, получаемые косвенно (посредством физиологических методов исследования), по своей динамической структуре совпадают. Исходя из гипотезы изоморфизма, можно предположить, что в результатах нейрофизиологических наблюдений проявления сознания у спрайтов были бы аналогичны проявлениям сознания эго сновидения. Хотя при современном состоянии науки о мозге проводить необходимые для этого нейрофизиологические наблюдения затруднительно, мы все же можем получать важные косвенные выводы, основанные на наблюдениях за сопутствующими периферийными процессами. В частности, мы знаем, что ЭЭГ, в зависимости от типа умственной деятельности, имеет различную форму. При счете, например, частота альфа-волн в левом полушарии мозга выше, чем в правом, а при пении - наоборот. Лабержу [1963], когда он исследовал поведение эго сновидения, удалось показать, что такое же различие наблюдается и в состоянии сна.

В связи с нашей проблемой, для нас представляет интерес вопрос о том, как изменяется вид ЭЭГ в зависимости от активности спрайтов. Чтобы выяснить это, было бы целесообразно провести эксперимент, в котором эго сновидения попросило бы спрайтов заняться различными видами умственной деятельности, причем его собственная активность менялась бы как можно меньше, чтобы облегчить контроль за процессом. Особый интерес представляют случаи, когда эго сновидения входит в тело другого спрайта (не обладая собственным телом), и в его теле производит определенные действия, например, делает вычисления в уме или медитирует. Если при этом характерные признаки этих действий проявятся на ЭЭГ, это увеличит вероятность того предположения, что спрайты обладают собственным сознанием.

Людям, не знакомым с исследованиями осознанных сновидений, эксперименты такого рода могут показаться чем то утопическим. Но для опытных сновидящих это - обычные методы исследования, в которых нет ничего сложного. В связи с этим следует отметить, что эго сновидения может подавать заранее согласованные сигналы движением глаз "внешнему" наблюдателю, чтобы поддерживать контакт с ним во время сновидения. (См.напр. Tholey[1983b]). Но если психическая активность других спрайтов на самом деле будет отражаться на ЭЭГ , тогда эти спрайты также могут, пользуясь этим кодовым языком движений глаз, посылать информацию "внешнему" наблюдателю.


2. ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНАЯ ЧАСТЬ.
1. ПОСТАНОВКА ЗАДАЧИ.


В наших исследованиях на первом плане стояло определение уровня когнитивных способностей спрайтов. В частности, мы стремились подтвердить, что они:
(1) способны воспринимать окружающее их пространство со своей собственной зрительной перспективы;
(2) имеют свой собственный доступ к памяти;
(3) могут самостоятельно думать.

Обратите внимание, что для того, чтобы утвердительно ответить на эти вопросы, даже если лишь часть спрайтов окажется обладающей способностями указанного рода, следует, конечно, основываться на наблюдениях многих участников экспериментов, чтобы установить "интерсубъективную" справедливость делаемых выводов. (О понятии "интерсубъективности" с точки зрения критического реализма см. в Tholey[1980b, стр. 178-180]).

2. ОПИСАНИЕ МЕТОДИКИ.

В исследованиях принимали участие 9 человек (студенты и дипломированные психологи), которые обучались у нас техникам достижения осознанности во сне (Tholey[1977, 1982, 1983d, 1984]). Участников экспериментов инструктировали, чтобы они, осознавшись во сне, предлагали бы различные задачи повстречавшимся там спрайтам, в результате чего можно было бы проверить наличие у них способностей к восприятию, мышлению и воспоминанию. Кроме того, участников просили не сообщать другим участникам о результатах своих собственных наблюдений до окончания экспериментов. Участники действовали общему плану, который устанавливал и варьировал руководитель эксперимента, и целью которого было экспериментальное определение способностей спрайтов. С точки зрения гештальт-теории, этот эксперимент представлял собой частный случай экспериментального феноменологического исследования (См. напр. Rausch[1979], Tholey[1980b, стр. 177]).

3. КОНКРЕТНЫЕ ЭКСПЕРИМЕНТЫ.


Для ответа на поставленные вопросы было проведено много разнообразных исследований, и здесь в краткой форме приводятся лишь результаты некоторых из них (методические и экспериментальные подробности см в Tholey и Krist [в печати]). Оказалось, что лишь некоторые из спрайтов пожелали и были способны выполнить предложенные им задания. При изложении результатов мы ограничиваемся такими примерами осознанных сновидений, в которых встречались способные и расположенные к сотрудничеству спрайты. Здесь и далее мы для простоты используем антропоморфную терминологию, не предполагая заранее, что спрайты действительно обладают сознанием.

3.1. Эксперимент A.
Этот эксперимент мы планировали и проводили вместе с моим бывшим сотрудником г-ном Кристом. Г-н Крист провел и ряд других экспериментальных исследований на тему о наличии сознания у спрайтов (см. Krist[1981]). Для проверки способностей спрайтов к восприятию им давалось следующее задание: спрайт должен был что нибудь нарисовать или написать, так чтобы рисунок или надпись оказался перевернутым с точки зрения эго сновидения, но был ориентирован "правильно" с точки зрения спрайта. Для этого было необходимо, чтобы эго сновидения и спрайт стояли бы напротив друг друга. С этой задачей смогла справиться только часть спрайтов. Вот два примера из отчетов студентов-психологов (Отчеты о сновидениях были мной несколько отредактированы для сохранения анонимности участников и по литературным соображениям):

Пример 1: "...Спрайт берет в руки карандаш и быстро срисовывает профиль лица человека, голову которого я вижу. Я удивлен и переворачиваю рисунок на 180 градусов, чтобы повнимательнее его рассмотреть. Изображение не изменяется, но, когда я отвел взгляд, а затем посмотрел на рисунок еще раз, я увидел его "правильно" (он перевернулся). На рисунке был изображен спортсмен; его голова была наклонена так, что отчетливо видно было только нос и усы... В сновидении мне казалось, что рисунок головы был сделан настолько хорошо, что я был убежден, что нарисовавший его спрайт обладает сознанием "

Пример 2: "... Моя подруга собирается что то написать. Она пишет очень долго и как то неуклюже, и у нее получается что то навроде "3ZWG" (печатными буквами). Я отчетливо вижу движения ее руки, особенно когда она пишет букву "G"; она стоит совсем рядом со мной. Закончив писать, она собирается уйти. Я прошу ее написать еще что нибудь; взглянув на меня, она начинает писать на горизонтальной подставке, своего рода доске для письма. Очень быстро (я едва ли сам мог бы писать так быстро), она пишет слово "Lipperstr.", которое я вижу перевернутым вверх ногами. (Это название улицы, на которой я живу). На меня это производит глубокое впечатление. Почерк хороший и ровный, слегка угловатый (напоминает шрифт Зюттерлин) Последующая проверка показала, что тот почерк, который я видел в сновидении, действительно оказался очень похож на почерк моей подруги"


Эти и похожие примеры подтверждают, что некоторые спрайты настолько хорошо умеют писать и рисовать, как если бы они зрительно воспринимали сновиденное пространство со своей собственной зрительной перспективы. Сновидение, описанное в последнем примере, имело интересное последствие. Приблизительно через два месяца после того, как студент увидел этот сон, он поинтересовался, что означает непонятное сокращение ”3ZWG”, которое было написано на доске. Оказалось, что это сокращение для слова "Dreizimmerwohnung" - "трехкомнатная квартира". Это имело отношение к одной из его текущих проблем. Его подруга хотела, чтобы он съехал с квартиры на Липперштрассе, в которой он тогда жил, и поселился вместе с ней в трехкомнатной квартире. В рамках нашей тематики этот случай имеет важное значение, потому что в поступках и словах спрайтов часто содержится некий смысл, даже если сам дример его не замечает.

3.2. Эксперимент B.

Чтобы проверить, обладают ли спрайты своим собственным доступом к памяти, им предлагалось в качестве упражнения назвать такое слово, которое не знал сам дример. Целый ряд спрайтов хорошо справился с этой задачей, как показывают следующие примеры. Сначала приведу один пример своего собственного сновидения. Сначала нужно сказать, что вечером перед тем, как увидеть этот сон, я обсуждал с несколькими дримерами, в чем сходство и отличие между содержанием осознанных сновидений и определенными религиозными видениями. В частности, мы говорили об обращении св. Павла. (Речь идет об эпизоде из Нового Завета, Деян[9:3] - mc2)

Пример 3: "...Я нахожусь в каком то зале, в котором я делаю доклад об осознанных сновидениях, и внезапно я понимаю (по неизвестной причине), что сплю. "
Я обращаюсь к одному пожилому слушателю, и спрашиваю его, не может ли он назвать мне какое нибудь неизвестное слово или слово из иностранного языка, которого бы я не знал. Этот спрайт отвечает мне в предостерегающим тоне: "Икониум, запомните это слово хорошо! Несмотря на интенсивные попытки, я так и не смог сообразить, что может означать это слово..."
Проснувшись, я прочитал в справочнике, что Икониум - это название города в Малой Азии, в котором св. Павел был побит камнями за свою проповедь. Смысл сновидения мне сразу стал ясен.

Следующий пример взят из отчета одного студента-психолога.

Пример 4: "...Мы встречаемся с Толи, и, когда я прошу назвать мне какое нибудь неизвестное слово, он говорит мне: "Я - нимрод". Я не знаю, что такое нимрод..."
Из словаря этот дример узнал, что Нимрод - это легендарная фигура вавилонского эпоса, возможно идентичная Гильгамешу. Он побывал в подземном мире и считается первым человеком, который узнал об осознанных сновидениях.

Хотя ,по всей вероятности, про Икониум, о котором говорилось в примере 3, я слышал что нибудь, когда учился в школе, мне совершенно непонятно, откуда я мог знать то слово, которое услышал в сновидении из следующего примера:

Пример 5: "... В какой то комнате я встречаю свою знакомую. Как было запланировано, я прошу ее сказать мне какое нибудь неизвестное мне слово. Она быстро говорит: "орлог". Действительно, значение слова "орлог" я не знаю... Когда я во второй раз спросил ее, что же такое значит "орлог", она заявила, что вообще не говорила этого слова, вместо этого она назвала мне слово "шарм", потому что я думаю, что она очаровательно выглядит... "

Согласно словарю оказалось, что слово "орлог" - голландское и означает войну или какую нибудь вражду. Хотя я (все еще) являюсь критическим реалистом, я сомневаюсь, что когда нибудь раньше мог его слышать.

В следующем примере, который заимствован из отчета одного из студентов-психологов, дримеру также назвали слово, которое было ему совершенно незнакомо. Этот студент даже был твердо уверен, что никогда такое слово не слышал (В этом сновидении студент совершил целый ряд проверок, относящихся к тем экспериментам, которые описываются ниже, например, см. эксперимент D) :

Пример 6: "...Осознавшись во сне в очередной раз, я обнаружил себя в салоне самолета, который летит на Ямайку. Удобно откинувшись на спинку кресла, я замечаю симпатичную стюардессу. У нее длинные светлые волосы, она чрезврычайно мила и улыбается мне. Я спрашиваю, как ее зовут, и она отвечает: "Кира"... Затем я спрашиваю: "Кто ты?" Она отвечает: "я твоя сновиденная спутница. Я полечу с тобой"... В этот момент у меня появилось ощущение, что я нашел себе в сновидении подругу... Догадавшись, что я хочу, чтобы она это сделала, Кира написала свое имя на листке бумаги. Потом я спросил, сколько будет 11 умножить на 11; она немного подумала и сказала: "141". Мне самому пришлось немного подумать, чтобы понять, что ответ был неправильный... Потом я вернулся к плану своего путешествия и решил, что мы отправимся туда вместе с Кирой..." Проснувшись, студент открыл словарь имен и там обнаружил, что "Кира" (женская форма имени "Кирилл") означает "Принадлежащая Господу" или "Посвященная Господу".

3.3. Эксперимент C.

Этот эксперимент состоял из двух отдельных частей, в которых спрайтам каждый раз предлагалось решить одну из двух задач:

1. Найти слово, рифмующееся с тем словом, которое назовет эго сновидения.
2. Сочинить стихотворение.

Первое задание немного сходно с заданием из вышеупомянутого эксперимента по проверке наличия доступа к памяти, второе же в значительной степени требует наличия творческих способностей. Многие спрайты справились с обоими заданиями. Мы ограничимся тем, что приведем два примера из отчетов дипломированных психологов. На первое и второе задание мы ссылаемся, как на (1) и (2).

Пример 7: "...Я останавливаюсь, некоторое время думаю, на какое бы слово спросить у него рифму, и затем говорю ему: "Извините пожалуйста, не могли бы Вы назвать мне какие нибудь слова, которые рифмуются с Tanne (ель)?" Поскольку человек кажется немного растерявшимся, я сам называю два слова в рифму: "Wanne" (ванна) и "Kanne" (кувшин,кружка). После этого уже он говорит: "Panne!" (авария). Я сразу же вспоминаю про ДТП, в которое я (в реале) попал несколько дней назад. Сразу после этого я просыпаюсь"

Пример 8: "...На поле я вижу нескольких психологов. Я думаю, что могу сейчас одним выстрелом убить двух зайцев: во первых, могу попросить сочинить стихотворение, а во вторых, могу разузнать что нибудь про себя. Так что я спрашиваю их: "Не могли бы вы рассказать мне какое нибудь стихотворение?" Тот из психологов, который стоял ближе всего ко мне, ответил: "In dem Dunkel der Nacht da hat er sich umgebracht" ("В ночной темноте я погубил себя") Это стихотворение сразу вызвало у меня воспоминание об одном стихотворении, которое я услышал в сновидении несколько лет тому назад, когда у меня была кризисная ситуация. Оно начиналось словами: "Ich ging in den Abend und suchte die Nacht, die Gedanken in‘s Dunkel zu senken" ("Я иду вечером и ищу ночь, чтобы опустить свои мысли в ее темноту")..."
По мнению дримера, это стихотворение говорило о том, что в кризисной ситуации, в которой он находился, когда услышал первое стихотворение, он утратил свою первоначальную личность. В других похожих случаях, дримерам снилась их собственная смерть, что символизирует отмирание устаревших черт личности (см. напр. Faraday[1980,стр.221]).

3.4. Эксперимент D.

В дополнение к ранее проведенному эксперименту, в котором исследовалось, способно ли эго сновидения умножать в уме двузначные числа, следовало проверить, каковы способности к вычислениям у спрайтов. Для этого участникам эксперимента было предложено задать тем спрайтам, которые повстречаются им во сне, задачи на сложение и умножение различной сложности. Оказалось, что спрайты обладают весьма слабыми способностями в области вычислений. Хотя участники эксперимента опросили около 60 спрайтов, среди них не нашлось ни одного, способного решить задачу, в которой фигурировали числа, большие 20. Напомним в связи с этим разговор дримера с Кирой из примера 6.

В следующем примере вычислительные задачи предлагались нескольким спрайтам. Пример взят из отчета одного дипломированного психолога.

Пример 9: "...Я вижу группу детей в возрасте 6-7 лет. Когда я спрашиваю одного мальчика, умеет ли он считать, вперед выходит пожилой человек (очевидно, учитель этих ребят) и говорит: "Эти ребята немножко умеют считать". Я спрашиваю мальчика: "Сколько будет два умножить на два?" Он отвечает: "четыре". Потом я спрашиваю: "Сколько будет три умножить на три?" Он быстро отвечает: "девять". Тогда я усложняю задание: "Сколько будет три умножить на семь?" Мальчик некоторое время думает и говорит: "восемнадцать". Я своим видом показываю, что разочарован ответом, тогда снова вмешивается учитель и говорит: "Я же говорил вам, что они только немножко умеют считать, больше, чем до десяти они еще не умеют"
...

Потом я выхожу обратно на улицу, чтобы попытаться задать спрайтам различные примеры. Сначала я обращаюсь к хорошо одетому человеку средних лет и спрашиваю его: "Не могли бы ВЫ решить мне одну задачу?" Он презрительно смотрит на меня, как на надоедливого рекламного агента. Несмотря на его недружелюбную реакцию, я не сдаюсь. Затем мне встречаются два пожилых человека, оба в очках, несколько небрежно и чудаковато одетых, очевидно профессора. Я думаю: "О, это то что мне нужно". Я спрашиваю одного из них, не может ли он решить мне одну арифметическую задачу, и он приветливо отвечает: "Пожалуйста. Давайте вашу задачу!" Я спрашиваю: "Сколько будет четыре умножить на четыре?" Он тут же отвечает: "шестнадцать!" Потом довольно злым голосом добавляет: "Вы что же, за дурака меня держите, давая мне такую легкую задачу. Вы, наверное, считаете меня маленьким ребенком!" Я несколько возмущен, однако думаю, что наконец нашел человека, который готов решать мои задачи, раньше мне это не удавалось. Я хочу дать ему задачу с бОльшими числами, раз уж эта оказалась для него слишком простой. Решаю дать ему такую задачу, в которой бы умножались числа, бОльшие 20. Сначала выбираю в качестве примера 21 умножить на 22. Но потом думаю, что эта задача тоже покажется "профессору" слишком простой. Тем временем он начинает проявлять нетерпение; он машет рукой и уходит вместе со своим спутником. Разочарованный, я просыпаюсь"

Хотя обычно арифметические задачи оказывались для спрайтов сложными, в двух случаях они продемонстрировали по меньшей мере определенную независимость, проявив способность самостоятельно формулировать задачи и правильно их решать, как показывает следующий пример, который взят из отчета одного дипломированного психолога.

Пример 10: "...Я хочу проверить интеллектуальные способности этого мальчика и для начала спрашиваю его: сколько будет один умножить на один? Мальчик отвечает: "один!". Я: "А три умножить на четыре?" Немного подумав, мальчик говорит: "одиннадцать". Я смеюсь и говорю ему: "Да ты даже простые задачки не умеешь решать. Правильный ответ - двенадцать!". Но мальчик, презрительно улыбаясь, говорит: "А я и не решал твою задачу, я считал, сколько будет семь плюс четыре, а это будет одиннадцать, разве нет? "..."

4. ДАННЫЕ НАБЛЮДЕНИЙ, НЕ ВХОДИВШИХ В СЕРИЮ ЭКСПЕРИМЕНТОВ.

В заключение мы кратко остановимся на результатах незапланированных наблюдений, которые представляют интерес в свете нашего вопроса, и которые, в частности, могут дать некоторую информацию по неисследованной до сих пор проблеме о способностях спрайтов к обучению.

Спрайты проявляют особую изобретательность, когда им необходимо перехитрить эго сновидения. Если попытаться заглянуть им прямо в глаза (Tholey[1981,1983a]), они пытаются отвести взгляд, надеть на голову капюшон или выключить свет, чтобы избежать прямого взгляда эго сновидения. При этом поведение спрайтов часто наводит на мысль, что они обучаются на том опыте, который получили в предыдущих сновидениях. Если в предыдущем сновидении вы смотрели спрайту прямо в глаза, то весьма вероятно, что в следующем сне он появится в надетом на голову капюшоне, или примет какие нибудь другие меры предосторожности.

В связи с этим следует заметить, что многие дримеры успешно договаривались со спрайтами, с которыми они встречались во сне, о встрече в последующих сновидениях. Чтобы проиллюстрировать это, я снова приведу пример из собственного сновиденного опыта. Как я уже упоминал, некоторые спрайты способны обучать дримера высшему искусству сновидения (Tholey[1983a]), и мне захотелось проверить, может ли спрайт помочь дримеру осознаться в обыкновенном (неосознанном) сне.

Пример 11: "...Я нахожусь на лужайке перед домом и зову одну девушку, которую я часто встречал в предыдущих сновидениях. Потом открывается дверь и девушка, которую я звал, выходит. Я говорю ей: "Сможешь позвать меня, когда я в следующий раз буду видеть сон?" Она дружелюбно кивает мне..."

В ту же ночь мне приснился обыкновенный сон, содержание которого мне не запомнилось. Помню только, что я проснулся от того, что кто то громко крикнул: "Поль!". Я испугался и выбежал из спальни, чтобы посмотреть, кто меня зовет. Конечно же, я никого не нашел. Потом я снова уснул, осознался во сне, и опять встретил там ту девушку, с которой мы общались в первом сне. Я сказал ей, что выражение "позвать" ("Rufen") я употребил не в буквальном смысле, и что я на самом деле хотел попросить ее помочь мне осознаться в следующем сне. На следующую ночь эта девушка разыскала меня в обыкновенном сне и сказала мне, что это сон.

Этот пример показывает не только то, что можно договариваться со спрайтами о встрече, и они будут соблюдать эту договоренность, но и тот факт, что может возникнуть взаимное непонимание между эго сновидения и спрайтом, а следовательно они мыслят независимо друг от друга. Хотя можно привести еще сотни примеров, в которых спрайты ведут себя так, как если бы они обладали сознанием, мы ограничимся теми примерами, которые уже были приведены. Между прочим, если прямо спросить спрайта о том, есть ли у него сознание, он может ответить вам так: "У меня сознание есть, это я знаю, а вот есть ли сознание у тебя, я сомневаюсь, раз ты задаешь мне такие глупые вопросы".

5. ОБСУЖДЕНИЕ И ВЫВОДЫ.

Рассматривая всю совокупность полученных результатов, можно увидеть следующее: хотя считать спрайты умеют не лучше, чем первоклассники, в других областях некоторые из них проявляют замечательные когнитивные способности. Хотя мы приложили немало усилий, чтобы определить такие области деятельности, в которых спрайты не способны проявить себя, таких областей нам пока найти не удалось. С точки зрения экспериментальной науки, пока также не обнаружено никаких данных, которые бы противоречили факту наличия у спрайтов собственного сознания. Хотя этот факт, возможно, никогда не будет точно установлен, мы извлекли из наших исследований определенные практические результаты, в частности, разработали терапевтическую технику, в которой спрайты рассматриваются, как обладающие сознанием. В этой технике рекомендуется, кроме всего прочего, чтобы конфликты с агрессивно настроенными спрайтами разрешались не взаимным применением силы, а в ходе открытого диалога. При этом агрессивные вначале спрайты оказываются готовыми к конструктивному общению и к сотрудничеству с эго сновидения. Примирение с враждебными спрайтами приводит к быстрому прекращению кошмаров, и одновременно также к устранению симптомов страха наяву.

Относительно интерпретации подобных фактов мы укажем здесь только самое главное. Угрозы враждебно настроенных спрайтов могут отражать внутренние конфликты, причем сами эти спрайты могут персонифицировать "отщепленные", "вытесненные" или "изолированные" частичные системы личности (см. Lewin[1969]). Открытый диалог и примирение с таким спрайтом приводит, таким образом, к тому, что изолированная первоначально система приходит во взаимодействие с другими системами, и в результате оказывается способной интегрироваться в целостную личность. Примирение должно в итоге привести к тому, что различные частичные системы личности, вместо того, чтобы конфликтовать друг с другом, начинают работать вместе, чтобы реализовать различные социальные и другие возможности. (Введение в обоснование терапии с применением осознанных сновидений с точки зрения гештальт-теории см. в работе Tholey и Krist[в печати].

На наши теоретические представления и терапевтические методы оказали значительное влияние работы К.Г. Юнга, на которых мы вкратце остановимся, хотя Юнг оставляет вопрос о наличии сознания у частичных систем личности без ответа. В юнгианской терминологии эти частичные системы называются "комплексами". По его мнению, действия отщепленных или отколовшихся частей личности, хотя причины их отщепления неясны, определяют сущность поведения человека. При определенных обстоятельствах комплексы могут так себя проявлять, как если бы они обладали собственной личностью, а в сновидениях они могут выступать в персонифицированном виде, так что Юнг не исключал возможности, что комплексы могут обладать собственным сознанием.

Опасность комплексов состоит в том, что они поглощают энергию и могут привести к невротическому расслоению личности. В особо тяжелых случаях комплекс может даже превратиться в доминирующую часть личности, которая захватит управление над двигательной системой, речью и мимикой. Это приводит к глубоким изменениям личности, которые Юнг называл отождествлением с комплексом, и которые в средневековые времена называли одержимостью. Личность также может расколоться на несколько частичных личностей, которые станут поочередно перехватывать управление поведением человека. Мне кажутся достойными внимания случаи, в которых такое серьезное проведение рационального и открытого диалога с "перехватившей управление" частичной личностью приводило к ощутимым и устойчивым результатам (т.е. к интеграции частичной личности в целостную личность). Однако иногда неправильное поведение в осознанных сновидениях приводит человека не к целостной личности, а в кабинет терапевта.

Поскольку Юнг не обсуждал возможность наличия сознания у фрагментарных личностей, которые принципиально не отличаются от тех комплексов, которые есть у здоровых людей, он также не касался вопроса о том, можно ли приписывать наличие сознания комплексам.

КРАТКИЙ СВОД РЕЗУЛЬТАТОВ.

В части 1 объясняется, в каком смысле можно понимать утверждение о том, что спрайты обладают собственным сознанием. С феноменологической и гносеологической точек зрения (см. Duncker[1947]), наличие сознания у спрайта означает, что он обладает своим собственным эго, что он воспринимает феноменологические явления со своей собственной точки зрения, подобно тому, как это делает эго сновидения, и обладает аналогичными способностями к мышлению, восприятию и воображению. С точки зрения эмпирической науки, возможны несколько различных подходов к изученю вопроса о наличии сознания у спрайтов.

В части 2 описываются различные эксперименты, в которых исследовалось, какими когнитивными способностями обладают спрайты. В этих экспериментах принимало участие девять дримеров, которые предлагали встречавшимся им в сновидениях спрайтам задания разного рода. Спрайтам предлагалось: (a ) написать или нарисовать что нибудь, (b ) назвать неизвестное дримеру слово, (c ) найти рифму, (d ) решить различные арифметические задачи. Оказалось, что часть спрайтов оказалась способной к тому, чтобы успешно выполнить эти задания, хотя их способности к арифметике оказались слабыми. С эмпирической точки зрения, наши результаты не противоречат допущению о том, что спрайты обладают сознанием. Отсюда был сделан вывод, что в рамках терапии с применением осознанных сновидений со спрайтами следует общаться так, как если бы они были разумными существами.

ЛИТЕРАТУРА.

Bischof, N.: Erkenntnistheoretische Grundlagenprobleme der Wahrnehmungspsychologie.In: W. Metzger (Hrsg.): Wahrnehmung und Bewusstsein.Handbuch der Psychologie, BD. 1/I, 21-78 (Göttingen 1966).
Chang, C.C.: Teachings of Tibetan Yoga (New York 1963).
Duncker, I.C.: Phenomenology and epistemology of consciousness of objects. Philosophy and Phenomenological Research 7, 505-541 (1947).
Faraday, A.: Deine Träume - Schlüssel zur Selbsterkenntnis (Frankfurt 1980).
Graumann, C.F.: Bewusstsein und Bewusstheit - Probleme und Befunde der psychologischen Bewusstseinsforschung. In W. Metzger (Hrsg.): Wahrnehmung und Bewusstsein. Handbuch der Psychologie, Bd. 1/I, 79-127 (Göttingen 1966).
Jung, C.G.: Über psychische Energetik und das Wesen der Träume (Zürich 1948).
Koehler, W.: The obsessions of normal people. In: M. HENLE (Hrsg.): The selected papers of Wolfgang Koehler, 398-412 (New York 1971).
Krist, H.: Empirische Klartraumstudien (allgemein-psychologische Aspekte). Unveröffentlichte Prüfungsarbeit (Frankfurt/M. 1981).
Laberge, S.P.: Psychophysical parallelism in lucid dreams. Lucidity Letter 3 H.4, 3-4 (1983).
Lewin, K.: Grundzüge der topologischen Psychologie (Bern 1969).
Metzger, W.: Der Ort der Wahrnehmungslehre im Aufbau der Psychologie. In: W. Metzger (Hrsg.): Wahrnehmung und Bewusstsein. Handbuch der Psychologie, Bd. 1/I, 3—20 (Göttingen 1966).
Metzger, W.: Psychologische Aspekte des Traums. In: H.Buerger-Prinz und P.-A. Fischer (Hrsg.): Schlaf, Schlafverhalten, Schlafstörungen, 21—31 (Stuttgart 1967).
Pelletier, K. R.: Unser Wissen vom Bewusstsein (München 1982).
Pines, M.: The brain changers. Scientist and the new mind control (New York 1977).
Rausch, E.: (Selbstdarstellung). In: L. J. Pongratz, W. Traxel und E.G. Werner (Hrsg.): Psychologie in Selbstdarstellung, Ed. 2, 211—255 (Bern 1979).
Rausch, E.: Bild und Wahrnehmung (Frankfurt/M. 1982).
Ryle, G.: Der Begriff des Geistes (Stuttgart 1969).
Sperry, R.W.: Hemisphere deconnection and unity in conscious awareness. American Psychologist 23, 723—733 (1968).
Stewart, K.: Dream theory in Malaya. In: C,T. TART (Hrsg.): Altered states of consciousness, 159-167 (New York 1969).
Tholey, P.: Der Klartraum. Seine Funktion in der experimentellen Traumforschung. Bericht über den 30. Kongress der Deutschen Gesellschaft für Psychologie in Regensburg 1976, 376-378 (Göttingen 1977).
Tholey, P.: Erkenntnistheoretische und systemtheoretische Grundlagen der Sensumotorik. Sportwissenschaft 10, 7—35 (1980a).
Tholey, P.: Klarträume als Gegenstand empirischer Untersuchungen. Gestalt Theory 2, 175—191 (1980b).
Tholey, P.: Empirische Untersuchungen über Klarträume. Gestalt Theory 3, 21—61 (1981).
Tholey, P.: Bewusstseinsänderung im Schlaf: Wach‘ ich oder träum' ich?. Psychologie heute 9! 11.12, 68—78 (1982). Wiederabdruck in H. Ernst (Hrsg.): Grenzerfahrungen. Psychologie heute, Sonderband 7 (Weinheim 1984).
Tholey, P.: Techniques for inducing and manipulating lucid dreams. Perceptual and Motor Skills 57, 79—90 (1983a).
Tholey, P.: Relation between dream content and eye movement tested by lucid dreams. Perceptual and Motor Skills 56, 875—878 (1983b).
Tholey, P.: Der Klartraum - Hohe Schule des Traums. In: K.B. Schnelting (Hrsg.); Hilfe, ich träume!. 100—118 (München 1984).
Tholey, P.: Review of a program of psychotherapeutic application of lucid dreaming. In: J. Gackenbach und S.P. Laberge (Hrsg.): Lucid dreaming: New research on consciousness during sleep (New York, im Druck).
Tholey, P. und H. Krist; Klarträumen (Frankfurt/‘M., im Druck).
  Форум: Перевод и адаптация трудов зарубежных авторов · Просмотр сообщения: #224429 · Ответов: 55 · Просмотров: 3 133

mcquadrat
Отправлено: 20.1.2018, 14:51


mc2
********

Группа: Пользователи
Сообщений: 1 636
Регистрация: 26.11.2013
Пользователь №: 146 539


Последнее время увлекся таким занятием: осознавшись во сне, нужно найти какую нибудь группу спрайтов и сказать, что ты идешь с ними. Потом действительно пойти туда, куда они идут. Получается такая халявная экскурсия по сновиденному миру smile2.gif
Проделал такое уже несколько раз, и что любопытно, меня ни разу не отшили. Спрайты воспринимают такое вмешательство, как нормальное явление))
Сегодня, "приклеевшись" таким образом к нескольким спрайтам на автобусной остановке, поехал с ними в какой то крупный институт. Как выяснилось, спрайты ехали туда на научную конференцию. Институт же представлял собой много зданий за одним забором, были и подземные помещения. Постройки на глаз были времен 1950х. Я сначала ходил вместе со своими "экскурсоводами", потом, когда они уселись в холле одного из зданий, потому что ждали еще кого то, по тихому отошел от них и двинулся дальше сам.
Сновидение продолжалось довольно долго, так что под конец мне даже стало интересно: скоро ли я проснусь. Однако я думал про это, при этом шел дальше и не просыпался. По субъективным ощущениям, в сновидении прошло часа полтора.
  Форум: Начинающим сновидцам · Просмотр сообщения: #224376 · Ответов: 451 · Просмотров: 53 924

mcquadrat
Отправлено: 18.1.2018, 0:09


mc2
********

Группа: Пользователи
Сообщений: 1 636
Регистрация: 26.11.2013
Пользователь №: 146 539


Вчера ночью осознался на берегу моря. Море было какое то северное, потому что на берегу был снег, а в воде плавали льдины и всякая ледяная крошка. (Вспоминалась планета Ковчег, если кто про нее слышал, но это была Земля))) В погоне за острыми ощущениями, я разделся и зашел в воду по грудь. Однако был разочарован на этот раз: вода была только чуть чуть прохладная, такого холода, который был бы в реале в ледяной воде, не ощущалось. Облом smile2.gif
  Форум: Начинающим сновидцам · Просмотр сообщения: #224305 · Ответов: 53 · Просмотров: 19 014

mcquadrat
Отправлено: 17.1.2018, 0:36


mc2
********

Группа: Пользователи
Сообщений: 1 636
Регистрация: 26.11.2013
Пользователь №: 146 539


Цитата(RoHS @ 16.1.2018, 14:29) *
Суть метода в том, чтобы представить себя уже стоящим в комнате. При этом надо двигаться этим телом, которое представляешь. Постепенно оказываешься в нём.


Что то похожее прбовал и я. Только стоять в комнате не обязательно smile2.gif Я представлял себя идущим по улице ab.gif
Пару раз получилось, гораздо больше раз нет. Наверное, этот метод - просто частный случай вхождения в картинку.
  Форум: Техники осознанного сновидения · Просмотр сообщения: #224255 · Ответов: 5 · Просмотров: 124

mcquadrat
Отправлено: 10.1.2018, 0:46


mc2
********

Группа: Пользователи
Сообщений: 1 636
Регистрация: 26.11.2013
Пользователь №: 146 539


ИЗМЕНЕНИЯ СОБСТВЕННОГО СОЗНАНИЯ ВО СНЕ: ЭГО БОДРСТВОВАНИЯ ИЛИ ЭГО СНОВИДЕНИЯ?
Поль Толи
Впервые опубликовано в журнале Psychologie Heute, декабрь 1982 г.

Иногда наяву все воспринимается, как в дурном сне. А не может ли быть наоборот, чтобы во сне все ощущалось и воспринималось так реально, как средь бела дня? В этом состоит основная идея так называемых "осознанных сновидений", специальной техники работы с сознанием, целью которой является достижение в сновидениях понимания, что мы находимся во сне. Это позволяет действовать там активно. "Осознанные сновидения" - вещь не только увлекательная, но и полезная: в сновидениях можно вести "диалог со своей душой" и решать свои проблемы, изменяя свою реальную жизнь.

Представьте себе прежде всего, что прямо сейчас вы находитесь во сне. Этот простой мысленный эксперимент позволит вам ярко почувствовать основные отличия осознанного сновидения от обычного сна. По английски это искусство осознаваться во сне называется "lucid dreaming" (ясные сны), потому что, если в обычном сне сознание является замутненным, здесь оно достигает поразительной ясности: дример понимает, что он спит (ясное понимание своего состояния сознания); он может сознательно принимать решения, например, следует ли убегать от появившегося монстра или попытаться подружиться с ним (ясное понимание свободы своих действий); он может наблюдать за событиями во сне, совершенно как наяву (ясность восприятия), при этом ясно отдавая себе отчет в том, кто он такой и что он делал перед тем, как заснуть (ясная память о дневной жизни); наконец, его зрение, слух, обоняние, чувство вкуса и осязание работают также, как и наяву (ясность ощущений). Некоторым удается даже достигнуть наивысшей степени ясности во сне: ясного понимания того, что этот сон символизирует.
Люди, которым никогда не приходилось испытывать такое удивительное состояние сознания, поначалу совершенно не понимают, на что может быть похож такой опыт. Переход от обыкновенных снов к осознанным происходит плавно, и ясность сознания во сне всегда является результатом длительных упражнений в этой технике.

Вернемся еще раз к описанному нами выше мысленному эксперименту; в осознанном сне люди и вещи часто выглядят настолько же реально, как наяву. И телесные ощущения обычно - хотя и не всегда - будут такие же, как в реале. Ущипнув себя за руку, нельзя будет понять, находишься ли во сне или наяву: ощущения бывают одинаковые. Как же тогда вообще можно понять, что мы во сне? Главным образом по тому, что вокруг происходят такие вещи, которые находятся в противоречии с нашим повседневным опытом.
В осознанных сновидениях образы не являются просто плодом фантазии, и этим они значительно отличаются от таких терапевтических техник, как "кататимическое воображение"[4]. В этой технике терапевт предлагает лежащему на кушетке пациенту представить себе различные сцены, например луг. Пациент при этом как бы входит во "внутренний фильм", в котором его эго может совершать определенные действия. Но одновременно он ощущает себя в реальном мире и поддерживает словесный контакт с терапевтом. В осознанных сновидениях такое невозможно, как и в обычных снах. Дример находится только в одном (сновиденном) мире, который иногда совершенно не отличим от реального, хотя в нем и встречаются отдельные фантастические и символические элементы.

Я долгое время писал различные отчеты, которые вряд ли воспринимались всерьез, поскольку не существовало никакой работающей техники для вхождения в осознанное сновидение - непременного условия для того, чтобы это явление можно было исследовать эмпирическими научными методами. Кроме того, осознанные сновидения зачастую связывают с различными оккультными и спиритическими учениями. Это легко сделать, поскольку многие события в осознанных сновидениях столь необычны: можно оказаться в далеких странах, в другом времени, встречаться с людьми, которые находятся далеко от нас или с умершими, или путешествовать в другие миры. И хотя эти путешествия кажутся совершенно невероятными, некритично настроенный дример легко забывает, что он находится "всего лишь" в сновидении, или, красочно выражаясь, во "внутреннем пространстве" своей личности.
Наши исследования показали, однако, что опыт осознанных сновидений хорошо укладывается в концепцию критического реализма и его можно систематически изучать экспериментальными методами [12]. Кроме того, все многообразные возможности, которые предоставляют осознанные сновидения, можно в полной мере использовать, если только знать, как.

Мое знакомство с осознанными сновидениями началось в 1959 году, когда я стал делать собственные эксперименты. До этого я был совершенно незнаком с этим явлением. Тогда я только начал изучать психологию и интересовался содержанием своих сновидений, хотя очень плохо их запоминал. Тогда мне пришла в голову мысль о том, что во сне возможно действовать сознательно. Сначала я разработал методику, которая позволяла мне во сне догадаться, что я сплю. Основная идея, которой я руководствовался, была проста: если в бодрствовании выработать у себя критическую рефлексивную установку по отношению к своему текущему состоянию сознания, регулярно спрашивая себя, находишься ли сейчас во сне или наяву, то возможно будет перенести эту установку и в сновидение. Тогда, увидев во сне что нибудь необычное, можно будет догадаться, что спишь.

Итак, я начал по нескольку раз в день задавать себе критический вопрос: нахожусь ли я во сне или наяву. Хотя на самом деле у меня не было никаких сомнений относительно моего состояния сознания, я заставлял себя со всей тщательностью делать проверку каждый раз, когда рядом происходило что нибудь необычное. Через четыре недели у меня получилось. С тех пор я уже тысячи раз осознавался во сне. Метод, которым я пользовался вначале, был затем уточнен и усовершенствован в ходе исследований, в которых принимало участие более 200 человек.

У осознанных сновидений есть множество достоинств: они не только дают человеку наиболее захватывающие переживания из тех, которые он вообще может испытать, но и имеют различные теоретические и практические применения в различных областях. В осознанных сновидениях можно выполнять исследования и наблюдения, которые были запланированы перед этим в реале, и они отлично подходят для экспериментальной проверки различных психологических и физиологических теорий о сновидениях [8,9,13]. Особенно полезной техника осознанных сновидений для безопасных исследований необычных состояний сознания, которые сейчас привлекают к себе все больший интерес науки. Кроме, применяя технику осознанных сновидений, можно получить опыт расширенного состояния сознания, не употребляя никаких сильнодействующих веществ.

В осознанных сновидениях некоторые из тех людей, которые участвовали в наших исследованиях, смогли получить значительные творческие результаты. Там люди находили сюжеты для новых картин, сочиняли стихотворения и музыку, как под влиянием собственного вдохновения, так и услышав, как их рассказывают или исполняют другие спрайты. Кроме того, осознанные сновидения находят свое применение в спорте, наподобие так популярных сейчас "ментальных тренировок". В сновидениях гораздо легче и безопаснее осваивать сложные спортивные приемы, требующие тщательной координации восприятия и движений, такие, как, например, многократное сальто [13].

Однако прежде всего осознанные сновидения имеют существенное значение для психогигиены и психотерапии. Активное общение в сновидениях со спрайтами помогает осуществить перемены в нашей повседневной жизни. Здесь я опишу по крайней мере некоторые эффективные терапевтические принципы. Похожие принципы были давно известны еще малайским аборигенам - сеноям (см. статью "Traumzeit im Dschungel" в журнале "Psychologie heute", январь 1982 г.). Сенои с малолетства учат своих детей, что во сне не нужно убегать от угрожающих им спрайтов, а нужно пытаться противостоять им, а при необходимости и вступить с ними в схватку. Анна Фарадей, психолог из Англии, исследовавшая сновиденные практики сеноев[3], приводит несколько характерных примеров, показывающих, к каким различным результатам может привести диалог с враждебно настроенными спрайтами. Некоторые из них совершенно утрачивают свою враждебность, другие же, оставаясь агрессивными, так что борьбы с ними не избежать, причем они сами могут применять различные методы атаки.

Чтобы разобраться в этих сновиденных драках, Анна Фарадей обратилась к трудам основоположника гештальт-терапии, Фрица Перлза. Он считал, что все элементы сновидений представляют собой проекцию соответствующих частей личности. При этом две части личности, которые находятся в постоянном конфликте друг с другом, играют особую роль. Одну из них Перлз назвал "собакой сверху" (Oberhund); эта часть личности напоминает фрейдово Суперэго, оно воплощает в себе угрожающий нам наказанием голос совести и ведет себя, со своими заповедями и запретами, подобно тирану. Его преувеличенные требования приводят к тому, что человек более не осознает необходимость основных - скажем, сексуальных - потребностей, которые поэтому "отщепляются". Противником "собаки сверху" является "собака снизу" (Unterhund). Она пытается обойти моральные требования "собаки сверху" и придумывает всякие хитроумные и запутанные способы удовлетворения потребностей.

Согласно Перлзу, возникновение конфликтов между "собакой сверху" и "собакой снизу" является результатом неправильного воспитания. Поощрениями и наказаниями авторитарный воспитатель заставляет ребенка усваивать диктуемые ему требования. Внутренний голос совести становится для него чужим, он обращается против ребенка и вызывает у него страх. В результате возникающие конфликты не разрешаются, потому что человек подчиняется угрожающему голосу "собаки сверху" и не заботится об удовлетворении своих физических потребностей - если только он не уступит "собаке снизу". В зависимости от того, насколько человек осознает свои потребности и насколько они интегрированы в его целостную личность, их удовлетворение или же неудовлетворение определяется личной и социальной ситуацией человека, но не теми внутренними голосами, которые были подавлены авторитарным воспитателем.

Фарадей предположила, что угрожающие спрайты во сне могут персонифицировать "собаку сверху" или "собаку снизу". Встречаясь с такими спрайтами, человек сталкивается с жестоким сопротивлением "собаки сверху", потому что она враждебно настроена по отношению к личности. Другое дело "собака снизу": с ней быстро можно договориться, потому что потребности, которые она олицетворяет, сами по себе не являются чем то плохим, скорее их пытается представить в дурном свете "собака сверху". Техника осознанных сновидений позволяет подвергнуть предположение Фарадей систематической проверке [13]. В нижеследующем обсуждении я не ограничиваюсь только собственными исследованиями, но использую также примеры психотерапевта Норберта Саттлера, который успешно использовал технику осознанных сновидений в практической работе со своими клиентами.

Фактически в результате исследований оказалось, что спрайты проявляют различную реакцию при конфронтации с ними. Некоторые быстро утрачивают свою агрессивность, другие же продолжают оставаться враждебными. Известны различные случаи, когда первые выступали в роли персонификации "отщепленных" потребностей. Во всяком случае, такова была собственная интерпретация дримеров - а Фарадей считает, что самостоятельное толкование сновидений является осмысленным. Например, в одном случае дример, повстречавший в осознанном сновидении вора с собакой, распознал в них свои собственные агрессивные тенденции, которые он до сих пор не осознавал. Но в сновидении он понял, что эти тенденции были не столь уж плохи, просто о них следовало знать. Как показывает опыт, такие самостоятельно полученные знания более полезны, чем советы терапевтов.

Осознанные сновидения, в которых враждебно настроенные спрайты непосредственно в ходе общения с ними утрачивают свою агрессивность, в некоторых случаях оказывают крайне положительное влияние на дальнейшие сновидения и на жизнь в реале, даже если сон не подвергался интерпретации. Вот пример сновидения одной студентки, в котором она впервые осозналась:
"Я нахожусь в том доме, в котором жила в детстве и который мне часто снится (но я поняла это, только когда проснулась). Я стою за дверью нашего старого дома и жду группу каких то людей, которые должны придти и сделать мне что то плохое. Я хочу убежать, потому что все во мне съежилось от страха и бегство кажется единственным выходом, чтобы избавиться от этого невыразимого страха. Потом я вспоминаю: "Толи говорил, что не нужно пытаться убегать; я могу спросить этих людей, чего им от меня нужно" Так что я остаюсь стоять на месте. Это было очень скверно; у меня было чувство, что вот вот наступит какая то катастрофа, у меня было чувство страха, подавленности и тому подобные. Наконец, они подошли к двери: группа людей в длинных одеждах, они явились, как какие то монстры: первым ко мне подошел огромный человек с холодным выражением на синем лице и сверкающими глазами." Я собралась с духом, посмотрела этому человеку прямо в лицо, и спросила так решительно, как только смогла: "что вы тут делаете? что вам от меня нужно?" Этот человек посмотрел на меня, его глаза стали очень грустными, выражение лица стало каким то беспомощным, и он сказал: "Как что? Ты сама нас позвала. Мы нужны для твоего страха" При этом он уменьшился до нормального роста, лицо стало обыкновенным и глаза перестали сверкать"

После этого сновидения девушка почувствовала, что тяжелые кошмары, от которых она страдала раньше, прекратились. После этого она и в реале стала менее боязливой, чем раньше. Страхи иногда могут быть устранены быстро и эффективно, что и показывает данный пример осознанного сновидения. Уменьшение напряженности нередко проявляется явно, например, когда спрайты утрачивают свою агрессивность, они могут уменьшиться до нормального размера; они, по словам одного клиента, "сдуваются, как воздушный шар".

Теперь рассмотрим такие осознанные сновидения, в которых враждебно настроенные спрайты остаются агрессивными при общении с ними. В следующем примере, спрайт, подтверждая гипотезу Фарадей, превращается в фигуру, олицетворяющую "собаку сверху":
"Я хочу найти себе в сновидении подругу. Внезапно у меня на пути появляется моя мать, которая угрожающе смотрит на меня. Я прямо спрашиваю ее, не поможет ли она мне найти подругу. Тогда моя мать становится очень злой. Она говорит, что у меня в голове только одни развлечения, и поносит меня, на чем свет стоит. Увидев, что это не произвело на меня сильного впечатления, она превратилась в ведьму, которая попыталась схватить меня своими когтистыми руками. Но я сам схватил ее за волосы и с силой отшвырнул в кусты. Тогда она превратилась в звероподобное чудовище, которое тут же бросилось на меня. Но я, не испугавшись нападения, сам изо всей силы ударил чудовище. Тогда оно уменьшилось в размерах, потеряло свой страшный вид и уползло в кусты. Меня охватило чувство облегчения и триумфа."

По мнению самого дримера, фигура матери-ведьмы-чудовища персонифицирует "собаку сверху", которая подавляет его сексуальность. Подобные же примеры приводит и сама Фарадей.
На самом деле вышеописанный сон имеет следующие очевидные сходства с многочисленными примерами Фарадей:
1. Физическая борьба со спрайтом, причем агрессивность проявляют обе стороны.
2. Превращения спрайта в ходе поединка.
3. Чувство ликования, охватывающее эго сновидения после победы.
Тем не менее, я хотел бы подчеркнуть, что нельзя безоговорочно становиться на точку зрения Фарадей. Спрайты, проявляющие властные манеры и агрессивность, также вполне могут персонифицировать обоснованные требования совести, с которыми бороться бессмысленно. Однако если спрайт не желает разговаривать и продолжает свои угрожающие действия по отношению к эго сновидения, следует вступить в борьбу с ним, если ничего более не остается. Из нашего опыта следует прежде всего, что нужно ясно и четко дистанцироваться от оскорблений и преувеличенных претензий, которые исходят от спрайтов, и тогда они утрачивают свою агрессивность.

И еще одно краткое замечание: мне кажется, что перлзовы понятия "собака сверху" и "собака снизу" точно так же вводят в заблуждение, также как и фрейдовы понятия "Суперэго" и "Оно"; потому что в каждом конкретном случае под этими понятиями скрывается целое многообразие автономных подсистем личности, которые нужно четко различать одну от другой; к тому же, употребление этих терминов может вызвать впечатление, что личность как целое состоит из нескольких частичных личностей, каждая из которых преследует свои цели. И, наконец, нам не очень много известно о том, какие естественные предпосылки нужны для того, чтобы во сне персонифицировались частичные подсистемы личности.

Следующий пример сновидения, о котором сообщил один дример, показывает, что фигура угрожающего спрайта может олицетворять справедливые моральные требования.
" Я слышу, что из тумана раздается злой человеческий голос, который говорит, что я должен подойти к нему, если хочу остаться живым. Хотя мне кажется, что тут что то не то, я подхожу к нему. Сквозь туман я вижу, что его рост раза в два превышает нормальный человеческий. Внезапно этот спрайт кричит: "хватайте его!" В ту же минуту на меня бросается огромный медведь. Я становлюсь в боевую стойку. Тогда зверь уменьшается в размерах и превращается в безобидного плюшевого медвежонка. Затем на меня выходит гигантский ящер, но, когда он подходит ко мне ближе, превращается в маленькую ящерицу. Наконец, на меня бежит дикий волк, но я все не теряю самообладания, и он превращается в болонку. Я спрашиваю у спрайта, понятно ли ему, что меня не одолеть такими примитивными методами. Он отвечает: "Ладно, сдаюсь!" Тогда я попросил его рассказать мне стихотворение, и он ответил: "Что, я тебе еще и стихи читать должен? Ну хорошо!" Он рассказал стихотворение про Одиссея, с которым я отождествлял себя в молодости. Но в стихотворении подчеркивались скорее не положительные, а отрицательные черты этого героя. Мне было ясно, что это намек на мои собственные слабости, которые доставляли мне в моей молодости много неприятностей, и, почувствовав себя виноватым, я решил, что должен что то делать с ними. В ту же минуту этот спрайт подошел ко мне и дружелюбно сказал: "Ну вот, теперь я рад быть рядом с тобой" Я спросил его, не может ли он дать мне совет, как мне следует вести себя в той конфликтной ситуации, которая беспокоила меня перед тем, как я заснул..."

Это осознанное сновидение я считаю образцом того, как следует себя вести с враждебно настроенными спрайтами. Дример отказался от примитивной драки со спрайтом, не стал убегать от диких зверей и вообще не сдвинулся с места. С другой стороны, он увидел, что у него есть некоторые недостатки, намек о которых содержался в стихотворении. Вероятно, у него созрела внутренняя готовность побороть эти свои недостатки, что привело к примирению со спрайтом, который затем проявил готовность оказать помощь. Можно сравнить этот пример сновидения с предыдущим, в котором появлялся спрайт матери - ведьмы - чудовища. В том предыдущем сне контакт со спрайтом был очень примитивным, здесь же он принимает более зрелую форму. Форма контакта со спрайтами существенно зависит от внутренних установок и состояния эго сновидения.

Подведем итоги: в определенных случаях можно интерпретировать сновидения, в которых встречаются угрожающие спрайты, как проявления конфликтов между "собакой сверху" и "собакой снизу", если воспользоваться красочными терминами Перлза. Однако следует избегать чересчур схематических интерпретаций и внимательно учитывать конкретные обстоятельства. Согласно нашим результатам, открытая встреча с враждебно настроенным спрайтом и открытый диалог с ним - наилучший метод выяснить, кем на самом деле "является" спрайт, чего он "хочет", и как с ним следует себя вести. Для дримера, по крайней мере для опытного дримера, в агрессивном поведении нет ни необходимости, ни смысла.

Тот факт, что в связи в психотерапевтических исследованиях чаще всего упоминаются примеры сновидений в которых присутствуют враждебно настроенные спрайты может создать впечатление, что такие спрайты достаточно часто появляются в осознанных сновидениях; на самом же деле верно обратное. Опытные дримеры часто видят во сне дружественно настроенных спрайтов, которые помогают им советами и делом.

Советы спрайтов иногда сильно помогают даже в реальной жизни. Приведем здесь только один пример. О нем сообщил человек, который по различным внешним причинам находился в состоянии сильной депрессии. Засыпая, он намерился попросить в сновидении совет у помощника. Осознавшись во сне, он встретился со Смертью, которая предстала в образе человека с капюшоном на голове. Смерть ясно дала ему понять, какими несерьезными не были его проблемы, и убедила его, что он должен быть доволен своей жизнью. Это сновидение оказалось ключевым для дримера, дав ему стимул к немедленному преодолению своего душевного расстройства.

Встреча со смертью находит неожиданную параллель с эпизодом в книге Карлоса Кастанеды "Путешествие в Икстлан"[1] (с которой этот дример был незнаком). Там смерть изображается, как наимудрейший советник, который помогает всегда, когда человеку кажется, что все обратилось против него. Кроме этого, известны и другие примеры осознанных сновидений, в которых происходили явления, такие, как встречи дримера со своим двойником или с бестелесными духами, которые имеют поразительное сходство с опытом, который описывал Кастанеда.


ЛИТЕРАТУРА.

1. Castaneda, C.: Reise nach Ixtlan. Die Lehre des Don Juan, Frankfurt/M. 1976.
2. Cramer, C.: Traumzeit im Dschungel, Psychologie heute 1/82, S. 63-69.
3. Faraday, A.: Deine Träume — Schlüssel zur Selbsterkenntnis. Frankfurt/M. 1980.
4. Leuner, H. (Hrsg.): Katathymes Bilderleben. Ergebnisse in Theorie und Praxis. Bern 1980.
5. Perls, F.: Gestalt-Therapie in Aktion, Stuttgart 1976.
6. Stewart, K.: Dream theory in Malaya. In: Ch. T. Tart (Hrsg.): Altered states of consciousness, New York 1972, S. 159—167.
7. Tart, Ch. T.: From spontaneous event to lucidity: a review of attempts to consciouly control nocturnal dreaming. In: B. B. Wolman (Hrsg.): Handbook of dreams. Research, Theories and applications, New York 1979.
8. Tholey, P.: Die Überprüfung psychophysiologischer Traumtheorien mit Hilfe der Klartraumtechnik, Vortragsmanuskript, Frankfurt/M. 1973.
9. Tholey, P.: Der Klartraum. Seine Funktion in der experimentellen Traumforschung. In: Bericht über den 30 Kongreß der Deutschen Gesellschaft für Psychologie in Regensburg 1976. S. 376—378, 1977.
10. Tholey, P.: Gestaltpsychologie. In: R. Asanger u. G. Wenninger (Hrsg.): Handwörterbuch Psychologie. S. 178—184, Weinheim 1980a.
11. Tholey, P.: Erkenntnistheoretische und systemtheoretische Grundlagen der Sensumotorik aus gestalttheoretischer Sicht, Sportwissenschaft 10, S. 7—35, 1980b.
12. Tholey, P.: Klarträume als Gegenstand empirischer Untersuchungen, Gestalt Theory 2, S. 175—191, 1980c.
13. Tholey, P.: Empirische Untersuchungen über Klarträume, Gestalt Theory 3, S. 21-61, 1981.
  Форум: Перевод и адаптация трудов зарубежных авторов · Просмотр сообщения: #223882 · Ответов: 55 · Просмотров: 3 133

mcquadrat
Отправлено: 6.1.2018, 18:47


mc2
********

Группа: Пользователи
Сообщений: 1 636
Регистрация: 26.11.2013
Пользователь №: 146 539


Сегодня утром хотел встать в восемь, но проснулся в полвосьмого, так что я подумал, что полежу еще. Незаметно заснул снова. Просыпаюсь - на этот раз за окном уже совсем светло. На столе у меня стоит маленький китайский будильник, который повернут циферблатом от меня. Поворачиваю его и вижу: без двадцати час. "Что то не то", думаю, достаю мобильник и смотрю, сколько времени там. Мобильник показывает 12:36. Нифигасе, думаю, это я, выходит, проспал почти пять часов лишних? Встаю и подхожу к окну: на стене дома напротив висит большое табло, которое показывает время, и на нем тоже 12:36.
Но в реале у меня дом напротив - это обычный жилой дом, и никаких часов на нем никогда не было. "Блин", думаю, "да это я еще сплю". Смотрю, что там за окном, успеваю рассмотреть красивые синеватые облака на небе и какую то кучку народа возле машины внизу, и просыпаюсь по настоящему/ Тут все было ОК, 8 утра smile2.gif

Что любопытно, обычно если во сне смотришь на разные часы, они скорее всего будут показывать разное время. А тут показания сразу трех часов совпали))
  Форум: Начинающим сновидцам · Просмотр сообщения: #223813 · Ответов: 59 · Просмотров: 26 223

mcquadrat
Отправлено: 5.1.2018, 15:58


mc2
********

Группа: Пользователи
Сообщений: 1 636
Регистрация: 26.11.2013
Пользователь №: 146 539


Сегодня в сновидении встретился с двумя любопытными спрайтами: тело человеческое, одеты, как люди, но с птичьими головами. Что то подобное можно увидеть на древнеегипетских изображениях, только одеты они были по современному: темные штаны и куртки. У обоих на птичьей голове был длинный, искривленный клюв. (Но не как у попугая, а немного искривленный)
Я встретил их на дорожке в парке. Попытки заговорить с ними ни к чему не привели: они обменялись между собой какими то непонятными жестами и ушли, чему я не препятствовал.
Никакой агрессивности они не проявляли. Необычных ощущений тоже не было))
  Форум: Начинающим сновидцам · Просмотр сообщения: #223785 · Ответов: 40 · Просмотров: 2 528

mcquadrat
Отправлено: 28.12.2017, 0:25


mc2
********

Группа: Пользователи
Сообщений: 1 636
Регистрация: 26.11.2013
Пользователь №: 146 539


Сегодняшний сон помню с того места, когда стою у себя в комнате и смотрю в окно. На дворе лужи и зеленая трава. Народ ходит в шортах и футболках. Градусник показывает +18. "А ведь скоро новый год", подумал я и начал подозревать, что сплю. Но все же я сомневался и поэтому решил проверить более основательно. Переоделся тоже в рваные шорты, чтобы соответствовать, и вышел на улицу. Пока спускался по лестнице, вроде все было как обычно. Но на улице всякие сомнения исчезли: улицы как таковой не было совсем, у подъезда начинался какой то луг, через который проходило несколько дорожек, рядом стояло два или три дома, и все. Я даже подумал про себя, что картинка сна какая то топорная.
Правда, на другом конце луга были какие то строения, обнесенные большой стеной, навроде крепостной. "Монастырь", подумал я про себя, хотя совсем не факт, что это был именно монастырь, я просто условно его так обозначил)) Ничего более интересного рядом не было, так что я пошел туда через луг. По пути были лужи, впрочем вода в них была чистая, и я шел прямо через них.
Когда подошел к стене, оказалось, что зайти внутрь непросто, потому что стена была сплошная, никаких ворот видно не было. Потом я пошел вдоль стены и обнаружил дырку. Оказалось, что стена двойная: настоящую крепостную стену окружает какой то современного типа забор, в котором и была дыра. Между этим забором и внутренней стеной был узкий зазор шириной, наверное, метра полтора. Я не раздумывая залез туда вовнутрь и прошел немного между стенами. Там было полно всякого хлама, какие то гнилые доски, кирпичи и т.д. Потом проснулсяsmile2.gif
  Форум: Начинающим сновидцам · Просмотр сообщения: #223652 · Ответов: 451 · Просмотров: 53 924

mcquadrat
Отправлено: 23.12.2017, 15:25


mc2
********

Группа: Пользователи
Сообщений: 1 636
Регистрация: 26.11.2013
Пользователь №: 146 539


Цитата(Montenegro @ 23.12.2017, 1:18) *
MС, пощади! )

Пощады не будет, даже не думай af.gif
  Форум: Перевод и адаптация трудов зарубежных авторов · Просмотр сообщения: #223616 · Ответов: 55 · Просмотров: 3 133

mcquadrat
Отправлено: 23.12.2017, 1:07


mc2
********

Группа: Пользователи
Сообщений: 1 636
Регистрация: 26.11.2013
Пользователь №: 146 539


Переводы с немецкого я начал с самой маленькой по объему статьи. К тому же, ее содержание полностью покрывается статьей про "Модель тренировки осознанности" (сообщение #38 в этой теме).
Но вряд ли ту, большую, статью прочитало много народу ac.gif Так что пусть тут будет и эта заметка тоже.

Цитата
ДИАЛОГ С СОБСТВЕННОЙ ДУШОЙ
Руководство по обращению со враждебными спрайтами.

Поль Толи
Впервые опубликовано в журнале "Psychologie Heute" в декабре 1982 г.

Диалог в сновидении с другими спрайтами, который можно рассматривать, как некий диалог внутри своей души, принадлежит к наиболее захватывающим переживаниям, которые возможны в осознанных сновидениях, и в то же самое время является одним из наиболее эффективных терапевтических методов, в которых могут использоваться осознанные сновидения; во всяком случае, он позволяет достигнуть наивысшей степени осознанности во сне: понимания того, что этот сон символизирует. Иногда бывает почти достаточно задать спрайту простой вопрос "кто ты?", чтобы он в своем ответе объяснил символизм сна, а одновременно и сам превратился во что нибудь другое. Например, вполне возможно, что зверь, которому вы задаете вопрос, превратится в какую нибудь более значимую фигуру, скажем, в вашего отца или мать. Очевидно, нужно, чтобы дример был внутренне готов к тому, чтобы узнать что то новое о себе и своей ситуации в ходе такого разговора, и для этого ему неплохо уметь преодолевать внутреннее сопротивление.
В отличие от других авторов, а также от практиков малайского учения сеноев, я считаю важным, что столкновения с враждебно настроенными спрайтами нужно улаживать мирным путем. Такие грубые формы обращения, как рукоприкладство, плевки, окрики, а также всякие хитрости или притворство, не приводят, как известно из нашего опыта, к конструктивным разрешениям конфликтов - ни в сновидениях, ни в реальной жизни. В ходе наших исследований мы неоднократно наблюдали, что первоначально агрессивные спрайты с готовностью вступают в диалог, если само эго сновидения не проявляет агрессивности. Для некоторых из известных нам дримеров это открытие явилось своего рода ключевым опытом.
Хотя при словесном объяснении эго сновидения не так ярко может выразить свои эмоции, как при более воинственном поведении, но зато они оказываются гораздо более дифференцированы и поэтому более пригодны для разрешения конфликтов со спрайтами. Примирение со спрайтами может приводить к различным результатам: как к реинтеграции "отщепленных" или "вытесненных" желаний или черт личности, неосознанных частей личности в целостную личность, или разрешение противоречий между личными потребностями или целями и требованиями совести.В конечном итоге можно достичь такого состояния, в котором в ОСах персонифицированные подсистемы личности более не конфликтуют друг с другом, а сотрудничают, разрешая проблемы реальных жизненных ситуаций.
Из этих соображений вытекают основные принципы общения с враждебно настроенными спрайтами, которые до сих пор оправдывались. Их не следует воспринимать, как жесткие правила поведения: как дримеру следует вести себя в каждом конкретном случае, он сам знает лучше, если у него есть хотя бы небольшой опыт общения со спрайтами.
1. Конфронтация: Не избегайте встреч с угрожающим спрайтом, напротив, идите ему навстречу, смотрите ему прямо в глаза (но не фиксируя взгляд, иначе можно проснуться), и заговорите с ним. Для начала подойдут вопросы: "Кто ты?", "Кто я?", "Чего ты хочешь?", "Можем ли мы помириться?"
2. Спор: Если непосредственное примирение не представляется возможным, попытайтесь перевести конфликт в форму открытого и конструктивного разговора. От угроз и оскорблений следует решительно отказаться.
3. Дистанцирование: если вы считаете, что примирительный диалог невозможен, то четко дистанцируйтесь от агрессивных действий спрайта.
4. Борьба: Если с вашим противником невозможны никакие переговоры, и он нападает на вас, совершая физические действия, не смягчайте вашу реакцию, но продемонстрируйте ему свою готовность защитить себя соответствующим образом, и при этом открыто смотрите на него. Если больше ничего не остается, переходите к оборонительной борьбе со спрайтом.
5. Обезвреживание: Стремитесь прекратить борьбу со спрайтом, с которым примирение невозможно, прогнав или обезвредив его до такой степени, чтобы он не смог более причинить вам никакого беспокойства.
6. Примирение: стремитесь непосредственно уладить конфликт или конфронтацию со своим противником. В любом случае, найдете вы с ним словесное взаимопонимание или нет, всегда можно найти взаимопонимание на уровне чувств. (При соглашении на уровне чувств примирения можно достигнуть, совершая дружественные жесты).
7. Оказание помощи: У спрайта, с которым вы нашли общий язык, прежде всего спросите, не может ли он вам помочь. Затем можно задать ему такие вопросы относительно вашей жизни в сновидениях и в реале, ответ на которые принес бы вам пользу.
На основании нашего опыта мы можем заключить, что враждебно настроенные спрайты часто утрачивают свою агрессивность, если вести себя с ними, как указано выше. При этом примирение с ними оказывается возможным не всегда. Тем не менее, иногда случается, что спрайт, который сначала был настроен агрессивно, затем оказывает помощь. Кроме того, можно случайно повстречать и дружественно настроенного спрайта, который станет вашим помощником и даст вам советы, которые окажутся полезными как в сновидениях, так и в реале.
  Форум: Перевод и адаптация трудов зарубежных авторов · Просмотр сообщения: #223613 · Ответов: 55 · Просмотров: 3 133

mcquadrat
Отправлено: 20.12.2017, 0:47


mc2
********

Группа: Пользователи
Сообщений: 1 636
Регистрация: 26.11.2013
Пользователь №: 146 539


Цитата(Phil @ 19.12.2017, 9:50) *
mcquadrat, вряд ли все картины типа натюрмортов или портретов (с чем-то ещё кроме портрета типа "девочки с персиками") были "зашифрованы". Скорее это использовалось не в картинках, а в каких-то "посланиях", когда нужно было скрытно передать информацию. А то ведь как начнёшь расшифровывать ту же "девочку с персиками"... ab.gif

С этим можно серьезно поспорить. Художник мог вкладывать в картину смысл, и не задумываясь об этом.
Бессознательное ведь работаетsmile2.gif
  Форум: Техники осознанного сновидения · Просмотр сообщения: #223600 · Ответов: 69 · Просмотров: 28 106

mcquadrat
Отправлено: 17.12.2017, 15:36


mc2
********

Группа: Пользователи
Сообщений: 1 636
Регистрация: 26.11.2013
Пользователь №: 146 539




На днях прочитал такую любопытную вещь: оказывается, в натюрмортах каждый изображенный предмет нарисован не просто так: это символические изображения. Причем раньше было общеизвестно, что какой предмет обозначает. Вот примерный (неполный) список расшифровок:
Цитата
ЦВЕТЫ
ландыши, фиалки, незабудки в окружении роз, гвоздик, анемонов -символы скромности и чистоты;
крупный цветок в центре композиции - «венец добродетели»;
осыпавшиеся лепестки возле вазы – знаки бренности;
увядший цветок - намек на исчезновение чувства;
ирисы - знак Богородицы;
белые розы – платоническая любовь и символ чистоты;
красные розы – символ страстной любви и символ Богородицы;
красные цветы – символ искупительной жертвы Христа;
белая лилия не только прекрасный цветок, но и символ непорочности Девы Марии;
голубые и синие цветы – напоминание о небесной лазури;
чертополох - символ зла;
гвоздика - символ пролитой крови Христа;
мак - аллегория сна, забвения, символ одного из смертных грехов - лености;
анемон – помощь в болезни;
тюльпаны - символом быстро уходящей красоты, разведение этих цветов считалось одним из самых суетных и тщетных занятий; тюльпан также символизировал любовь, сочувствие, взаимопонимание;
белый тюльпан – ложная любовь,
красный тюльпан – страстная любовь (в Европе и Америке тюльпан ассоциируется с весной, светом, жизнью, красками и считается уютным приветливым цветком, в Иране, Турции и других странах Востока тюльпан связан с чувством любви и эротикой).
ФРУКТЫ, РАСТЕНИЯ
зрелые плоды - символ плодородия, изобилия, богатство и благосостояния;
гранат - символ воскресения, символ целомудрия;
вишня – « райская ягода», символизирует мягкость натуры, доброту человека;
земляника - символ праведности и трудолюбия;
оливка - символ мира;
лимон – предательство, чувственные наслаждения;
яблоки, персики, апельсины, инжир, сливы напоминали о грехопадении;
виноградная кисть - напоминала об искупительной жертве Спасителя за грехи человечества и свидетельствовала о наступлении осени;
белый и черный виноград символизировали кровь и воду, истекавшие из раны Христа при распятии;
вино в бокале или кувшине олицетворяло жертвенную кровь Христа;
гнилые фрукты — символ старения.
колосья пшеницы, плюща или лавра (редко) - символ возрождения и круговорота жизни.
ПОСУДА
стекло – символ хрупкости;
фарфор – чистота;
ступка и пестик – знаки мужской и женской сексуальности;
бутылка – символ греха и пьянства;
разбитая посуда - символ смерти;
кувшин и чаша - напоминание о Тайной вечере;
перевернутый или пустой бокал может обозначать пустоту или смерть, бокал, наполненный наполовину, означает умеренность;
нож – символ предательства, орудие пыток; напоминает об уязвимости человека и о его смертности; кроме того, это скрытое изображение мужской сексуальности;
серебряные сосуды - олицетворение богатства.
НАСЕКОМЫЕ, ПТИЦЫ…
птицы, бабочки и различные насекомые - знаки разных стадий земной жизни,олицетворении божественного круговорота, смерти и воскресения; порхающая бабочка – символ бессмертия души, воскресения;
рыба – раннехристианский символ;
живая улитка - олицетворение смертного греха лености. Большие моллюски обозначают двойственность натуры, символ похоти, одного из смертных грехов;
заморские экзотические раковины - предмет коллекционирования, намекали на неразумную трату денег, так же символ Венеры, символ паломничества; раковина моллюска является останками когда-то живого животного, она так же обозначает смерть и бренность.
ПРЕДМЕТЫ
часы механические или песочные – напоминание о быстротечности жизни;
череп - напоминание о неизбежности смерти, символизирует бренность человеческой жизни;
колосья пешеницы, плюща или лавра - символы возрождения и круговорота жизни;
хлеб – символ тела Господа, в сочетании с вином – таинство Евхаристии;
мыльные пузыри - краткость жизни и внезапность смерти; отсылка к выражению homo bulla - «человек есмь мыльный пузырь»;
книги и географические карты, писчее перо — символы наук;
палитра с кистями, лавровый венок - символы живописи и поэзии;
античная скульптура – символ искусств;
портреты, анатомические рисунки, письма - символы общения;
медицинские инструменты - напоминание о болезнях и бренности человеческого тела;
кошельки с монетами, шкатулки с драгоценностями — напоминание о женской красоте ипривлекательности, одновременно они связаны с тщеславием, самовлюбленностью и смертным грехом высокомерия;
оружие и доспехи — символ власти и могущества, обозначение того, что нельзя забрать с собой в могилу;
короны, папские тиары, скипетры и державы, венки из листьев — знаки преходящего земного господства, которому противопоставлен небесный мировой порядок. Подобно маскам, символизируют отсутствие тех, кто их носил.
ключи - символизируют власть, дом;
руины - символизируют преходящую жизнь тех, кто их населял когда-то;
кубки, игральные карты или кости, шахматы (редко) - знак ошибочной жизненной цели, поиска удовольствий и грешной жизни; равенство возможностей в азартной игре значило также и предосудительную анонимность;
курительная трубка - символ быстротечных и неуловимых земных наслаждений;
карнавальная маска - является знаком отсутствия человека; безответственного удовольствия;
зеркала, стеклянные шары - символы тщеславия, знак отражения, ирреальности;
музыкальные инструменты, ноты - краткость и эфемерная природа жизни, символ искусств;
музыкальная труба или горн - ассоциации со славой.

(я его взял на leonardo-studio.livejournal.com)

И вот я подумал: ведь в сновидениях мы тоже часто видим все эти цветы, чашки, фрукты и прочее. Поэтому возможно, что приведенный список подойдет и для толкования сновидений umnik.gif
Я никак не утверждаю, что это самый-самый правильный способ трактовки снов. Но однозначно есть над чем поразмышлять))
  Форум: Техники осознанного сновидения · Просмотр сообщения: #223584 · Ответов: 69 · Просмотров: 28 106

mcquadrat
Отправлено: 16.12.2017, 21:50


mc2
********

Группа: Пользователи
Сообщений: 1 636
Регистрация: 26.11.2013
Пользователь №: 146 539


Эта небольшая статья Поля Толи - последняя из тех, которые мне удалось найти на английском языке.
Далее перехожу к немецким его статьям, в связи с чем скорость перевода несколько замедлится ac.gif

Цитата
ПРОВЕРКА В ОСОЗНАННЫХ СНОВИДЕНИЯХ ВЗАИМОСВЯЗИ МЕЖДУ СОДЕРЖАНИЕМ СНОВИДЕНИЙ И ДВИЖЕНИЯМИ ГЛАЗ
Поль Толи
Университет г. Франкфурт-на-Майне, Западная Германия
Опубликовано в журнале Perceptual and Motor Skills, 1983, 56, 875-878
В основу этой статьи положена лекция под названием "Die Uberpruefung psychophysiologischer Traumtheorien mit Hilfe der Klartraumtechnik" ("Проверка психофизиологических теорий о сновидениях с помощью техник осознанного сновидения"), прочитанная автором в Университете г. Франкфурт-на-Майне в 1973 г., но учтены и некоторые более поздние результаты.

Краткое содержание:
В эксперименте показывается, что систематические наблюдения в осознанных сновидениях можно использовать для проверки гипотез относительно связи между содержанием сновидений и движениями глаз. Такие наблюдения делали пять студентов, которые научились входить в осознанный сон, используя разработанную автором рефлексивную технику. Некоторые гипотезы относительно изучаемой взаимосвязи оказалось возможным опровергнуть.

Осознанные сновидения - это такие, в которых дример понимает, что он спит, может ясно вспомнить события своей реальной жизни и его интеллектуальные и мотивационные способности полностью функционируют (Tart[1979]). Автор разработал несколько техник для индукции осознанных сновидений в ходе исследований, в которых принимало участие более 200 человек. Эти техники восходят к 1959 году, когда автор экспериментировал на самом себе. Разработка техник индукции осознанных сновидений сделала возможной экспериментальную проверку различных психологических и физиологических теорий относительно сновидений(Tholey[1977,1981]). Более того, было показано, что для осознанных сновидений имеются различные практические применения в психотерапии, в области искусств и в тренировке сенсоромоторных навыков (Tholey[1981,1982]; Tholey&Krist, в печати).
В этой статье я хочу показать, как систематические наблюдения в осознанных сновидениях можно использовать для проверки различных гипотез относительно связи между содержанием сновидения и движениями глаз. Однако, прежде, чем описывать их, нужно сделать одно терминологическое уточнение: под "движениями глаз" (eye movements) будут пониматься объективно наблюдаемые движения собственно глаз; термин "движения взгляда" ("looking movements") всегда будет означать изменения направления взгляда, субъективно испытываемые в сновидении.
В обоих описываемых ниже гипотезах утверждается, что между движениями глаз и движениями взгляда имеется строгая корреляция в смысле направления и величины этих движений. Различие между ними существует только в источнике движений:
Гипотеза (1a): Определенные мозговые центры порождают "фиксированные" шаблоны движений глаз. Движения взгляда следуют этим шаблонам.
Гипотеза (1b): Как и в бодрствовании, движения взгляда в сновидении направлены на возникающие образы, т.е. происходит "сканирование" (Это гипотеза "сканирования" Роффварга, Демента, Муцио и Фишера [1962]). Мозговые центры, ассоциированные с движениями взгляда, посредством афферентных сигналов вызывают соответствующие движения глаз.
В двух следующих гипотезах постулируется строгая корреляция между движениями глаз и передвижениями визуальных объектов в сновидении. Как и гипотезы, приведенные выше, они отличаются друг от друга только предполагаемой причиной этой корреляции:
Гипотеза (2a): Предполагается, что причиной появления в сновидениях визуальных объектов являются процессы, происходящие в сетчатке глаза. Движения глаз вызывают соответствующие движения объектов в сновидении наподобие того, как происходит движение остаточных изображений (Orlow[1929]).
Гипотеза (2b): В противоположность предыдущей гипотезе, предполагается, что возникновение объектов в сновидении не связано с раздражителями сетчатки. Если в сновидении наблюдаются движущиеся объекты, то необходимо происходят соответствующие движения глаз, потому что иначе нельзя предотвратить нарушение равновесия, которое заставило бы дримера проснуться (Koella[1967]).
Кроме этих гипотез, которые утверждают существование строгой корреляции между движениями глаз и содержанием сновидения, существуют и другие, в которых утверждается лишь наличие слабой корреляции такого рода, и такие, в которых вообще отрицается наличие связи между движением глаз и содержанием сновидения.

МЕТОД.
В эксперименте принимало участие пятеро студентов (три парня и две девушки). Все они освоили рефлексивную технику, позволяющую осознаться во сне, которая была разработана автором в 1959 г. Эта техника основывается на следующем предположении: если человек выработает у себя в реале критическое рефлексивное отношение к своему текущему состоянию сознания, спрашивая себя, спит он или нет, то это критическое отношение можно будет перенести в состояние сна. Необычная природа событий, происходящих в сновидении, даст возможность понять этому человеку, что он спит.
Участникам эксперимента давали инструкции выполнить в очередном осознанном сновидении следующие действия:
(1) посмотреть в разных направлениях
(2) зафиксировать свой взгляд на каком нибудь неподвижном предмете в сновиденном окружении
(3) передвигать свои (воображаемые) руки и ладони по направлению к лицу и обратно таким образом, чтобы в результате этих движений можно было одновременно наблюдать движения рук в различных направлениях.

РЕЗУЛЬТАТЫ И ОБСУЖДЕНИЕ
Наши результаты на момент написания статьи основываются на отчетах о 24 сновидениях. Каждый из участников предоставил не менее трех отчетов. Наиболее важные результаты заключаются в следующем:
(1) Участникам удавалось изменять направление взгляда требуемым образом. Движения взгляда, вообще говоря, никак не влияют на остальные события в сновидении. Лишь в двух осознанных сновидениях в результате движений взгляда произошло соответствующее движение визуальных объектов сновидения.
(2) Фиксация взгляда на неподвижной точке в сновидении приводит к быстрому пробуждению дримера, обычно в течение 4-12 секунд.
(3) Движения рук и пальцев, которые были предписаны в эксперименте, дримеры смогли выполнять и наблюдать за ними.

В чем состоит важность этих результатов для проверки упомянутых выше гипотез?
Гипотеза (1a) оказалась неверной, по крайней мере в случае осознанных сновидений, поскольку участники эксперимента могли перемещать или фиксировать свой взгляд так, как они запланировали перед засыпанием. Это опровергает предположение о том, что направление взгляда определяется "фиксированным" шаблоном движений глаз.
Ни один из наших результатов не противоречит гипотезе (1b). Если она справедлива, то фиксация направления взгляда должна вызывать прекращение движения глаз. Тот факт, что фиксация взгляда вынуждает дримера просыпаться, можно интерпретировать как утверждение о том, что движения глаз в сновидениях абсолютно необходимы. С другой стороны, возможно также, что не прекращение движений глаз само по себе, а фиксация взгляда на одном и том же объекте - возможно, в результате процесса церебрального насыщения - приводит к концу сновидения и к пробуждению дримера. Решить, какое из этих двух предположений справедливо, будет возможно, если попытаться зафиксировать в сновидении взгляд не на стационарных, а на движущихся объектах. Если при этом дример все равно будет просыпаться, то это будет аргументом в пользу второго предположения и против первого. На самом деле, новейшие результаты (Tholey[1981]) действительно говорят в пользу второго предположения.
Гипотеза (2a) не может быть верной для случая всех сновидений, поскольку из нее следовало бы, что при изменении направления взгляда должны происходить соответствующие движения видимых в сновидении объектов. Результаты наиболее новых исследований (Tholey[1981]) показывают, что эта гипотеза справедлива только для определенного вида гипнагогических снов. В этих исследованиях, кроме того, применялись некоторые новые техники для индукции осознанных сновидений. Они позволяют удерживать осознанное состояние сознания при засыпании и, таким образом, вызвать гипнагогический осознанный сон.
Гипотеза (2b) была опровергнута. Она противоречит тому факту, что в сновидениях возможно наблюдать одновременные движения в разных направлениях.
Наши результаты не противоречат тем гипотезам, которые отрицают наличие строгой корреляции между движениями глаз и содержанием сновидений. Фактически, результаты современных физиологических исследований сновидений показали, что строгая корреляция такого рода существует не всегда.
В 1973 году автор, основываясь на своих наблюдениях, предположил, что дример может, пользуясь предварительно согласованными кодовыми сигналами, передавать информацию внешнему наблюдателю, который обладает возможностью регистрировать его движения глаз. Это предположение оказалось верным (Hearne[1978]; LaBerge, Nagel, Dement & Zarcone [1981]).

8 апреля 1983 г.

ЛИТЕРАТУРА

HEARNE, K.M.T. Lucid dreams: an electrophysiological and psychological study. Unpublished Ph.D. thesis, University of Liverpool, 1978.
KOELLA, W.P. Sleep - its nature and physiological organization. Springfield: Thomas,1967.
LABERGE, S.P., NAGEL, L.E., DEMENT, W.C, & ZARCONE, V.P. Lucid dreaming verified by volitional communication during REM sleep. Perceptud and Motor Skills, 1981, 52, 727-732.
ORLOW, I.E. Das Problem des Traums vom Standpunkt der Reflexologie. Archiv fur die gesamte Psychologie, 1929, 70, 209-234.
ROPPWARG, H.P., DEMENT, W.C., MUZIO, J.N., & FISHER, C. Dream imagery: relationship to rapid eye movements of sleep. Archives of General Psychiatry, 1962, 7, 235-258.
TART, C.S. From spontaneous event to lucidity; a review of attempts to control nocturnal dreaming. In B.B. Wolman (Ed.), Handbook of dreams. New York: Van Nostrand Reinhold, 1979. pp. 226-268.
THOLEY, P. Der Klartraum: Seine Funktion in der experimentellen Traumforschung.
In W.H. Tack (Ed.), Bericht uber den 30. Kongress der Deutschen Gesellschaft fur Psychologie in Regensburg 1976. Gottingen: Hogrefe, 1977. Pp. 376-378.
THOLEY, P. Klartraume als Gegenstand empirischer Untersuchungen. Gestalt Theory, 1980, 2, 7-35.
THOLEY, P. Empirische Untersuchungen iiber Klaruaume. Gestalt Theory, 1981, 3, 21-61.
THOLEY, P. Bewusstseinsandemng im Schlaf: Wach' ich oder traum' ich? Psychologie heute, 1982, 12, 68-78.
THOLEY, P., KRIST, H. Klartraumen. Frankfurt/M.: Fachbuchhandlung fur Psychologie, in press.
  Форум: Перевод и адаптация трудов зарубежных авторов · Просмотр сообщения: #223575 · Ответов: 55 · Просмотров: 3 133

mcquadrat
Отправлено: 16.12.2017, 0:44


mc2
********

Группа: Пользователи
Сообщений: 1 636
Регистрация: 26.11.2013
Пользователь №: 146 539


Цитата(Phil @ 15.12.2017, 8:57) *
А что-нибудь вместо него появилось?


Лично мне очень нравится такой журнал, как International Journal of Dream Research, редакторами которого являются проф. Михаэль Шредль и проф. Даниэль Эрлахер.
Все материалы там доступны совершенно свободно.
  Форум: Перевод и адаптация трудов зарубежных авторов · Просмотр сообщения: #223567 · Ответов: 55 · Просмотров: 3 133

mcquadrat
Отправлено: 15.12.2017, 0:40


mc2
********

Группа: Пользователи
Сообщений: 1 636
Регистрация: 26.11.2013
Пользователь №: 146 539


Цитата(Phil @ 14.12.2017, 10:09) *
Что самое интересное - так это сам журнал Lucidity Letters. Офигеть. Представляю, сколько там уже напечанано на тему снов...


Насколько я знаю, он уже давно - с 90-х - не издается. Но старые номера в открытом доступе. Там действительно много чего есть))
  Форум: Перевод и адаптация трудов зарубежных авторов · Просмотр сообщения: #223559 · Ответов: 55 · Просмотров: 3 133

mcquadrat
Отправлено: 15.12.2017, 0:36


mc2
********

Группа: Пользователи
Сообщений: 1 636
Регистрация: 26.11.2013
Пользователь №: 146 539


Сегодня ночью удалось выкатиться из тела. Потом было почти все как обычно: я телепортировался из окна на улицу и немного там погулял smile2.gif
Необычными на этот раз были ощущения тела: я его чувствовал, но не видел. То есть я был не в виде точки, а в настоящем теле, ходил ногами, мог трогать разные вещи руками. Но при этом не видел ни рук, ни ног. Хотя все окружавшее меня я видел хорошо.
Сначала я думал, что это пройдет само собой. Но время шло, а ничего не менялось. И не видеть самого себя оказалось довольно неудобным. Поэтому я попытался сделать что то навроде волевого усилия, чтобы заставить тело быть видимым. Это была неудачная попытка, отчего я и проснулся an.gif
  Форум: Техники осознанного сновидения · Просмотр сообщения: #223558 · Ответов: 788 · Просмотров: 102 132

mcquadrat
Отправлено: 14.12.2017, 0:33


mc2
********

Группа: Пользователи
Сообщений: 1 636
Регистрация: 26.11.2013
Пользователь №: 146 539


ПРИЛОЖЕНИЯ ОСОЗНАННЫХ СНОВИДЕНИЙ В СПОРТЕ
Поль Толи, Университет им. И.В. Гете, Германия
опубликовано в Lucidity Letter 9(2), 1990

Эта статья имеет прежде всего практическую ориентацию. Рассказывается, с сопровождением кратких примеров, о различных возможностях применения осознанных сновидений в спортивных тренировках. Содержание статьи основано на результатах экспериментов, в которых принимали участие опытные дримеры, получавшие задание выполнить различные стандартные и связанные со спортом действия в осознанном сне, чтобы можно было наблюдать за эффектами этих действий в дальнейших сновидениях и в бодрствующем состоянии (Tholey[1981a]). Кроме того я рассказываю здесь про многочисленные спонтанные случаи, произошедшие со спортсменами, которые практикуют осознанные сновидения, а также про свой собственный многолетний опыт дримера и активного участника соревнований в различных видах спорта.
Что касается теоретических принципов, то я основывался на гештальт-теории спорта, которая была впервые систематически изложена Колем после проведения многочисленных объективных и феноменологических экспериментов (Kohl[1956]), и затем была усовершенствована в моей собственной работе (Tholey[1981b]). В последней изучалось значение осознанных сновидений в занятиях спортом. Из-за ограничений по объему здесь обсуждаются только наиболее важные теоретические положения, относящиеся к к приложениям осознанных сновидений в спортивных тренировках.

ОСНОВНЫЕ ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПОЛОЖЕНИЯ
В гештальт-теории сложная сенсоромоторная система обратной связи человеческого организма рассматривается, как сервомеханизм, функцией которого является тщательно отрегулированное, энергосберегающее управление организмом. Главным центром управления этой разветвленной системы располагается в мозге. Здесь в результате чувственных процессов формируется более или менее точное изображение физического мира - феноменологический мир (феноменологическое тело эго и феноменологическое окружение). Управление организмом можно сравнить с управлением большим самолетом, в кабину пилотов которого по компьютерным каналам поступают все необходимые данные о самолете и окружающем его пространстве.
Во сне работа сенсоромоторной системы обратной связи прерывается до такой степени, что намереваемые и непосредственно ощущаемые движения тела не вызывают движений самого физического организма. Поэтому ситуацию во сне можно сравнить с пилотом, который находится в тренажере - симуляторе полетов. Подобно тому, как симулятор полетов можно использовать, чтобы летать на настоящем самолете, сновидения (осознанные сновидения в особенности) могут способствовать обучению физического организма различным движениям в реальном мире. Ввиду того, что сенсорные и двигательные (моторные) процессы сильно связаны, мы говорим о сенсоромоторном обучении. Поскольку в осознанных сновидениях мир ощущается, как реальный, я придерживаюсь мнения о том, что тренировки в осознанных сновидениях более эффективны, чем разнообразные формы так называемых ментальных тренировок, в которых атлеты совершают движения в мире, который существует и ощущается лишь в их воображении (психологические аргументы в защиту такой точки зрения см. в Tholey[1981a]).
Указав, что у сенсоромоторной системы физического организма и у технологических симуляторов полетов есть некоторые общие характеристики, нужно заметить и некоторые важные различия. В то время, как данные в центре управления технологического симулятора обычно хранятся в файлах и записях, которые динамически независимы друг от друга, феноменологические факты, которыми оперирует мозг, находятся в состоянии динамического взаимодействия. По этой причине я буду также говорить о феноменологическом поле (тело эго и его окружение). Феноменологическое эго может контролировать движения человека (как сознательными, так и полевыми действиями, см. Lewin[1936]). Футбольное поле, например, может восприниматься как поле действий, образованное силовыми линиями, которые оказывают непосредственное влияние на движения - то есть, без каких либо интеллектуальных или волевых усилий. Это было отмечено в 1927 г. Хартгенбушем. Если пренебречь вышеупомянутыми различиями, то управляющее влияние окружающего феноменологического поля на организм лучше всего сравнить с автоматическим управлением самолетом при помощи автопилота.
Существует одно важное различие между симуляцией различного опыта в осознанных сновидений и его симуляцией с помощью технических тренажеров, использующих компьютерные технологии. Используя определенные техники управления сновидением, опытный дример может намеренно вызвать появление такого события, которое не только бы отличалось от рутинных событий повседневной жизни, но и противоречило бы законам природы. В этом плане осознанные сновидения предоставляют больше возможностей для обучения, чем тренажеры. Более того, мы установили, что от одного сновидения к следующему навыки, связанные с движениями, постоянно улучшаются. Это особенно заметно для таких навыков, которые не проявляются в бодрствовании, например, для различных упражнений, выполняемых, когда человек летит или висит в воздухе.

ТЕЗИСЫ ПО ВОЗМОЖНОСТЯМ ПРИМЕНЕНИЯ ОСОЗНАННЫХ СНОВИДЕНИЙ В СПОРТЕ.
Тезис 1. Сенсоромоторные навыки, которыми человек уже овладел в начальной степени, можно усовершенствовать в осознанном сновидении.
Как показали эксперименты, в особенности повторяющиеся движения можно значительно усовершенствовать, делая подходящие упражнения в осознанных сновидениях. Сюда относятся быстрые движения при катании на лыжах, скейтбордах и сноубордах. Эти улучшения происходят по причине разнообразных форм стремления к совершенному результату, которое наблюдается у всех живых организмов, различные части которых динамически взаимосвязаны. В осознанном сновидении отдельные части феноменологического поля более интенсивно взаимодействуют динамически, чем в состоянии бодрствования, в котором части феноменологического поля гораздо более зависимы от сенсорных процессов. Кроме того, движения тела, которые гармонично сочетаются друг с другом и с ситуацией в целом, гораздо лучше запоминаются, чем негармоничные телодвижения. Хорошие формы движений также лучше распознаются особой системой мультисенсорной восприимчивости, которая ответственна за совершенствование движений (подробности см. в Tholey[1986]).

Тезис 2. В осознанном сновидении могут быть освоены новые сенсоромоторные навыки.

В качестве иллюстрации рассмотрим сначала случай одного человека, занимавшегося боевыми искусствами (Tholey & Utecht[1978], стр. 208). Этот человек в течение многих лет осваивал так называемые "жесткие" системы (карате, таэквондо и джиуджитсу). Затем он решил перейти к более "мягкой" системе айкидо. Однако, прозанимавшись два года, он потерпел неудачу, потому что заученные ранее движения упорно не желали забываться. Следующий случай, по его мнению, оказался решающим для того, чтобы он смог найти выход:
"В тот самый вечер, когда мне так и не удалось повалить соперника на мат, я лег спать в довольно сильном унынии. Засыпая, я еще и еще раз прокручивал в уме события этого вечера. Правильное балансирующее движение, которое я сделал, защищаясь, совпадало с моим внутренним импульсом к тому, чтобы выполнить жесткий защитный блок, так что в результате я все время оказывался беззащитным и стоящим в позе, напоминающей знак вопроса... незавидная и нелепая ситуация для обладателя черного пояса. Во сне, который мне приснился той ночью, в той ситуации я упал на землю, вместо того, чтобы увернуться от противника. Тогда я догадался задать себе критический вопрос: "я во сне или наяву?". После этого я немедленно осознался. Недолго размышляя, я пошел в свой спортзал, где затеял тренировку по отработке защитных техник со спрайтом своего партнера, за которой никто не наблюдал. Я отрабатывал упражнение снова и снова, непринужденно и не затрачивая много усилий. У меня с каждым разом получалось все лучше.
На следующий вечер я лег спать, исполненный ожиданий. Я опять осознался и опять стал заниматься айкидо. Так продолжалось целую неделю, пока не возобновился реальный период тренировок... Я поразил своего инструктора почти безупречной защитой. Даже когда мы ускорили темп (нашего обмена ударами), я не сделал никаких серьезных ошибок. Потом учеба у меня пошла быстро и через год я сам получил лицензию тренера"
Следующий пример рассказал один лыжник:
"Прыжки с трамплина, при которых центр тяжести сильно смещается назад, всегда приводили меня в такой ужас, что я постоянно падал и возвращался на базу весь в синяках. Летом, после того, как я научился осознаваться во сне, я начал видеть сны о том, как я катаюсь на лыжах с горки. Часто, прыгая с горки, я взлетал, и в какой то момент я начал наклоняться назад незадлого перед тем, как прыгнуть, тем самым убирая с лыж свой вес, чтобы при помощи пяток изменить направление. Это было очень весело, и через несколько недель мне в осознанном сне стало ясно, что эти мои движения подходят для прыжка с трамплина. Когда, следующей зимой, я снова поехал в отпуск кататься на лыжах и записался на курс, то освоил прыжки с трамплина за неделю. Я совершенно уверен, что причиной этого были мои ночные упражнения."

Тезис 3. Сенсоромоторные действия можно усовершенствовать, выполняя контрольные упражнения в состоянии осознанного сна.
Жан-Клод Килли, лауреат олимпийских медалей по горнолыжному спорту, рассказывает, что вечером перед очередной гонкой он, в состоянии полусна, мысленно пробегает по маршруту слалома (который он запоминает днем накануне) столько раз, сколько необходимо для того, чтобы появилась уверенность, что он сможет пройти маршрут без падения. Хотя это гипнагогическая тренировка, такую технику можно использовать и в осознанном сне.
Сладко Солинский, международный призер по конному спорту, несколько раз писал мне про свой сновиденный опыт. Вот выдержка из одного его письма (личное сообщение, 1983 г.):
"Итак, в осознанных сновидениях я могу очень точно делать необходимые фигуры, двигаясь как по песку манежа, так и по сельской местности, на военный лад. Я медленно делаю это, помогая лошади в нужный момент в отдельных фазах движения. В осознанном сне я проезжаю маршрут несколько раз (от трех до девяти), точно и полностью. После такого упражнения, у меня появляется "память тела", достаточная, чтобы двигаться по маршруту на автомате, то есть без сознательных или волевых усилий."
Мы вернемся к этим важным упражнениям в другом контексте. Здесь нужно отметить только, что когда спортсмен делает некоторое движение, не делая сознательного или волевого усилия, оно часто описывается, как инстинктивное, автоматическое или бессознательное. Ни одно из этих выражений не является полностью верным, поскольку эти действия являются результатами тренировок, а не проявлений врожденных инстинктов. Более того, эти движения следует рассматривать не как движения отдельного человека, но как событие, происходящее в некотором поле. Это событие воспринимается и контролируется, как комплексное ощущение, отражающее текущую или будущую ситуацию в целом.

Тезис 4. Гибкость реакции спортсмена можно существенно улучшить, отрабатывая разнообразные движения в осознанных сновидениях.
Это имеет особенно важное значение в сложных видах спорта, в которых спортсмен должен быстро реагировать на непредвиденные ситуации. По этой причине неразумно было бы отрабатывать в осознанных сновидениях только наиболее оптимальные движения, вместо чего следует (как в примере Килли) разнообразить свои действия так, чтобы они могли либо привести к падению, либо к ситуации, очень близкой к нему. Это важно, поскольку атлеты, занимающиеся видами спорта, связанными с риском, часто попадают в опасные, непредвиденные ситуации, выйти из которых они могут лишь при условии, что ранее они выработали у себя достаточную гибкость реакции. Кроме того, гибкость действий часто способствует хорошо отлаженной и устойчивой к внешним воздействиям работе сенсорно-двигательного аппарата.

Тезис 5. Осознанные сновидения можно использовать для тренировки ментальных движений, которые облегчают сенсоромоторное обучение.
Под "ментальными движениями" подразумеваются такие движения, которые производятся лишь в воображении, а не в физической реальности. Эффективность ментальных движений, которые совершаются на основе наблюдений и имитации движений опытного спортсмена, известна очень давно. Здесь не совсем уместно описывать всевозможные типы ментальных движений, которые имеют важное значение для спорта; более подробно см. в Kohl[1956].
Можно выделить одну особенно важную и наиболее подходящую для практики во время осознанных сновидений разновидность ментальных движений, так называемую "антиципацию" (т.е. "ожидание", "предчувствие" - mc2). Можно говорить о двух аспектах "антиципации" в данном контексте. Она может выразиться в общем планировании определенных действий перед их конкретным выполнением. Она также может проходить в форме интерактивного процесса: при выполнении некоторого движения немедленно представляется следующее. Антиципация следующего движения не совершается намеренно или с каким либо усилием, а просто происходит, как событие в общем феноменологическом поле. Это свойство антиципации позволяет атлету реагировать на ожидаемую ситуацию "с молниеносной быстротой", как говорят в дзен-буддизме, поскольку атлет реагирует на ожидаемую им ситуацию, а не на текущую. Мастера спорта по слалому, например, всегда мысленно находятся на расстоянии четырех или пяти ворот впереди. Психологическое объяснение этого факта см. в Kohl[1956].

С помощью контрольных упражнений, описанных в Тезисе 3 (которые человек выполняет как настоящие, но в осознанном сновидении), атлет может составить план своих действий перед его выполнением наяву. Что более важно, благодаря многократной отработке движения в сновидении, совершая его в реале, человек уже готов к нему и в это же самое время готовится к следующему.
Две другие разновидности ментальных движений связаны с разными видами личного опыта. При ментальном движении первого типа, атлет одновременно ощущает себя как в роли актера, так и зрителя. Это подразумевает способность хорошо контролировать движения как "изнутри", так и "со стороны". Во втором типе движений, атлет мысленно ставит себя на место другого атлета. Это полезно в том случае, когда другой атлет выступает, как модель для подражания, что можно делать как наблюдая за его действиями, так и имитируя их. В качестве примера можно взять лыжника, который идет за другим, лучшим лыжником.
Насколько я знаю, примеры первого типа (когда атлет одновременно является актером и наблюдателем) возможно осуществить только в мире осознанных сновидений. Там ядро эго может покинуть тело сновидения и раздвоиться, становясь одновременно и актером и зрителем. Сладко Солинский рассказывает, что для него скачки становятся более легким делом (и более интересным), когда он одновременно ощущает себя и гонщиком, и наблюдателем. Другой опытный дример рассказывал мне, что он может лучше вести свою машину, если он сидит за рулем внутри, и в то же самое время его воображаемое эго наблюдает за ней с высоты птичьего полета.
Ментальный/воображаемый вход в тело другого человека является особенно ценным методом для тренировок в боевых искусствах, а также потенциально полезным и в других видах спорта. Он дает возможность предвидеть намерения противника и избежать его хитростей. Опять же, "войти в тело" другого человека гораздо легче и эффективнее получается в осознанном сне, потому что ядро эго дримера обладает способностью входить в тела других спрайтов.

Тезис 6. Осознанные сновидения можно использовать, чтобы улучшить организацию феноменологического поля относительно выполнения спортивных движений.
Согласно гештальт-теории, в процессе обучения в сложных видах спорта гораздо важнее усовершенствовать организацию структуры своего феноменологического поля в целом, чем освоить какое либо отдельное движение или ряд таких движений. Для лучшего понимания этого факта необходимо исследовать каждый отдельный аспект организации этого поля как целого, хотя все они, конечно, тесно взаимосвязаны.
6.1 Формирование единства в феноменологическом поле. В ходе сенсоромоторного обучения, отдельные части феноменологического поля могут объединяться, приобретая большую степень единства. Скажем, лыжник как бы сливается вместе со своими лыжами, а игрок в теннис - со своей ракеткой. Спортивный инвентарь становится расширением сенсоромоторных органов действующего спортсмена. Лыжник ощущает снег и почву своими лыжами, а своими волевыми усилиями и намерением управляет и лыжами, а не только телом.
Нечто подобное описывал Галуэй, который говорит о "внутренней тренировке" (Gallwey[1974]), но я по своему опыту могу сказать, что для начинающих элементы его теорий малоэффективны. Галуэй, например, настаивает на том, что лыжники прежде всего должны следить за ощущениями в своих ногах, чтобы приобрести специальное чувство снега. Согласно гештальт-теории, внимание, проявляемое к ощущениям тела (таким, как давление в пятках ног или кинестетические телесные ощущения) затрудняет восприятие характеристик феноменологических объектов, которые расположены за пределом феноменологического тела. Когда лыжник концентрируется на своем теле, чувство снега и почвы теряется. Это может создать трудности как у начинающего, так и у продвинутого лыжника. Это провоцирует появление у новичка чувства страха. Поэтому в тех видах спорта, где важную роль играет окружающее человека пространство, атлету следует с самого начала следует концентрироваться на его восприятии (детали см. в Tholey[1987]).
Особенно важное значение в осознанных сновидений имеет большая гибкость (ср. Lewin[1936]) феноменологического поля, которая имеется в состоянии сна. В осознанном сновидении гораздо легче слиться со спортивным оборудованием в единое целое или расширить границы своего феноменологического тела. Например, один пилот водного самолета сначала научился летать в осознанном сне сам по себе. Затем он стал летать в сновидениях на таком же водном самолете, как в реале, и выработал такое совершенное ощущение единства с ним, что "мог чувствовать ветер его крыльями, что очень помогало в управлении самолетом".
Еще более интересным явлением, чем слияние со спортивным оборудованием, является чувство "взаимной эмпатии", возникающее между двумя живыми существами. Чтобы объяснить, что это такое, мы опять процитируем письмо конного спортсмена Сладко Солинского:
"Для меня очень важна гибкость лошади (в тренировке в осознанном сне), поскольку только она гарантирует хорошие результаты от тренировок в манеже и безопасность лошади, когда той приходится преодолевать наиболее сложные препятствия в полевых тренировках... Это как если бы гонщик передавал лошади ответственность за успех посредством ментальной тренировки (в осознанном сне)... и, что весьма необычно, лошади, кажется, именно этого и ждут, чтобы показать, на что они могут быть способны, если только не мешать им."
Другими словами, если наездник - мастер своего дела, то лошади в скачках он будет уделять больше внимания, чем самому себе. В заключении своей книги, Солинский пишет, что "наездник, которому удалось достигнуть совершенной взаимной эмпатии со своей лошадью, воспринимает мир ее глазами, ушами и ноздрями" (Solinski[1983], стр. 123).
Эти и подобные им виды переживаний кажутся нстолько фантастическими для непосвященного человека, что раньше их считали сверхъестественными (напр. White and Murphy[1983]), но в гештальт-теории спорта они находят рациональное объяснение.

6.2. Организация систем отсчета в феноменологическом поле.
Структуризация, дифференциация и координация психологических систем отсчета (прежде всего, воспринимаемого пространства и времени) также имеет большое значение в сенсоромоторном обучении. Насколько полезными в этом плане могут быть осознанные сновидения, видно из вышеупомянутого примера Солинского, который отмечает такое явление, как замедление движения в ходе скачек (в осознанных сновидениях). Замедление движений дает возможность оказывать "помощь наездника" точно в нужный момент. Вообще говоря, при этом происходит дифференциация стандарта измерения временнОй системы отсчета. "Хронометраж" движений, столь важный в спорте, при этом становится делать легче. Выражение "помощь", которое употребляет Солинский, делает ясным, что он сосредотачивается на потоке движений лошади при "хронометраже", о котором он говорит. Он также иногда сравнивает свои упражнения в осознанных сновидениях с неким музыкальным произведением, которое как бы играет роль метронома для движений лошади. Когда он затем выполняет упражнения в манеже в реале, то иногда он просто дает вести себя ритму этой "внутренней" музыки. Солинский также указывает на параллели в других видах спорта, где тоже можно наблюдать подобные явления. Например, в исследованиях, в которых принимали участие профессиональные мотогонщики, тоже отмечалось спонтанное замедление времени, которое способствует безопасности гонщика (Nurbarksch[1987]).
Может оказаться полезным управлять как феноменологическим пространством, так и феноменологическим временем. В более ранней работе (Tholey[1982]) мы показали, до какой степени можно при сенсоромоторных действиях изменять в различных отношениях феноменологическое пространство. Еще более важное значение осознанных сновидений в спорте заключается в возможности изменять скорость, с которой выполняются различные движения, в отличие от скорости в реале. Человек может быстро выполнять различные вертикальные и горизонтальные повороты тела один за другим. Наши исследования показали, что это дает особенно полезные результаты в реале в тех видах спорта, в которых требуется развитая и тонкая мультисенсорная восприимчивость к ситуации и уравновешенность движений тела. Для этого требуется улучшенная координация пространственной и временнОй систем отсчета.
В связи с этим можно отметить любопытное сходство между состоянием феноменологической невесомости, которое можно испытать в осознанном сновидении и ощущениями, о которых рассказывают астронавты, находившиеся в физическом состоянии невесомости (см. Furrer[1987]). В обоих случаях необходим процесс обучения, чтобы приспособиться к новой и необычной ситуации. Более того, необходимо научиться различать, где находится верх, а где низ, чтобы можно было намеренно изменять пространственную систему отсчета так, что "верх" мог бы превратиться в "низ" и наоборот. Мне кажется, что осознанные сновидения представляют для астронавтов наилучшую возможность тренировки в состоянии невесомости (Tholey[1987]). Возможность изменения временнОй и пространственной систем отсчета, в результате которого они более не будут соответствовать повседневному опыту, также показывает преимущества осознанных сновидений по сравнению с технологическими симуляторами для безопасной тренировки сенсоромоторных навыков (например таких, которые требуются пилоту самолета).
6.3. Фокусировка намерения в феноменологическом поле.
Как подробно показал Коль в своем исследовании по различным видам спорта [1956], по мере того, как человек совершенствуется в каком либо виде спорта, у него происходит ощутимое изменение фокуса внимания. Если начинающий концентрирует внимание на своем теле, то эксперт фокусирует внимание на всех необходимых областях "окружающего" его феноменологического поля, таких как спортивное снаряжение и почва. Кроме того, опытный спортсмен сосредотачивает внимание на следующем событии, которое должно наступить, а не на текущем. Самые лучшие спортсмены обладают способностью полностью отодвинуть эго на второй план. Борис Беккер, например, рассказывал, что он не осознавал свои действия в ходе своего финального поединка с Иваном Лендлем на турнире мастеров по теннису в 1988 г. Ракетка двигалась сама собой.
При концентрации внимания на своем эго, кроме всего прочего, у человека появляется страх получить травму или получить негативную оценку зрителей или тренера. Эти страхи негативно влияют на спортсмена. В результате он напрягается, и становится более восприимчивым к травмам и ошибкам, а тем самым и более уязвимым по отношению к той критике, которой он опасается.
Поэтому практическое значение осознанных сновидений состоит в том, что во сне у атлета нет причины опасаться травм или негативных оценок. Он или она с самого начала может сосредоточиться на необходимых ему областях феноменологического поля. Смещение фокуса внимания также может способствовать "слиянию" спортсмена со спортивным инвентарем или с почвой, а также возникновению взаимной эмпатии между атлетом и его партнером или другими живыми существами.

6.4. Стремление к хорошему гештальту.
Последний пример показывает, что, хотя те формы организации феноменологического поля, которые описывались выше, аналитически могут быть отделены друг от друга, в реальности они остаются тесно взаимосвязанными. Кроме того, в основе всех упомянутых изменений в организации лежит общая тенденция к хорошему гештальту. Под "тенденцией к хорошему гештальту" понимается, что структура феноменологического поля стремится к такой организации, которая была бы настолько "хорошей" в плане возможностей совершения движений, насколько это позволяют существующие условия. Как говорилось выше, ввиду того, что в осознанных сновидениях сенсорные процессы накладывают гораздо меньше ограничений на существующие условия, чем в бодрствовании, то в осознанных сновидениях эта тенденция может быть гораздо эффективнее. С физиологической точки зрения, более совершенная организация феноменологического поля влечет за собой более совершенную динамическую координацию между сенсорными и двигательными процессами в мозге.

Тезис 7. Изменяя структуру личности, с помощью осознанных сновидений можно добиться улучшения эффективности и повышения творческого уровня в спорте.
Гибкость и креативность, требуемые для различных действий человека, могут быть сильно ограничены внутренними ограничениями его личности. Такое происходит, когда отдельные подсистемы личности теряют взаимную динамическую связь, или даже входят в конфликт друг с другом. Согласно гештальт-теории, эго стремится защитить себя (обычно бессознательно) с помощью различных защитных механизмов от различных влияний и ограничений нашей культурной системы. Это в конце концов приводит к выработке эгоцентрических взглядов, которые, в отличие от ситуационно-ориентированных, приводят к искажениям в восприятии мира, мышлении и чувствах, а также к неадекватному поведению. Под "эго" мы в данном контексте понимаем подсистему личности, которая постепенно становится доминирующей над всей личностью, выполняя самые разнообразные роли. При этом окружающий мир становится чисто иллюзорным и создается впечатление, что эго находится в его центре. Самое важное для человека в такой ситуации - это "проснуться" (см. Tart[1986]), развеяв эту иллюзию, чтобы быть готовым выполнить требования, необходимые для появления творческой свободы, то есть освободиться от внешних и внутренних ограничений. Для этого требуется радикальное изменение личной системы взглядов с эгоцентричной на ситуационно-ориентированную. Вообще говоря, при таком изменении структуры личности происходят одновременные изменения в организации феноменологического поля. Эти изменения частично соответствуют тем структурным изменениям в этой организации, которые обсуждались выше, но они выходят за их рамки, поскольку приводят к обнаружению и разрешению проблем бессознательного.
Эволюция сознания служит путем к творческой свободе. В другом сочинении я описывал (Tholey[1990]), как с помощью осознанных сновидений можно выработать ситуационно-ориентированную позицию. Этот путь в конечном итоге приводит - посредством примирения с враждебными спрайтами (см. Tholey[1988]) к символической смерти эго и возрождению высшего Я, что, в свою очередь, открывает творческую свободу в самых разнообразных областях деятельности, включая спорт.

ЛИТЕРАТУРА
Furrer, R. (1987). Raumerfahrung in der Schwerelosigkeit. Spektrum der Wissenschaft, 2, 48–49.
Gallwey, T. (1974). The inner game of tennis. New York: Random House.
Gallwey, T. (1981). Besser Skifahren durch "Innertraining." München: Heyne.
Hartgenbusch (1927). Gestalt psychology in sport. Psyche, 27, 41–52.
Kohl, K. (1956). Zum Problem der Sensumotorik. Frankfurt am Main: Kramer.
Lewin, K. (1936). Principles of topological psychology. New York, London: McGraw-Hill.
Metzger, W. (1962). Schöpferische Freiheit. Frankfurt am Main: Kramer.
Nurbakhsch, H. (1987). Empirische Untersuchung zum Problem des Erlebens und Verhaltens im Motocross-Sport. Unpublished diploma thesis. Universität Braunschweig.
Solinski, S. 1983). Reiter, Reiten, Reiterei. Hildesheim: Olms.
Tart, C.T. (1988) Hellwach und bewusst leben. Bern, Munchen, Wien: Scherz-Verlag.
Tholey, P. (1981a). Empirische Untersuchungen über Klarträume. Gestalt Theory, 3, 21–62.
Tholey, P. (1981b). Erkenntnistheoretische und systemtheoretische Grundlagen der Sensumotorik. Sportwissenschaft, 10, 7–35.
Tholey, P. (1983). Techniques for inducing and manipulating lucid dreams. Perceptual and Motor Skills, 57, 79–90.
Tholey, P. (1984a). Sensumotorisches Lernen als Organisation des psychischen Gesamtfeldes. In E. Hahn und H. Rieder (Eds.), Sensumotorisches Lernen und Sportspielforschung. Festschrift für Kurt Kohl (11–26). Köln: bps-Verlag.
Tholey, P. (1984b). Zur Gleichgewichtsproblematik im Sport. Sportpädagogik, 8(5), 13–15.
Tholey, P. (1986). Letter to the editor. Lucidity Letter, 5(2), 45–48.
Tholey, P. (1987a). Prinzipien des Lernens und Lehrens sportlicher Handlungen aus gestalt-theoretischer Sicht. In J.P. Janssen, W. Schlicht & H. Strang (Eds.), Bericht über die Tagung der Arbeitsgemeinschaft für Sportpsychologie in Kiel 1986. Handlungskontrolle und soziale Prozesse im Sport. Köln: 95–106.
Tholey, P. (1987b). Wahrnehmung und Vorstellung im Raum. Spektrum der Wissenschaft, 10, 5.
Tholey, P. (1988). A model for lucidity training as a means of self-healing and psychological growth. In J. Gackenbach & S. P. LaBerge (Eds.), Conscious mind, sleeping brain: Perspectives on lucid dreaming. New York, London: Plenum, 263–287.
Tholey, P. (1990). Unpublished manuscript. 21.
Tholey, P. & Utecht, K. (1987). Schöpferische Träumen: Der Klartraum als Lebenshilfe. Niedernhausen: Falken-Verlag.
White, P.A. & Murphy, M. (1987). Psi im Sport Der Einfluss übernatürlicher Wahrnehmungen auf sportliche Spitzenleistungen. München: Hugendubel.
  Форум: Перевод и адаптация трудов зарубежных авторов · Просмотр сообщения: #223555 · Ответов: 55 · Просмотров: 3 133

mcquadrat
Отправлено: 13.12.2017, 0:17


mc2
********

Группа: Пользователи
Сообщений: 1 636
Регистрация: 26.11.2013
Пользователь №: 146 539


  Форум: Юмор · Просмотр сообщения: #223546 · Ответов: 221 · Просмотров: 99 342

mcquadrat
Отправлено: 12.12.2017, 0:26


mc2
********

Группа: Пользователи
Сообщений: 1 636
Регистрация: 26.11.2013
Пользователь №: 146 539


Сегодня ночью осознался, но произошел некоторый казус. Вкратце, дело было так: я оказался в чужом городе, повстречал там одного спрайта, и мы с ним разговорились на тему осознанных сновидений smile2.gif Ближе к концу разговора, он попросил меня оставить ему какой нибудь контакт, чтобы он потом смог связаться со мной. ОК, я был не против, и первым делом назвал ему свой ник на форуме. Потом предложил скайп, предупредив, однако, что очень редко им пользуюсь. Он сказал, что да, он тоже скайп не любит, лучше что нибудь другое. Тогда я подумал было дать свой адрес электронной почты или номер телефона.
Но ни то, ни другое вспомнить не получилось. Просто тупо не вспоминалось. Я не ожидал, что может быть такой облом, а ему прямо сказал: не могу вспомнить, подожди немного, может быть через минут пять получится. При этом сильно напрягать память я опасался, потому что чувствовал, что от этого может из сновидения выкинуть. Мой знакомый как то понимающе кивнул, потом мы еще минут десять побродили с ним по зданию, которое он мне показывал, после чего я проснулся, так и не вспомнив своих контактов.
Раньше мне как то не приходило в голову вспоминать свой email во сне. В реале у меня никаких признаков склероза пока нет)) Значит, с памятью во сне не все просто.
  Форум: Начинающим сновидцам · Просмотр сообщения: #223535 · Ответов: 28 · Просмотров: 5 600

mcquadrat
Отправлено: 9.12.2017, 15:22


mc2
********

Группа: Пользователи
Сообщений: 1 636
Регистрация: 26.11.2013
Пользователь №: 146 539





Недавно на Koob'е были выложены три книги известного алхимика и мистика Якова Беме в русском переводе:
"Христософия", "О вочеловечении Слова" и "Истинная психология". Четвертая его книга - "Аврора, или утренняя заря в восхождении" - лежит там уже давно. Не проходите мимо ab.gif
  Форум: ВТО, магия, паранормальные явления и пр. · Просмотр сообщения: #223497 · Ответов: 2 · Просмотров: 207

mcquadrat
Отправлено: 9.12.2017, 0:48


mc2
********

Группа: Пользователи
Сообщений: 1 636
Регистрация: 26.11.2013
Пользователь №: 146 539


МОДЕЛЬ ТРЕНИРОВКИ ОСОЗНАННОСТИ КАК СРЕДСТВА САМООЗДОРОВЛЕНИЯ И ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ
Поль Толи
Опубликовано в сборнике "Conscious mind, sleeping brain: Perspectives on lucid dreaming", New York, London: Plenum Press, 1988

Я хотел бы рассмотреть теоретические принципы психотерапевтического применения осознанных сновидений, проиллюстрировав их примерами из собственного опыта и своих первых работ по изучению осознанных сновидений. Они основываются на теоретических предположениях гештальт-психологии о том, что человек обладает способностями к самооздоровлению и развитию. В этом плане оказываются полезными осознанные сновидения. Я остановлюсь на том, что в этих сновидениях человек способен разглядеть свои бессознательные конфликты и поспособствовать их разрешению при надлежащем поведении эго сновидения. Будет показано, что примирительный диалог с угрожающими спрайтами может иметь важное значение при проведении диагностики и терапии. В частности, мы рассмотрим, как эго сновидения следует себя вести, чтобы обезопасить угрожающего спрайта. Я утверждаю, что, в соответствии с вышеупомянутыми теоретическими положениями действия примирительного характера являются наиболее эффективным подходом.
На основании этих и других эмпирических исследований, была разработана программа самооздоровления с использованием осознанных сновидений. Эта программа была впервые испытана отдельными людьми, не в рамках психотерапии. Поскольку эта программа самооздоровления положительно повлияла на сновидения этих людей и на их жизнь в бодрствовании, она затем стала применяться и в психотерапии. На примере различных случаев я покажу, как эта программа может быть использована для устранения различных эмоциональных расстройств, корни которых находятся в бессознательных конфликтах.

РЕТРОСПЕКТИВНЫЙ ОБЗОР МОИХ ИССЛЕДОВАНИЙ В ОБЛАСТИ ОСОЗНАННЫХ СНОВИДЕНИЙ.

Мои исследования осознанных сновидений начались в 1959 году. До этого я не был знаком с феноменом осознанных сновидений. Когда я начал изучать психологию, я заинтересовался содержанием своих сновидений. Мне пришла в голову мысль, что в сновидениях можно действовать сознательно. Я начал с основного предположения о том, что если в бодрствовании выработать у себя критическое рефлексивное отношение к своему текущему состоянию сознания, задавая себе вопрос, находишься ли во сне или наяву, то эту привычку можно будет перенести в сновидение. Как правило, необычные явления, происходящие во сне, делают возможным человеку понять, что он или она спит.
Тогда я каждый день стал по нескольку раз задавать себе вопрос, сплю я или нет. Через четыре недели у меня получилось. Мое первое осознание во сне произошло, когда я увидел во сне свою тетю, которая, как я знал, умерла. Все остальное в этом сне казалось реальным. Я был очень воодушевлен этим, особенно потому, что все вокруг выглядело удивительно правдоподобным, и мое собственное тело ощущалось на удивление реально. Однако вскоре меня охватило чувство страха; в самом деле, я никогда не слышал о таких состояниях сознания. Тогда, по совету тети, я стал внимательно смотреть на цветок. Чувство страха ослабло, и где то через 10 секунд я проснулся.
Я был так поражен этим сновидением, что загорелся желанием еще раз испытать что нибудь подобное - конечно, без чувства страха. Поэтому мне нужно было найти метод, который позволял бы мне, находясь в подобном сне, проснуться, когда захочу. Более того, я прочитал о физиологических исследованиях относительно связи сновидений с БДГ-фазой сна (Aserinsky & Kleitman, 1953). Затем, опираясь на некоторую дополнительную информацию, я предположил, что можно выйти из сна, фиксируя свой взгляд на какой нибудь неподвижной точке в сцене сновидения. Здесь я вспомнил тот сон, который описывал выше, в котором я, неподвижно глядя на цветок, проснулся. Эта гипотеза оказалась верной и в экспериментах других людей. (Tholey[1973,1977,1983a]).
Я придумал немецкий термин Klartraum (который соответствует английскому clear dream) для обозначения осознанных сновидений, и затем я выделил семь различных аспектов осознанности в подобных сновидених. О существовании термина lucid dream, придуманного ван Иденом [1913], мне стало известно лишь через 10 лет после моих первых экспериментов с такими сновидениями, когда я прочел книги Грина [1968] и Тарта [1969].
Метод, который я разработал для осознания во сне, я назвал "рефлексивной техникой". В дальнейшем я разработал еще несколько техник для осознания (Tholey[1982b,1983b]). Мои первые эксперименты, в которых приняли участие другие люди, которые научились осознаваться во сне, пользуясь рефлексивной техникой, были особенно полезны в плане выяснения некоторых вопросов, связанных с восприятием, памятью, мышлением и психофизиологическими процессами в состоянии осознанного сна.
Интерес к психотерапевтическим применениям осознанных сновидений у меня возник, когда я понял, что в осознанных сновидениях могут появляться угрожающие спрайты и спрайты-помощники. Главной задачей было определить, как нужно взаимодействовать с этими спрайтами, чтобы получить положительный эффект как в сновидениях, так и в бодрствовании. Я положился здесь на собственный опыт. Вот пример:
"После смерти моего отца в 1968 году, он часто появлялся в моих снах в угрожающем облике, пытался ударить меня и угрожал мне. Когда я осознавался, то, рассердившись, дрался с ним. При этом он иногда принимал более примитивный облик, например карлика, животного или мумии. Если я побеждал его, меня охватывало чувство ликования. Тем не менее, отец продолжал являться мне в угрожающем облике в следующих снах. Один раз мне приснился такой решающий сон. Я осознался, когда меня преследовал тигр, а я убегал от него. Тогда я остановился, повернулся к нему и спросил: "Ты кто?" Тигр отпрыгнул назад, превратился в моего отца и ответил: "Я твой отец, и сейчас я расскажу, что тебе нужно делать" В отличие от прошлых сновидений, я не стал драться с ним, а вместо этого попытался поговорить. Я сказал, что он не может мне указывать. Я не согласился с тем, что он мне приказывал делать. Вместе с тем, я был должен согласиться, что кое что в его критике было верным, и решил соответственно изменить свое поведение. В этот момент мой отец стал дружелюбным, и мы пожали друг другу руки. Я спросил его, может ли он чем нибудь помочь мне, и он посоветовал мне поступать так, как я сам считаю правильным. Затем мой отец, как мне показалось, вошел в мое собственное тело, и я остался в сновидении один"
Этот осознанный сон оказал облегчающее и воодушевляющее действие на мою последующую жизнь в реале и в сновидениях. Отец более никогда не появлялся в угрожающем облике. В реале мои иррациональные страхи и подавленность, которые раньше проявлялись в отношениях с людьми, наделенными властью, исчезли. В плане психотерапевтического использования осознанных сновидений, этот сон стал ключевым опытом. Я пришел к следующим выводам относительно того, как надо вести себя с угрожающими спрайтами:
1. Полезно оставаться в ситуации сна, в которой содержится угроза, несмотря на появляющийся страх.
2. Лучше не пытаться агрессивно нападать на спрайта, а попытаться уладить с ним отношения в конструктивном диалоге.
3. После такого диалога спрайт может принять дружественный облик, и может оказать помощь.
4. Один сон привел меня к четвертому заключению: с некоторыми враждебными спрайтами конструктивный диалог невозможен. Поэтому от таких спрайтов полезно держаться подальше.
Хотя, руководствуясь этими принципами, мне удавалось эффективно лечить людей, страдающих ночными кошмарами, психологи из Западной Германии отвергали результаты моих исследований осознанных сновидений. Мое предложение быть участником экспериментов в лаборатории по изучению сновидений также было отклонено. В то время мне приснился такой сон:
"В осознанном сне я лечу по улице и хочу приземлиться на ней. Внезапно появляется какой то урод, который кричит мне "Летать нельзя! Это физически невозможно. Это запрещено! Я сейчас вызову полицию!" Когда я спросил его, кто он такой, его голова приняла очертание собачьей, и он сердито ответил : "Я главная собака". Когда я попытался поговорить с ним, он стал на меня рычать, а разговаривать не захотел. Мне стало ясно, что сновидение символизирует мой конфликт между желанием исследовать осознанные сновидения и боязнью негативной реакции академических психологов. Во сне я решил продолжать свои исследования и обнародовать их. В этот момент между мной и "главной собакой" появился высокий забор. Потом я улетел с этого места, а тот спрайт сначала превратился в маленького щенка, а потом и вовсе исчез"
В 1973 году я сделал подробный доклад о своих исследованиях осознанных сновидений в университете г. Франкфурт на Майне. Некоторые из моих коллег посчитали меня фантазером, тогда как некоторые из моих студентов смотрели на меня, как на гуру. В то время мне приснился такой осознанный сон:
"Осознавшись, я встретил во сне своего брата (который на два года старше меня). Он ударил меня, и сказал, что он всегда был главнее меня. Он обвинил меня в том, что я строю из себя гуру, чтобы показать ему свое превосходство. Затем он обратил мое внимание на воздушный шар в форме раздувшегося Будды. Я знал, что он отождествляет меня с этим раздувшимся Буддой, и я пришел к выводу, что, делая это, мой брат был полностью неправ. Потом из неба появились две руки, которые так хлопнули ладонями, что шар лопнул. После этого мой брат подошел ко мне, ведя себя дружелюбно."
После этого сна мне стало ясно, что, занимаясь своей работой, я преследую еще и вторичную цель - лидерство. Эта цель, которую я до сих пор не осознавал, возникла из моего детского соперничества с моим старшим братом. Сновидение привело меня к менее эгоцентрической и более критичной самооценке. Оно также дало мне стимул стремиться к достижению тех целей, которые я считал важными, хотя такое решение и могло нанести вред моей профессиональной репутации.
Мой собственный опыт и опыт других людей привел меня к убеждению о том, что взаимодействие со спрайтами, имеют ли они человеческий облик или же вид зверей или волшебных существ, занимает особое место в психической гигиене. Поэтому были проделаны различные эмпирические эксперименты, чтобы установить, какая форма взаимодействия со спрайтами является наиболее эффективной. Прежде чем рассказывать о результатах этих экспериментов, опишем теоретические основания наших основных психотерапевтических принципов.

ОСНОВНЫЕ ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ПРИНЦИПЫ
В своей исследовательской программе, при интерпретации наших результатов и в психотерапевтических применениях осознанных сновидений, мы полагались на теоретические положения теории поля, которая составляет раздел гештальт-психологии. Гештальт-психология была основана Келером, Коффкой и Левиным. В настоящее время она превратилась в развитую теоретическую систему, простирающуюся до передних краев науки (см. Tholey[1980d]). Гештальт-психологию не следует путать с так называемой гештальт-терапией Фрица Перлса[1969], которая страдает различными теоретическими недостатками (см. Henle[1978], Tholey[1984b]).
Теория поля основывается на динамической модели личности. В противоположность психоаналитической точки зрения, которая также основывается на динамической модели, в теории поля считается, что поведение человека не определяется исключительно стимулами организма, а зависит от общего состояния психологического поля (психологической личности и психологического окружения). Личность рассматривается, как состоящая из множества подсистем (т.е. стимулов, потребностей, целей, моральных требований, социальных правил поведения), которые находятся в динамическом взаимодействии друг с другом. Основываясь на экспериментальных результатах, касающихся формирования символов (см. обзорную статью Leuner[1962]), можно утверждать, что динамика личности может выражаться в сновидениях. Поскольку бессознательные факты "проецируются" символически, Фрейд[1900] считал сновидения via regia (царским путем) к бессознательному. Однако проводником по этому пути является психотерапевт, так что терапевтические эффекты могут сильно зависеть от его теоретических убеждений. Мы же считаем использование осознанных сновидений столь важным потому, что оно позволяет человеку найти свой собственный путь к бессознательному и к его интеграции в личность.
По сравнению с неосознанными снами, осознанные сновидения обладают следующими преимуществами:
1. Осознание приводит к тому, что эго сновидения в меньшей степени опасается встречи с угрожающими спрайтами и ситуациями. Поэтому в осознанных сновидениях оказывается меньшее сопротивление при подобных встречах.
2. При использовании специальных техник управления осознанными сновидениями, эго сновидения может оказаться в желаемом месте, ситуации, в желаемый момент времени, и встретиться с желаемыми людьми.
3. Эго сновидения способно, в особенности при диалогах со спрайтами, получить сведения о текущей динамике личности и ее этиологии (диагностическая функция).
4. При определенных действиях эго сновидения, оказывается возможным изменение структуры личности (терапевтическая или креативная функция).
Таким образом, осознанные сновидения являются полезным средством для самопознания, самооздоровления и самореализации. Все это возможно по той причине, что, согласно теории поля, символические явления сновидений находятся в динамическом взаимодействии с символическими психологическими фактами. Например, внутренний или психологический конфликт может выразиться в угрозах со стороны враждебного спрайта. Наоборот, примирение с враждебным спрайтом может поспособствовать разрешению конфликта.

ОБЗОР ЭМПИРИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ

При рассмотрении психотерапевтических приложений осознанных сновидений возникают следующие вопросы:
1. Как можно освоить техники вызова и управления осознанными сновидениями?
2. Как нужно действовать в осознанных сновидениях, чтобы получить положительный эффект в сновидениях и дневной жизни?
3. Как должно осуществляться взаимодействие клиента с терапевтом при терапии с использованием осознанных сновидений?
В наших эмпирических исследованиях изучались все три вопроса. Поскольку мы описывали техники вызова и управления сновидениями в предыдущих статьях (Tholey[1982b,1983b]), здесь мы лишь кратко на них остановимся. В наших исследованиях мы установили, что к положительным результатам приводит не осознанность сама по себе, а скорее определенные действия эго сновидения. В осознанных сновидениях можно либо избегать возникающих там конфликтов, либо, наоборот, активно вмешиваться в них и тем самым способствовать их решению (ср. LaBerge[1981]). Мы убедились, что взаимодействия эго сновидения с другими спрайтами важны как для диагностики, так и для терапии. По этой причине, в своих эмпирических исследованиях мы проверяли, как различные формы взаимодействия со спрайтами влияют на (a) события в том же самом сновидении, (b ) на следующие сновидения, (c ) на жизнь в реале.
Теория поля имеет важное значение не только из за своей теоретической структуры, но и благодаря ее методологическому подходу. Так, в своих исследованиях мы использовали метод последовательных приближений в теоретической и практической работе (Lewin[1940]), который близок к "диалектическому подходу" Маламуда[1978].
В своих исследованиях мы использовали так называемый феноменологический экспериментальный подход (ему посвящен обзор Kebek & Sader[1984]; см. также Tholey[1986a]). При его применении, в отличие от традиционных методов экспериментального исследования, независимые и/или зависимые переменные имеют субъективный характер. Несмотря на это, результаты подобных экспериментов действительно обладают в определенной степени межсубъективной достоверностью, при условии наличия достаточного количества отчетов независимых участников эксперимента, в которых описывается идентичный опыт. Чтобы иметь возможность говорить об эксперименте, независимые переменные должны изменяться подобно тому, как это делается в объективных экспериментах. Применяя феноменологический эеспериментальный подход к исследованию осознанных сновидений, экспериментатор дает указания участникам, как они должны менять свое поведение во сне. Также экспериментатор должен следить за присходящими событиями и принимать отчет от каждого участника сразу после пробуждения (Tholey[1980b]). Варьировать можно либо действия различных тестовых групп, либо действия отдельных участников. Мы выполнили многочисленные эксперименты, в которых проверялись психологические и психофизиологические предположения относительно осознанных сновидений. Здесь мы опишем только такие феноменологические эксперименты, в которых исследовалось влияние действий эго сновидения на внешний вид, поведение и содержание разговоров других спрайтов.
Опираясь на эти исследования, мы разработали программу самооздоровления с использованием осознанных сновидений. Сначала она проверялась участниками, которые не проходили психотерапию. Поскольку эта программа положительно повлияла на их сновидения и жизнь в реале, ее стали применять в психотерапии при дальнейших исследованиях. В нашей программе мы использовали заимствованный из теории поля теоретический метод воссоздания уникальных случаев (подробности см. в Kebeck[1983]). Ввиду ограничений на объем статьи, мы можем только кратко упомянуть здесь эти эксперименты. Поэтому подробности относительно методологии и результатов опускаются.

ФЕНОМЕНОЛОГИЧЕСКИЕ ЭКСПЕРИМЕНТЫ ПО ВЗАИМОДЕЙСТВИЮ СО СПРАЙТАМИ.

Постановка задачи.
При феноменологическом экспериментальном подходе к изучению осознанных сновидений могут возникнуть некоторые трудности. Джиллеспи[1984] перечисляет 12 "проблем, относящихся к экспериментам в осознанных сновидениях". Однако, в качестве критерия осознанного сна он упоминает лишь понимание человеком того, что он спит[1983]. Для Тарта ([1984], стр.5), это "необходимое, но недостаточное условие для того, чтобы считать сновидение осознанным. По моему мнению, сновидение можно называть осознанным, лишь в том случае, когда дример не просто понимает, что спит, но и может вспомнить факты из своей реальной жизни, его интеллектуальные способности полностью работают, и он может контролировать собственные действия. Это согласуется с определением ван Идена[1913]. Однако именно осознание своей способности контролировать собственные действия более всего изменяет природу сновидения (см. Tholey[1986b]). Способность вспомнить события в реальной жизни и контроль над собственными действиями являются необходимыми условиями для применения феноменологического экспериментального подхода к исследованию осознанных сновидений.
Применяя разнообразные техники для входа в ОС, мы принимали во внимание этот факт. Участникам экспериментов давались такие задания, как совершение простых движений (см. Tholey[1983b]) и таких действий, которые они запланировали в бодрствовании, после того, как они осознаются. Это, вероятно, объясняет, почему практически все участники могли вспомнить события в реале и могли контролировать свои действия, так что часть упомянутых Джиллеспи[1984] проблем оказалась неактуальной. Способность эго сновидения контролировать свои действия не означает, что оно способно управлять всем сном в целом; для такого управления существуют определенные ограничения (см. также Tholey[1983b]; Gackenbach[1986]).
В этих экспериментах мы пытались выяснить, способно ли эго сновидения, при встрече со враждебным спрайтом, уничтожить все его угрожающие признаки. Однако в наших феноменологических экспериментах возникли некоторые трудности. Например, необходимо было, чтобы участникам эксперимента снились осознанные сны, в которых бы появлялись враждебные спрайты. Конечно, опытные дримеры могут разными способами облегчить себе встречу с подобными спрайтами. В наших экспериментах действовали ограничения этического характера, поскольку, как показали наши исследования, определенные виды действий эго сновидения могут повлечь нежелательные последствия; таковыми являются действия деструктивного характера по отношению к враждебному спрайту (например, убийство этого спрайта), также, как и полностью пассивное отношение по отношению к агрессивному спрайту (скажем, позволение ему убить себя).
В первом случае возникает чувство эйфории, сопровождаемое сильными чувствами страха и вины, и эти чувства не исчезают при пробуждении. Во втором случае, почти всегда ощущаются чувства страха и подавленности. В связи с этим мы также хотим подчеркнуть, что результаты недавних экспериментов (Tholey[1985]) показывают, что некоторые спрайты могут обладать независимым сознанием. Они ведут себя так, как если бы имели свою собственную зрительную перспективу, когнитивные способности (память и мышление), и даже собственную мотивацию. Они также могут ощущать чувство боли. Отсюда мы заключили, что со спрайтами необходимо обращаться так, как если бы они были реальными существами. Тем не менее, в наших первых экспериментах по осознанным сновидениям проявлялась определенная терпимость по отношению к агрессивному или пассивному поведению эго сновидения, потому что было необходимо исследовать и проанализировать влияние такого поведения на враждебных или угрожающих спрайтов. В частности, в шести различных феноменологических экспериментах, исследовалось поведение, содержание разговоров и наружность спрайтов в следующих случаях:
1. Когда эго сновидения испытывает чувство страха или смелости.
2. Когда эго сновидения избегает взгляда спрайта, или смотрит ему прямо в лицо
3. Когда эго сновидения ведет спокойный или примирительный диалог
4. Когда эго сновидения ведет агрессивный или примирительный диалог
5. Когда эго сновидения демонстрирует спокойное или примирительное поведение
6. Когда эго сновидения демонстрирует агрессивное или примирительное поведение
Исследовались три вида диалога и три формы поведения. Однако, в каждом из шести экспериментов проверялись только две формы активности, чтобы не требовать от участников эксперимента слишком многого.

Метод.
В экспериментах участвовали 38 студентов и студенток, которые учились осознаваться во сне, используя наши техники. Некоторые из студентов принимали участие более, чем в одном из шести экспериментов. Чтобы адаптировать их эмоциональную, визуальную, вербальную и телесную активность в осознанном сновидении к требованиям эксперимента, участникам подробно объяснялись разнообразные детали предполагаемых действий. Им давали различные техники для возбуждения чувства страха и смелости, которые я разработал, занимаясь исследованиями в области спортивной психологии. Более того, участников инструктировали, что в попытках примирительных диалогов к враждебным спрайтам следует приближаться, делая дружественные жесты. Вместо того, чтобы прибегать к атаке, следовало лишь обороняться в случае нападения спрайтов. Наконец, участников инструктировали, что выходить из сновидения по возможности следует, лишь после того, как спрайт утратит свой угрожающий облик.
В каждом эксперименте проделывался анализ первого осознанного сновидения участника, в котором ему или ей удалось встретиться с враждебным спрайтом и действовать согласно полученным в ходе эксперимента инструкциям. Если участник наблюдал ожидаемое изменение в угрожающем характере враждебного спрайта, эксперимент считался удачным; в противном случае регистрировалась неудача.

Результаты и заключение.
Наши статистические выводы основываются на байесовской статистике, которая считалась важнее, чем подсчет критериев значимости (детали см. в Tholey[1980c, 1982a]). Байесовский подход делает возможным подсчет вероятностей наших гипотез (элементарное введение в байесовские методы см. в Hays[1973], гл. 19). Можно видеть, что имеется высокая вероятность того, что первые пять проверявшихся гипотез верны. Поэтому можно посоветовать смело подходить во сне к враждебному спрайту, открыто смотреть на него, миролюбиво беседовать с ним и демонстрировать свое стремление к примирению.
Полученные количественные результаты показывают нам важные подробности. При изменении характера активности эго сновидения, с враждебными спрайтами происходят изменения различного рода. Если эго сновидения смело подходит к враждебному спрайту, он часто начинает уменьшаться в размерах. Если же, напротив, эго сновидения позволяет страху охватить себя, то враждебный спрайт начинает расти. Кроме изменения размеров, спрайт иногда меняет и внешний облик: змея может превратиться в червяка или наоборот.
Если открыто посмотреть на враждебного спрайта, его облик также часто становится менее опасным. В частности, взгляд прямо в глаза враждебному спрайту имеет особое значение. С другой стороны, некоторые спрайты могут избегать взгляда эго сновидения, отворачивая голову или надевая капюшон, или даже нападая на эго сновидения сзади (см. также Tholey[1985]).
В наших исследованиях и экспериментах наиболее эффективным подходом показал себя примирительный диалог. Дружественные действия эго сновидения часто приводили к тому, что с враждебными спрайтами начинали происходить положительные изменения. Похоже, что эти изменения имеют характер превращения существ более низкого характера в существа более высшего, скажем, зверь или мифологическое существо может превратиться в человека. Подобные превращения наряду с ответами, которые дают спрайты, часто позволяют немедленно отгадать смысл сновидения. Иногда такое происходит, если в диалоге со спрайтом эго сновидения не стремится защищаться, то есть не реагирует на агрессивные действия и угрозы спрайта. Если же эго сновидения прибегает хотя бы к словесной атаке, то иногда со спрайтом могут происходить отрицательные изменения. Скажем, спрайт матери может превратиться в ведьму, а затем и в какого нибудь зверя.
Очень часто регрессивные превращения спрайтов наблюдаются, если эго сновидения прибегает к физическим атакам. В большинстве случаев после победы над спрайтом эго сновидения охватывает чувство триумфа и эйфории. Иногда они сопровождаются также чувствами тревоги и вины. В этом последнем случае могут появиться другие спрайты - "мстители". Пассивное же поведение почти всегда приводит к неприятным чувствам страха или беспокойства, а спрайты часто увеличиваются в размерах и в своей силе. Если же эго сновидения предпринимает действия примирительного характера, то вид и поведение спрайтов, агрессивных вначале, в большинстве случаев становится более дружественным.
Количественные и качественные результаты только что описанных феноменологических экспериментов согласуются с нашими основными теоретическими концепциями и вытекающими из них гипотезами относительно эффектов различных видов взаимодействия эго сновидения в угрожающими спрайтами.

ЭМПИРИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ПРОГРАММЫ САМООЗДОРОВЛЕНИЯ С ПОМОЩЬЮ ОСОЗНАННЫХ СНОВИДЕНИЙ.

Постановка задачи.
На основании исследований нашей группы и феноменологических экспериментов только что описанного типа мы разработали программу самооздоровления. Эта программа содержит руководство по
(1) техникам входа и выхода из осознанного сновидения;
(2) методам инкубации и управления содержанием осознанных сновидений;
(3) правильному поведению по отношению к механизмам сопротивления (таким, как "защитные" механизмы и механизмы уклонения);
(4) полезным принципам взаимодействия со спрайтами.
Мы рассматривали осознание во сне как средство оздоровления. Обыкновенное состояние сна, в котором осознание отсутствует, мы рассматривали как форму расстройства сознания (Tholey[1985]).
Инструкции по методам инкубации содержания сновидений похожи на те, которые используются в случае неосознанных снов (ср. Стефан[1984]). Участникам эксперимента объясняли, что во сне они могут получить решение определенных проблем, если будут размышлять о них перед засыпанием. Затем им объяснялось, как можно в определенных пределах управлять содержанием осознанных сновидений. При этом подчеркивалось, что прохождение во сне нежелательных ситуаций и взаимодействие с враждебными спрайтами имеет большую важность для диагностики и оздоровительного процесса.
Мы даже рекомендовали участникам эксперимента намеренно стремиться попасть во сне в опасную ситуацию или разыскать угрожающих спрайтов, если они не появляются сами по себе. Такой подход совпадает с излагающимся в работе Кюнкеля, который утверждает, что для истинного исцеления требуется пройти через "лающую свору" "собак бессознательного" (Kuenkel[1934], стр. 225). Если они сами не появляются, то нужно искать их в тех местах, где они прячутся. Только примирившись с этими "собаками", согласно Кюнкелю, можно обрести эмоциональное равновесие. Основываясь на наших исследованиях, мы объясняли участникам экспериментов, что поиск опасных спрайтов и ситуаций похож на передвижение из света в тень (например, из открытого пространства в лес), на спуск сверху вниз (скажем, на дно пруда с его поверхности), или перемещение из настоящего в прошлое (скажем, в детство из взрослого времени). Однако на пути к бессознательному могут явиться различные формы сопротивления. Например, у дримера могут возникнуть трудности с получением или удержанием осознанности (см. примеры в Tholey[1980b]), что приводит иногда к "фальшивому пробуждению" или похожему на него эффекту, когда человек думает, что еще бодрствует, тогда как на самом деле уже заснул. Кроме того, в осознанном сне сопротивление может проявиться в чувстве страха, которое возникает при появлении неблагоприятных ситуаций. Более того, различные препятствия в сновиденной обстановке, скажем, заборы, закрытые двери или какие нибудь невидимые силы, могут возникать на пути эго сновидения. Наконец, спрайты могут стремиться отвлечь эго сновидения, используя угрозы, предупреждения или физическое насилие.
В нашей программе самооздоровления разъяснялись различные виды сопротивления. Участникам советовали не пытаться искать встречи с особенно опасными спрайтами и ситуациями в своих самых первых осознанных сновидениях, но постепенно приобретать опыт действия в опасных ситуациях. Также им объясняли, что в сновидении можно попробовать найти союзника или "советчика" (ср. Leuner[1978]), который на первых порах сопровождал бы эго сновидения по его пути к бессознательному. Такой спрайт часто выступает в роли внутреннего помощника (см. Sally[1985]).
Самую сущность нашей оздоровительной программы составляют рекомендации по поводу взаимодействия с враждебными спрайтами в разнообразных ситуациях. Участникам давались следующие инструкции:
1. Активное взаимодействие: не пытайтесь убежать от угрожающего спрайта. Вместо этого, смело идите ему навстречу, смотрите ему прямо в глаза, и задайте ему какой нибудь вопрос в дружественной манере, например: "Кто ты?" или "Кто я?".
2. Диалог: Если есть возможность обратиться к спрайту, попытайтесь примириться с ним в ходе конструктивного диалога. Если достигнуть согласия невозможно, попытайтесь перевести конфликт в форму открытого диспута. Игнорируйте оскорбления и угрозы спрайта, но признавайте его справедливые доводы.
3. Драка: Не сдавайтесь при нападении спрайта. Покажите ему свою готовность защитить себя, принимая оборонительную позицию и глядя спрайту прямо в глаза. Если драка неизбежна, попытайтесь победить спрайта, но не пытайтесь его убить. Предложите побежденному противнику мир.
4. Примирение: Попытайтесь примириться с враждебным спрайтом, мысленно или используя слова или жесты.
5. Отделение: Если примирение не представляется возможным, разойдитесь со спрайтом в мыслях, на словах или физически.
Иногда приходится также расставаться с таким спрайтом, с которым вы примирились. Например, если вы понимаете, что этот спрайт представляет собой человека, который раньше много для вас значил, но теперь нелоступен (скажем, по причине смерти или развода), поблагодарите его за помощь, которую он вам ранее оказал и покиньте его.
6. Поиск помощи: После примирения со спрайтом, попросите его помочь вам. Затем можно упомянуть конкретные проблемы из вашей повседневной или сновиденной жизни.

Метод.
Была опробована предварительная версия оздоровительной программы с использованием осознанных сновидений, после чего, исходя из полученных результатов, она была усовершенствована методом последовательных приближений. Затем, в усовершенствованной и исправленной форме, программа была представлена на обсуждение в университете и в немецких средствах массовой информации. В результате я получил множество писем от людей различного возраста, пола и рода занятий. Приводимые ниже результаты основаны главным образом на отчетах 62 студентов и студенток, с которыми мы поддерживали контакт в течение не менее, чем годового периода после того, как они научились осознаваться во сне. Мы задавали им вопросы о содержании их осознанных сновидений и о том, как эти сновидения влияют на их жизнь в реале и во сне.

Результаты и заключение.
Мы рассматривали только такие сновидения, в которых происходила реальная конфронтация с враждебными спрайтами. Набралось 282 отчета о таких сновидениях от 62 человек. В 77% из этих сновидений враждебные спрайты утратили свою угрожающую природу. Примирения со спрайтом удалось достичь в 33% сновидений. В большинстве случаев, его удалось достичь путем диалога. Процент случаев, в которых участникам эксперимента удалось получить от спрайтов помощь после примирения, невелик. Однако более часто участникам помогали те спрайты, которые с самого начала имели дружественный вид. Отчетов об удачном примирении было больше по сравнению с нашими предыдущими экспериментами, в которых мы не давали инструкции по взаимодействию со спрайтами.
Чтобы исчерпывающе продемонстрировать эффективность самооздоровительной программы, необходимо дать детальное описание отдельных случаев. Из за ограниченного объема статьи, мы ограничимся нашими собственными сновидениями и сновидениями еще шестерых участников.
Большинство участников сообщали, что в результате у них произошли положительные изменения как в последующих сновидениях, так и в реальной жизни. "Обыкновенные" сны стали более приятными и осмысленными. Более того, 66% участников смогли, используя осознанные сновидения, разрешить проблемы и конфликты разного рода. В реале они смогли избавиться от беспокойства (62%), приобрели эмоциональное равновесие (45%), стали более восприимчивыми (42%) и более креативными (30%). Однако 22% участников сообщали о возникновении временных негативных симптомов. В том случае, когда дример, нарушив наши инструкции, убегал от угрожавшего ему спрайта, у него появлялось чувство подавленности. После конфронтации со спрайтами у некоторых участников появлялось чувство страха или вины. Половые различия не влияли на эти эффекты.
Более детальный анализ отчетов участников экспериментов и непрерывные наблюдения привели экспериментаторов к выводу о том, что положительные эффекты экспериментов следует рассматривать не как изменения каких либо частных свойств личности, а как ее структурное изменение. С психоаналитической точки зрения, можно было бы говорить об усилении эго. Однако мы предпочли бы термин "воспитание смелости" (или уверенности в своих силах). Это свойство является атрибутом личности в целом. Оно вырабатывается при встрече с угрожающими ситуациями или спрайтами в осознанных сновидениях и, что еще более важно, при осознании тех проблем и потребностей, существование которых ранее подавлялось, и они функционировали, как изолированные комплексы в личности. Однако, встреча с угрожающими спрайтами и участие в конфликтах требует известного количества смелости, чтобы суметь преодолеть сильное сопротивление.
Кроме того, воспитание смелости (уверенности в себе) тесно связано с изменением позиции человека с эгоцентрической на ситуационно-ориентированную. Эгоцентричность отрицательно сказывается на восприятии, творческой деятельности, планировании и поведении (ср. Wertheimer[1959]; Metzger[1962]) и является причиной некоторых эмоциональных и психологических расстройств (ср. Kuenkel[1982]; Metzger[1976]). Понимание требований своей психологической ситуации в целом достигается при преодолении эгоцентричности. После этого человек становится способным вести себя смело и приобретает творческую свободу (теоретические и эмпирические детали см. в Metzger[1962;1976]).
Результаты других клинических исследований эффектов осознанных сновидений совпадают с нашими (напр. Маламуд[1979]). Маламуд разработала самооздоровительную программу для повышения осознанности во снах и в бодрствовании. Повышение осознанности приводило к обретению чувства свободы, самоосознания и безопасности в сновиденном мире, к пониманию смысла сновиденных образов и образов, возникающих при дневной визуализации (daydream imageries), которое также является важным средством, способствующим росту личности и интеграции. Она, однако, не обсуждает основы этих изменений. Исследование отношений между способностью осознаваться во сне и различными свойствами личности не сопоставимо напрямую с нашими результатами по причине различия в методологии. Тем не менее, представляется замечательным, что чем чаще человек осознается во сне, тем менее он подвержен чувствам напряженности, беспокойства, раздражительности, обладая более сильным характером, эмоциональным и физическим равновесием, более креативен и обладает большей способностью к рискованным действиям; мы, прежде всего, ссылаемся на подробное исследование Гаккенбах (см. Gackenbach[1978;1980]; Gackenbach&LaBerge[1984]).
С другой стороны, ее результаты являются неполными и запутанными, скажем, относительно "отсутствия различия в самооценке между двумя группами дримеров, осознающихся во сне и нет" (Gackenbach[1980], стр. 258). По нашему мнению, эти результаты легче было бы понять, если рассмотреть, что именно делалось в осознанных сновидениях. Некоторые участники экспериментов, которые осознавались спонтанно, рассказывали, что в своих ОСах они просто развлекаются, то есть летают, занимаются сексом и вещами, которые наказуемы в реале. Хотя нет ничего плохого в том, чтобы использовать ОСы для развлечения, для самооздоровления необходимым условием является работа с собственными конфликтами и недостатками.
В связи с этим, замечательно то, что в нашей работе со студентами-спортсменами отмечено положительное влияние осознанных сновидений на спортивные способности. Исследовались такие виды спорта, занятия которыми требуют большого физического баланса (об этом см. Tholey[1984d]), а также способности к рискованным действиям, например, лыжный спорт или скейтбординг.
Вначале мы отслеживали, как осознанность во сне способствует улучшению организации в сенсорной области (Tholey[1981]). В другой статье (Tholey[1984c]) мы установили связь между улучшением спортивных способностей и переходом от эгоцентрической личной позиции к ситуационно-ориентированной. С точки зрения гештальт-психологии (см. Metzger[1962]), такой переход способствует обострению восприятия и воспитанию внутриличностной смелости. Это особенно относится к таким видам спорта, в которых важна быстрая реакция и способность к рискованному поведению в быстро меняющихся условиях. Гештальт-психология и некоторые направления дзен-буддизма (Kohl[1956]; Metzger[1962]; Tholey[1984c]) подтверждают наличие связи между структурой личности и способностями к занятиям спортом.

РАЗБОР РЕЗУЛЬТАТОВ ПРИМЕНЕНИЯ ПСИХОТЕРАПЕВТИЧЕСКОЙ ПРОГРАММЫ С ИСПОЛЬЗОВАНИЕМ ОСОЗНАННЫХ СНОВИДЕНИЙ
Задача.
Теперь мы проиллюстрируем исследование, о котором рассказывалось выше, разбором шести клинических историй пациентов, обращавшихся за психотерапевтической помощью. При этом мы предполагали, что наша программа самооздоровления окажется эффективной, чтобы помочь клиентам, которые не могут самостоятельно решить свои проблемы. Мы считали, что основная задача психотерапевта состоит в том, чтобы предоставить пациенту средства, с помощью которых он сам мог бы оказать себе помощь; чтобы оказать ему надежную помощь в виде нашего метода; и чтобы защитить его от подавленности, которое может вызвать сопротивление. В немногочисленных случаях потребовалось дополнить описанную программу самооздоровления другими терапевтическими техниками.

Метод.
Наша программа предлагалась различными терапевтами пациентам, которые жаловались на следующие симптомы:
1. Повторяющиеся страшные сны или кошмары.
2. Другие проявления страхов или фобий, например, боязнь змей, собак, высоты.
3. Симптомы психогенной депрессии.
4. Психосоматические симптомы разного рода, например, покраснение кожи.
5. Симптомы зависимости, например, злоупотребление наркотиками.
6. Трудности в социальной адаптации, например, застенчивость, проблемы в общении.
Обычно эти симптомы проявлялись не по отдельности, а в сочетании с различными синдромами, свидетельствуя о наличии психоневрозов.
Программа НЕ предлагалась в следующих случаях:
1. Низкий IQ
2. Слабая заинтересованность
3. Психотические или предпсихотические расстройства
4. Физические повреждения мозга
В зависимости от типа расстройства, программа видоизменялась или дополнялась. Так, пациентам, которые жаловались на расстройства памяти, никогда не предлагалась рефлексивная техника для индукции осознанных сновидений, потому что эта техника могла ухудшить расстройство. Последущее течение терапии зависело от первых осознанных сновидений, которые представляли диагностическую важность как для пациента, так и для терапевта. В связи с этим важно, чтобы терапевт беседовал с участниками сразу после пробуждения. Райс разработал специальную технику опроса, которая позволяет как терапевту, так и пациенту получить больше важной информации относительно содержания сновидений, прежде всего относительно их динамического течения, чем это возможно при самостоятельном составлении отчета. Устранение сопротивления пациента к осознанию по прежнему остается задачей терапевта. Опросы имеют своей целью помочь пациенту впоследствии самому интерпретировать свои сновидения. Недостаток места не позволяет нам рассмотреть эту важную технику во всех подробностях.

Результаты и заключения.
Мы выбрали лишь несколько характерных случаев, которые иллюстрируют терапевтическое применение осознанных сновидений. Программа оказалась очень эффективной для устранения неприятных сновидений. В большинстве случаев, пациенты также почувствовали облегчение в реальной жизни.

Случай 1.
28-летняя студентка жаловалась на повторяющиеся кошмары. У нее в то время была сложная личная ситуация, после того, как она испортила отношения со своим мужем и смертельно больным отцом; в повседневной жизни у нее проявлялись признаки отчаяния и депрессии. Через несколько дней после того, как ей была объяснена техника осознанных сновидений, ей приснился следующий сон: Она оказалась в доме, в котором она жила в детстве, и ждала там появления группы людей, замышлявших против нее что то враждебное. Она вспомнила, что такое с ней часто бывает во сне, и поэтому осозналась. Несмотря на то, что она была охвачена страхом и хотела убежать, она преодолела свой страх и решительно осталась на месте. Появились люди в длинных одеждах. Она посмотрела на одного из них, на огромного человека с холодным синим лицом и пылающими глазами, и спросила его "Что вы тут делаете? Что вам от меня нужно?" Человек печально посмотрел на нее, и с беспомощным выражением лица сказал: "Ну как же, ты ведь звала нас. Мы тебе нужны для поддержания твоего страха" Затем этот спрайт уменьшился до нормальных размеров, а его глаза перестали пылать.
После этого первого осознанного сновидения, в течении пяти последних лет, у этой студентки не было больше кошмаров. Она также стала чувствовать меньше страха в реальной жизни.
Эта студентка не смогла сама истолковать свой сон. В других случаях также имели место осознанные сновидения, в которых конфронтация с враждебным спрайтом приводила к исчезновению страха в реале, хотя пациенты не понимали значение того, что с ними происходило во сне. Такие явления можно объяснить следующим образом:
1. По причине динамического взаимодействия между символической активностью и символизируемыми психологическими фактами, активность эго сновидения может оказывать непосредственное влияние на структуру личности без каких либо рациональных посреднических процессов. Таким образом, примирение со враждебным спрайтом может привести к разрешению бессознательного конфликта, который не обязательно при этом должен становиться осознаваемым. Это важно, поскольку из за отсутствия интеллекта и/или при наличии внутреннего сопротивления некоторые пациенты неспособны осознать определенные конфликты.
2. Неприятные симптомы могут являться следствием травматических или конфликтных ситуаций, которые более не существуют. От них можно избавиться в осознанном сновидении таким же способом, ка это делается при систематической десенситизации в поведенческой терапии. Это эффективная техника устранения симптомов фобий.
3. Наконец, вероятно, что смелые действия в неприятных ситуациях в сновидениях могут вызвать положительный перенос в подобные ситуации наяву.
В случае этой студентки вероятна справедливость двух первых предположений. По ее словам, чувство того, что она переборола свои собственные страхи, было очень важно. После этого она могла смело воспринимать различные повороты в своей судьбе. Например, после смерти ее отца, он явился ей во сне. Он не был зол на нее, как в конце своей болезни, но явился в образе дружественного союзника, каким он был для нее в детстве. Студентка держала в руке свечу. И она, и ее отец знали, что, когда свеча догорит, они расстанутся навсегда. Несмотря на то, что она знала, что отец оставит ее, и она будет оплакивать его, она спокойно восприняла его уход.
Мне представляется важным, что возможно расстаться с таким спрайтом, с которым человек примирился и которого необходимо покинуть, если этот человек чувствует, что он сам в силах справиться со своими проблемами. В таком случае нужно выразить этому спрайту свою благодарность за то положительное, что с ним связано, и интегрировать это в свою личность. После полезной серии сновидений, той студентке один спрайт сказал во сне, что ей нужно поменять свое имя с "Кордулы" на "Лаэтилию". Она узнала от своих друзей, что "Лаэтилия" по латыни означает радость или счастье, тогда как "Кордула" (мягкосердечие) выражает детские, робкие и застенчивые качества. Это новое имя, которое она с тех пор начала использовать в общении с друзьями, отражало ту радость жизни, которую она получила в сновидении. Затем она сама стала терапевтом и теперь успешно использует сновидения, особенно осознанные, в своей работе.

Случай 2.
32-летний менеджер обратился за помощью к терапевту, потому что страдал от приступов страха и различных симптомов фобий. Он чувствовал, что в его карьере ему мешает робость и отсутствие настойчивости. Приблизительно через неделю он впервые осознался во сне: Ему снилось, что он прячется в сосновом лесу, в котором бродят какие то люди. Его охватило желание бросать из своего укрытия шишки в одного из этих людей. К своей поистине детской радости, он обнаружил, что шишки взрываются, как гранаты, и ими можно убить или ранить человека. Он думал, что это очень забавно. Проснувшись, он был шокирован, обнаружив, что у него были агрессивные устремления, так как он всегда считал себя неагрессивным. Это сновидение явно показывает, что агрессивное поведение может вызвать краткосрочное облегчение, хотя в долгосрочном плане оно не приносит терапевтического эффекта.
Его следущий осознанный сон оказался более полезным. Ему приснилось, что к нему в дом залез вор, который привел вместе с собой злую собаку. Несмотря на большой страх, он заставил себя подойти к этому человеку и спросить его имя. Вор назвал свое имя (хотя пациент его не запомнил). Затем он сказал ему, что видел, что он делает. Вор объяснил дримеру, что очень плохо не признавать правду про себя. В этом сновидении дример осознал, что вор символизирует его собственную агрессивность, наличие которой в себе он не признавал.
В следующем осознанном сне, пациент осознал причины своего подавления относительно агрессии. Ему приснился его отец, который разнообразными способами выказывал агрессивность. Проснувшись, пациент понял, что его отец (который также был менеджером), который считался миролюбивым человеком, втайне был очень агрессивен. Больше того, он вспомнил, что в детстве его отец строго пресекал его проявления агрессивности. Любопытно, что пациент пришел ко всем этим заключениям без помощи терапевта, а впоследствии стал больше полагаться на свои собственные сновидения, чем на советы терапевта. Тем не менее, последнему удалось помочь пациенту делать терапевтические выводы из своих снов.
По всей видимости, у пациента было два различных нарушения целостности. Чересчур строгое воспитание его отца привело к возникновению морального требования, которое стало инородным телом в личности пациента. В то же самое время, его базовые личные потребности оказались изолированы. Поэтому агрессивность пациента оказалась направленной на него самого, что выразилось в его страхах и проявлениях фобий. Пациент сделал терапевтический шаг вперед, дистанцировавшись от своего отца, как от модели поведения, и признав свою собственную агрессивность. Последнюю все еще было необходимо интегрировать в личность. Нужно заметить, что, согласно полевой теории, так называемый агрессивный драйв возникает из первоначально нейтральной потребности действия, которая, в зависимости от воспитания, может развиться либо в конструктивный драйв, необходимый для интеллектуального и активного взаимодействия с внешним миром, либо в деструктивный драйв, который окажется направленным против окружающих или против самого себя (экспериментальные результаты см. в Metzger[1962]). Когда естественная потребность в действии подавляется авторитарным воспитанием, как в случае пациента, развиваются саморазрушительные тенденции.
Обязанностью терапевта было не допустить превращение саморазрушительных тенденций пациента в агрессивные тенденции, направленные против других людей, вместо этого видоизменяя их в стремление к сотрудничеству и целеустремленности в деловой жизни. Поскольку пациент был благоразумен, это удалось осуществить за относительно небольшой период времени. Нежелательные симптомы исчезли. Чтобы пациент смог выработать у себя целеустремленность, техника осознанных сновидений больше не требовалась, хотя и могла бы быть полезной, что показывает следующий пример.

Случай 3.
16-летняя школьница настолько страдала в детстве от действий любовника своей матери, что ей приходилось прятаться от него. Это привело в свою очередь к насмешкам со стороны ее одноклассников, так что у нее появились мысли о самоубийстве. После клинического лечения, она избавилась от депрессии. Однако, ей продолжали сниться кошмары о том, что с ней поступают так, как в детстве. Научившись осознаваться во сне, ей удалось в сновидении воспротивиться агрессивным действиям. Она теперь не только не молчала, подвергаясь нападкам одноклассников, но и сама спорила с ними. Подобные же изменения стали происходить с ней и в реале. Люди, знавшие ее, как покорную и робкую девушку, очень удивлялись изменениям в ее поведении. Потом она сменила школу, в новой школе у нее установились открытые, позитивные отношения с одноклассниками, и она почувствовала облегчение. Ее страшные сны бесследно исчезли. Этот пример показывает, что открытый диалог в сновидениях может привести не только к устранению страхов, но и к значительным изменениям поведения наяву. Однако нужно заметить, что эта девушка полностью осознавала источник своих проблем.
Наряду с подавлением агрессии, подавление сексуальных потребностей также может привести к невротическим расстройствам. Это может выразиться в снах с преследованиями. Следующий пример особенно поучителен:

Случай 4.
22-летняя учительница, которая не могла справиться со своими учениками по причине робости, страдала от снов, в которых ее преследовали. Однажды ей приснился такой сон: она оказалась в лесу и случайно нашла большой гриб. Потом, когда гриб превратился в змею, она осозналась. Хотя змея ползла на нее, она осталась стоять. У змеи появились крылья, и она превратилась в большую птицу, которая взлетела на ветку стоявшего рядом дерева. Когда она попыталась рассмотреть птицу поближе, птица превратилась в прекрасного принца. Ей стало до боли ясно, что принц, благодаря своей знатности и положению на дереве, совершенно недостижим для нее. В этот момент принц превратился в дельфина, который прыгнул с дерева в пруд. Девушка прыгнула в пруд вслед за ним и играла с ним.
Этот сон явно отражает ее инфантильное отношение к противоположному полу. В том, что ей угрожали гриб и змея, которые являются распространенными фаллическими символами, проявляется ее страх перед сексуальностью. Затем в сновидении последовала серия определенно положительных превращений. Но эти превращения были вне достижимости ее намерений, поскольку они привели к появлению принца, а не подходящего партнера. Здесь проявляются нереалистичные желания учительницы. Однако в сновидении она делает важное заключение о том, что этого желания недостаточно и что ей нужен контакт с партнером. Тот факт, что в сновидении партнером был дельфин, показывает, что она еще недостаточно созрела для реальных отношений с другим человеком.
Что касается терапии, важно отметить, что, с точки зрения полевой теории, сексуальность, как и агрессивность, не является хаотическим драйвом, как считал Фрейд, но может стать таковым в результате неправильного воспитания. Если сексуальная потребность интегрирована в личность, будучи удовлетворяемой в любовной связи, она дает свой вклад в самореализацию человека (см. Maslow[1981]). Эта молодая учительница не жаловалась ни на какие другие симптомы, кроме своей робости. Она быстро поняла суть своих проблем и счастливо вышла замуж.
Работая со своими последующими снами, она избавилась от своей робости и приобрела хорошую уверенность в себе. В следующем сновидении видно, что благодаря решению ее проблем у нее высвободилась дополнительная энергия. Ей приснилось, что она находится в месте силы. На земле лежал камень, который, казалось, огромное количество энергии. Когда она решила поднять его, чтобы забрать с собой, с неба раздался голос: "Ты не сможешь забрать камень в реал, но у тебя останется сила, исходящая от него". Как рассказывала эта учительница, страдавшая в прошлом от робости, это сновидение придало ей большое количество энергии.
Осознанные сновидения могут оказать помощь в кризисной ситуации, которая кажется безнадежной, в которой не задействована никакая бессознательная динамика, как можно видеть на примере следующего случая.

Случай 5.
38-летний ученый страдал от сильной депрессии, которая возникла в результате различных внешних обстоятельств. Засыпая, он думал о возможном самоубийстве. Ночью он осознался во сне, в котором ему встретился спрайт, который улыбнулся ему дьявольской улыбкой и спросил: "Ну что, теперь ты знаешь дорогу к Жнецу (т.е. Смерти)? Этот сон так взволновал человека, что на следующую ночь он заснул с намерением получить помощь в своем следующем осознанном сне. Приснилось ему вот что:
Он катался на лыжах, и после прыжка с горы взлетел так высоко, что осознался. Затем он поехал на лыжах к человеку с капюшоном на голове, который стоял недалеко от пещеры. Когда он приблизился к нему, он увидел, что на него смотрит череп. В ужасе он ударил Смерть лыжной палкой, но она прошла между костей. Тогда он понял, что агрессивно себя вести в осознанном сне бессмысленно и спросил этого спрайта: "кто ты?". Он ответил: "Я волк-разбойник!" После этого дример спросил: "Можешь помочь мне?" Смерть позвала его пройти вместе с ней в пещеру. В дальнем конце пещеры они нашли свод, в котором находился каменный гроб. Смерть показала ему нарисованный на гробе скелет и сказала: "Смотри, это ждет в конце концов каждого человека. Но ты пока еще не умер, ты жив". Смерть в убедительной форме объяснила дримеру, насколько пустяковыми были его проблемы перед лицом смерти.
Для дримера этот сон оказался ключевым, он помог ему преодолеть кризис, в котором тот находился. В том сне Смерть, возможно, явилась персонификацией его стремления к самосохранению, которое у него еще оставалось. Более того, в этом сне прослеживается удивительная параллель с книгой Кастанеды[1972], в которой Смерть описывалась, как "наимудрейший советник".
При расстройствах, связанных с зависимостями, осознанные сновидения могут использоваться только как вспомогательный метод. Например, алкоголики, которые обычно не признают наличие болезни, могут убедиться в серьезности ситуации. Для алкоголиков характерны такие сновидения, в которых они встречаются с пьяными спрайтами. Следующий случай является типичным.

Случай 6.
41-летний учитель, который употреблял алкоголь и наркотики, вскоре после смерти Элвиса Пресли увидел такой сон: Осознавшись, он встретил на улице Элвиса, который был в стельку пьяный. Он спросил Элвиса: "кто ты?" Элвис ответил: "Я принадлежу тебе, а ты скоро окажешься вместе со мной" Затем Элвис предложил дримеру бутылку виски. Когда дример с отвращением отказался, Элвис превратился в монстра, который угрожающе на него двинулся. Дример стал защищаться, ударив монстра ножом. Однако это не подействовало. Разразившись циничным смехом, монстр сказал: "Меня никто не может победить! Я убью любого, кто ко мне подойдет!" После этого дример убежал, чтобы найти защиту у своих друзей, у которых монстр не мог его достать.
Этот пример сновидения является характерным, потому что зависимость дримера появилась в персонифицированной форме, попыталась совратить его, после чего стала угрожать. Это сновидение настолько потрясло дримера, осознавшего в результате свою болезнь, что вскоре после этого он решил обратиться в клинику. Впоследствие осознанные сновидения также помогали ему в определении новых целей, что было для него очень важно, чтобы избавиться от пристрастия к алкоголю.
При ЛСД-терапии также отмечаются отдельные случаи сильного оздоровительного эффекта сновидений. Опыт ЛСД может вызывать как негативные "трипы ужаса", так и сильные позитивные переживания. В последнем случае рассказывают об ощущениях единства с человечеством и со вселенной. Подобный "космический опыт" который можно также получить во время осознанного сновидения (см. Gillespie[1986], Tholey[готовится к печати]), может привести к освобождению от зависимости и к глубоким переменам в личности. Это приводит к отказу от эгоцентрической позиции, которая, согласно теории поля, является главнейшим препятствием к развитию гармоничной творческой личности. Люди, осознающиеся во сне, иногда упоминают о подобных "космических" переживаниях.
У нас мало сведений о том, какой эффект может оказать терапия с помощью осознанных сновидений на людей, злоупотребляющих наркотиками. Однако мне известно, что наркоманы посещали мои семинары, чтобы научиться осознаваться во сне, чтобы не употреблять наркотики дальше. Люди, знакомые с наркотиками, рассказывают, что употребление воображаемых наркотиков в осознанных сновидениях может не просто вызвать "сильные переживания", но они могут быть сильнее, чем вызываемые реальными веществами (Roos[1984]).

ДОПОЛНЕНИЕ.
Те несколько случаев, котрые были выбраны для иллюстрации, уже показывают, насколько многообразными являются возможности терапевтического применения осознанных сновидений. Мы полагаем, что эти возможности далеко не исчерпаны. Осознанные сновидения представляют собой новую территорию для научного исследования, которая все еще требует теоретического и экспериментального изучения. Сейчас мы изучаем технику, которая включает в себя выход эго сновидения из сновиденного тела и вход в тело другого спрайта. Чтобы проиллюстрировать эту технику, которую можно назвать "вхождением в другого спрайта", мы включили пример, рассказанный одной девушкой. Эта девушка влюбилась в молодого человека, который относился к ней вежливо и по дружески, но при этом довольно холодно. Перед тем, как заснуть, девушка некоторое время провела в размышлениях о том, почему он к ней так равнодушен. Той же ночью ей приснился такой сон:
"Мы с этим парнем были в одной комнате и занимались всякой ерундой;сейчас я не могу вспомнить, чем именно. Однако я помню, что мы разговаривали. Внезапно я поняла, что сплю. Я еще раз спросила себя, почему он не отвечает на мои чувства и захотела выяснить это здесь, во сне. Потом я почувствовала, что моя душа, то есть, та часть меня, которую я считаю своим "я", отделяется от тела, летит к его телу и затем входит в него. В этом бестелесном состоянии у меня присутствовали все ощущения, которые помогали мне ориентироваться, то есть зрение, слух, осязание и т.д. После того, как я вышла из тела, я наблюдала, как оно стоит, что то делает и разговаривает. Другими словами, со стороны было незаметно, что меня в моем теле больше не было. Потом я подлетела к этому парню и вошла в его тело. После этого у меня появилось чувство, что я могу управлять всеми функциями его тела, и при этом он об этом не догадывается. Мне были подвластны все его жизненные функции и движения, короче, все, что требуется для управления телом. Сначала это ощущение было очень странным, все было так непривычно, я чувствовала себя гораздо более скованно, чем в своем собственном теле, и поэтому непривычно. У меня было приблизительно такое чувство, которое бывает у человека, который годами ездил на мерседесе, а потом внезапно пересел на остин мини.
Но через немного времени я освоилась в его теле, и у меня получалось управлять им все лучше, так что непривычность постепенно исчезла. Я смотрела его глазами, трогала предметы его руками, разговаривала его голосом, и так далее. Его глазами я смотрела на свое тело, которое было рядом и что то делало. Кроме того, я ощущала его дух, его сознание. Я могла читать его мысли, хотя не понимала, откуда у меня появилась такая способность. Поэтому я стала наблюдать за его мыслями и действиями, не пытаясь в них вмешиваться, потому что, как я говорила, этот парень не знал, что я была в его теле вместе с ним. Я узнала, как он воспринимает меня, какое впечатление я произвожу на него, и какие чувства он питает ко мне. Я видела, в какой противоречивой ситуации он находится - он, как можно было видеть, знал о моих чувствах по отношению к нему, и он неплохо относился ко мне, но симпатии как таковой не испытывал. Когда я прочитала его мысли и посмотрела на себя его глазами, я поняла, почему он был со мной так холоден, и мне стало ясно, что он никогда не ответит на мои чувства. Я точно узнала, что он думает и почему. В этот момент я проснулась"
Это сновидение оказалось для девушки очень важным и поучительным, потому что он помог ей разобраться в своих чувствах. Она удовлетворилась дружбой с тем молодым человеком и, определившись с этим, почувствовала определенное облегчение, поскольку напряжение, существовавшее между ними, после этого сна полностью исчезло.
Наши последние исследования позволяют предположить, что техника, описанная в предыдущем примере, является более эффективной, чем упоминавшаяся ранее техника, основанная на взаимодействии со спрайтами, но она требует больше практики. Более того, возможно даже входить в тела разных спрайтов, в одно за другим, в течение одного осознанного сновидения, и при этом вести диалог с своим собственным спрайтом, из которого вышло сознание эго.
[Здесь наверное не очень ясно по тексту, но речь идет о следующем: я могу выйти из своего тела и потом разговаривать с ним, как со спрайтом. В конце предыдущего перевода есть хороший пример сновидения, где рассказывается про такое, там упоминаются спрайты A, B и C. smile2.gif - mc2]
В дальнейших исследованиях осознанных сновидений следовало бы выяснить, может ли дример, осознавшись во сне, общаться с терапевтом. Здесь имеется в виду не телепатическая связь, а связь с помощью технических средств. Мы располагаем оборудованием, которое способно передавать подсознательные тактильные раздражители в виде сигналов, когда дример совершает определенные движения глазами (см. Reis[1983]). Это возможно как перед осознанием человека во сне, так и после. Следовательно, дример может, сознательно совершая движения глазами, получать сигналы обратной связи и распознавать их, хотя они будут интегрированы в общую картину сна. Наши исследования способностей спрайтов к осознанию показывают, что сторонний наблюдатель, который будет следить за этими сигналами, сможет общаться не только с самим дримером - его эго сновидения, но и с другими спрайтами из его сна (см. Tholey[1985]).
Даже более важной, чем устранение сложных расстройств личности, является возможность использования осознанных сновидений в качестве метода, который позволил бы нам разрешать психологические проблемы на ранних стадиях их возникновения. Если принять во внимание и другие возможности, которые дают осознанные сновидения, то представляется крайне желательным заняться их пропагандой. Если учесть, что около четырех лет своей жизни человек проводит в сновидениях [тут имеется в виду не во сне, а именно в сновидениях - mc2], то просто безответственно ничего не предпринимать для повышения качества нашей сновиденной жизни. Тогда она просто зачахнет, как и любые другие способности в повседневной жизни, в которых мы не упражняемся. Настало время приложить усилия к тому, чтобы сновидениям и осознанным сновидениям учили в семьях и школах. Как мне показывает опыт, дети интересуются сновидениями и более легко осознаются, чем взрослые.

ЛИТЕРАТУРА.
Aserinsky, E., & Kleitman, N. (1953). Regularly occuring periods of eye motility and concomitant phenomena during sleep. Science, 118, 273-274.
Castaneda, C. (1972). Journey to Ixtlan: The lessons of Don Juan. New York: Simon & Schuster.
Freud, S. (1900). Die Traumdeutung. Leipzig and Wien: Deuticke.
Gackenbach, J. I. (1978). A personality and cognitive style analysis of lucid dreaming. Unpublished doctoral dissertation, Virginia Commonwealth University.
Gackenbach, J. I. (1980). Lucid dreaming project. A.R.E. Journal, 15, 253-260.
Gackenbach, J. 1. (1986). Speculations on healing with the lucid dream. Lucidity Letter, 5(2), 5-8.
Gackenbach, J. I., & LaBerge, S. P. (1984). The lucid dream: A dream whose time has come. ASD Newsletter, 1(1), 1-12.
Gillespie, G. (1983). Memory and reason in lucid dreams: A personal observation. Lucidity Letter, 2(4), 8-9.
Gillespie, G. (1984). Problems related to experimentation while dreaming lucidly. Lucidity Letter, 4(2 & 3), 1-3.
Gillespie, G. (1986). Ordinary dreams, lucid dreams and mystical experiences. Lucidity Letter, 5(1), 27-31.
Green, C. (1968). Lucid dreams. London: Hamish Hamilton.
Hays, W. L. (1973). Statistics for the social sciences. New York: Holt, Rinehart & Winston.
Henle, M. (1978). Gestalt psychology and Gestalt therapy. Journal of the History of the Behavioral Sciences, 14, 23-32.
Kebeck, G. (1983). Feldtheorie als Methodologie. Ueberlegungen zur Nuetzlichkeit Lewinscher Grundgedanken fuer die Allgemeine Psychologie und Methodenlehre. Gestalt Theory, 5(4), 247-266.
Kebeck, G., & Sader, M. (1984). Phaenomenologisch-experimentelle Methodenlehre. Ein gestalttheoretisch orientierter Versuch der Explikation und Weiterfuehrung. Gestalt Theory, 6(3), 193-245.
Kohl, K. (1956). Zum Problem der Sensumotorik. Frankfurt am Main: Kramer.
Kuenkel, F. (1934). Charakter Leiden und Heilung. Leipzig: Hirzel.
Kuenkel, F. (1982). Einfuehrung in die Charakterkunde. Stuttgart: Hirzel.
LaBerge, S. P. (1981). Lucid dreaming: Directing the action as it happens. Psychology Today, 15 48-57.
Leuner, H. C. (1962). Die experimentelle Psychose. Berlin, Goettingen, and Heidelberg: Springer.
Leuner, H. C. (1978). Principles and therapeutic efficacy of Guided Affective Imagery (GAl). In J.L. Singer & K. S. Pope (Eds.), The power of imagination: New Methods in psychotherapy (pp.125-166). New York, London: Plenum Press.
Lewin, K. (1940). Formalisation and progress in psychology. In University of Iowa studies. Studies in child welfare, 16, No.3: Studies in topological and vector psychology I, 7-42.
Malumud, J. R. (1978). The development of a training method for the cultivation of "lucid" awareness in fantasy, dreams, and waking life. Unpublished doctoral dissertation, New York University .
Maslow, A. H. (1981). Motivation and Persoenlichkeit. Reinbeck bei Hamburg: Rowohlt.
Metzger, W. (1962). Schoepferische Freiheit. Frankfurt am Main: Kramer.
Metzger, W. (1976). Psychologiefuer Erzieher I: Psychologie in der Erziehung. Bochum: Kamp.
Pearson, K. (1968). Tables of the incomplete Betalunction. Cambridge: Cambridge University Press.
Perls, F. S. (1969). Gestalt therapy verbatim. Lafayette: Real People Press.
Reis, J. (1983). Biofeedback-Induktion des Klartraums. Unpublished doctoral dissertation, Johann Wolfgang Goethe-Universitaet, Frankfurt am Main.
Reis, J. (in preparation). Verlaufsaspekte von Klartraeumen. Entwicklung einer inhaltsanalytischen Methode zur Erfassung affektiv-szonischer Verlaufsphaenomen. Doctoral dissertation, Johann Wolfgang Goethe-Universitaet, Frankfurt am Main.
Roos, M. (1984). Vergleichsstudie zwischen Klartaumerfahrungen und Erlebnisse unter dem Einfluss psychodelischen Drogen Unpublished doctoral dissertation, Johann Wolfgang Goethe Universitaet, Frankfurt am Main.
Sally, R. D. (1985). Dream work in a case of multiple personality. ASD Newsletter, 2(4), 1-4.
Stephan, C. (1983). Die Wirklichkeit der Seelenreisen. Esotera, 34(6), 511-518.
Stephan, C. (1984). Yom Nutzen der Traeume. In K. Schnelting (Ed.), Hilfe, ich traeume (pp. 178-190). Muenchen: Goldmann.
Tart, C. T. (1969). Altered states of consciousness. New York, London, Sydney, and Toronto: Wiley.
Tart, C. T. (1984). Terminology in lucid dream research. Lucidity Letter, 3(1),4-6.
Tholey, P. (1973). Die Ueberpruefung psychophysiologischer Traumtheorien mit Hilfe der Klartraumtechnik (unpublished lecture, Johann Wolfgang Goethe-Universitaet, Frankfurt am Main).
Tholey, P. (1977). Der Klartraum: Seine Funktion in der experimentellen Traumforschung. In W. H. Tack (Ed.), Bericht ueber den 30; Kongress der deutschen Gesellschaft fuer Psychologie in Regensburg 1976 (pp. 376-378). Goettingen: Hogrefe.
Tholey, P. (1980a). Erkenntnistheorie und systemtheoretische Grundlagen der Sensumotorik. Sportwissenschaft, 10, 7-35.
Tholey, P. (1980b). Klartraeume als Gegenstand empirischer Untersuchungen. Gestalt Theory, 2, 175-191.
Tholey, P. (1980c). Verwerfungsregeln fuer statistische Hypothesen. Arbeiten aus dem Institutfuer Psychologie der Universitaet Frankfurt am Main, 15.
Tholey, P. (1980d). Gestaltpsychologie. In R. Asanger & G. Wenninger (Eds.), Handwoerterbuch der Psychologie (pp. 178-184).
Tholey, P. (1981). Empirische Untersuchungen ueber Klartraeume. Gestalt Theory, 3, 21-61.
Tholey, P. (1982a). Signifikanztest und Bayessche Hypothesen-pruefung. Archiv fuer Psychologie, 134, 319-342.
Tholey, P. (1982b). Bewusstseinsaenderung im Schlaf: Wach' ich oder traeum' ich? Psychologie heute, 9(12), 68-78. Reprinted in Psychologie heute Redaktion (Ed.), Grenzerfahrungen, (pp. 95-102). Weinheim: Beltz.
Tholey, P. (1983a). Relation between dream content and eye movements tested by lucid dreams. Perceptual and Motor Skills, 56, 875-878.
Tholey, P. (1983b). Techniques for inducing and manipulating lucid dreams. Perceptual and Motor Skills, 57. 79-90.
Tholey, P. (1984a). Der Klartraum-Hohe Schule des Traums. In K. Schnelting (Ed.), Hilfe ich traeume (pp. 100-118). Muenchen: Goldmann.
Tholey, P. (1984b). Gestalt therapy made-in-USA and made-elsewhere. Gestalt Theory, 6, 171-174.
Tholey, P. (l984c). Sensumotorisches Lemen als Organisation des psychischen Gesamtfelds. In E. Hahn & H. Rieder (Eds.), Sensumotorisches Lemen und Sportspielforschung: Festschriftfuer Kurt Kohl, (pp. 11-26). Koeln: bps-Verlag.
Tholey, P. (l984d). Zur Gleichgewichtsproblematik im Sport. Spprtpaedagogik, 8(5), 13-16.
Tholey, P. (1985). Haben Traumgestalten ein Bewusstsein? Eine experimentell-phaenomenologische Klartraumstudie. Gestalt Theory, 7, 29-46.
Tholey, P. (1986a). Deshalb Phaenomenologie! Anmerkungen zur experimentell-phaenomenologischen Methode. Gestalt Theory, 8 144-163.
Tholey, P. (l986b). Letter to the editor. Lucidity Letter 5(2), 45-48.
Tholey, P., & Utecht, K. (1987). Schoepferisch Trauemen. Der Klartraum als Lebenshilfe. Niedemhausen: Falken Verlag.
Tholey, P. (in preparation). Die Entfaltung des Bewusstseins als Weg zur schoepferischen Freiheit. Vom Traeumer zum Krieger. In T. Metzinger & E. Waelti (Eds.), Chrysalis. Ausserkoerperliche Erfahrungen.
van Eeden, F. (1913). A study of dreams. Proceedings of the Society for Psychical Reserach, 26, 431-461.
Wertheimer, M. (1959). Productive thinking. New York: Harper.
  Форум: Перевод и адаптация трудов зарубежных авторов · Просмотр сообщения: #223492 · Ответов: 55 · Просмотров: 3 133

mcquadrat
Отправлено: 8.12.2017, 0:34


mc2
********

Группа: Пользователи
Сообщений: 1 636
Регистрация: 26.11.2013
Пользователь №: 146 539


Цитата(Мистерио @ 7.12.2017, 9:10) *
Интересная аналогия смотрению на руки и предметы, и БДГ фазы. Из чего можно сделать вывод о общей для всех физиологии ОСов.

Мистерио, тебе респект, раз не побоялся читать такой немаленький текст smile2.gif
Насчет того, как движения глаз связаны с содержанием сновидений, у Поля Толи есть отдельная статья. При благоприятном расположении небесных светил мы ее здесь прочитаем))
  Форум: Перевод и адаптация трудов зарубежных авторов · Просмотр сообщения: #223479 · Ответов: 55 · Просмотров: 3 133

mcquadrat
Отправлено: 1.12.2017, 0:22


mc2
********

Группа: Пользователи
Сообщений: 1 636
Регистрация: 26.11.2013
Пользователь №: 146 539


ОБЗОР ПРОЦЕССА ИССЛЕДОВАНИЙ ОСОЗНАННЫХ СНОВИДЕНИЙ В ГЕРМАНИИ
Поль Толи, университет им И.В.Гете, Германия
Опубликовано в 10-м, юбилейном выпуске журнала Lucidity Letter, 1991г.

ВВЕДЕНИЕ.
Как и в других странах, в Германии на протяжении многих веков различные философы, поэты и оккультисты описывали свои осознанные сновидения. Однако подобные сообщения, как и исследования, которые выполняли серьезные исследователи, полностью игнорировались учеными, поскольку они основывались на личном опыте (см. Schriever[1935]; Moers-Messmer[1939]). Только в 1959 г. в университете им. И.В.Гете была разработана эффективная техника индукции осознанных сновидений и были впервые проведены систематические исследования с участием нескольких человек. В этой статье я расскажу о том, как начинались эти исследования и о их дальнейшем продолжении. Не стремясь строго придерживаться хронологического порядка, в котором происходили отдельные этапы этого исследования, я также хотел бы дать обзор взаимосвязей различных частей общей программы исследования. Для этого потребуется проанализировать отдельные направления исследований, отвлекаясь от их конкретного хронологического порядка. Ясно, что не все направления исследований возможно перечислить и многие вопросы будут освещены лишь схематично. Те вопросы, о которых я уже делал публикации на английском языке, будут освещены лишь кратко. Хочу заметить, что гораздо более сжатая версия этого обзора была напечатана в Lucidity Letters в июне 1988 г. [Tholey, 1988c]. К сожалению, в то время была переведена и опубликована только перая часть более полного обзора, и о более современных исследованиях там ничего не говорилось. Здесь же я хотел бы остановиться на таких темах, которые тогда не были упомянуты, в особенности на двух наиболее современных, некоторым образом взаимосвязанных направлениях исследования: изучении различных форм осознанности и необычных состояний эго.

ЭПИСТЕМОЛОГИЧЕСКАЯ МОДЕЛЬ КРИТИЧЕСКОГО РЕАЛИЗМА.

Сначала я бы хотел достаточно детально рассмотреть модель восприятия мира, которую предоставляет критический реализм, поскольку это имеет фундаментальное значение в разработке нашей программы исследований осознанных сновидений, а также для интерпретации и использования наших результатов (см. также Tholey[1986b]). В этой модели постулируется различие между физическим (физическое тело и его физическое окружение) и феноменальным миром (феноменальное тело эго и его феноменальное окружение). В состоянии бодрствования, физический мир представляется - с большей или меньшей точностью - чувственными процессами мозга и процессами памяти. Это было продемонстрировано в несколько упрощенной форме на примере восприятия в моей статье [1986b] (стр.45). Изложение там являлось упрощенным, поскольку я не проводил там строгого различия между феноменальными явлениями и их коррелятами в мозге. На самом деле, мы часто склонны вставать на позицию психофизического единства, изоморфизма или параллелизма. Однако это не является чисто философским вопросом, скорее, это рабочая гипотеза, которая может быть подвергнута эмпирической проверке и не зависящая от конкретных различий между феноменами и их отражениями в мозге (подробности см. в Tholey[1980a;1989c]).
Однако мы рещительно отходим как от наивно-реалистических концепций (напр. Gibson[1979]), так и от идеалистических и подобных им радикально-конструктивистских концепций. Радикальные конструктивисты путают критическое восприятие явлений окружающего физического мира с самим этим миром. Модель мира создается на основе восприятия и мышления, и часто изменяется; тогда как сам мир подчиняется неизменным законам природы. Наивно-реалистическая модель ведет к особенно плачевным результатам, если применять ее для практики и исследования в области осознанных сновидений и близкой к ней области внетелесного опыта (ВТО). Она не только затрудняет процесс исследований, но для людей, которые неправильно интерпретируют подобные явления, она может повлечь очень негативные последствия, приводя, возможно, к серьезным психическим расстройствам.
Подобно тому, как восприятие мира может предоставить нам информацию о физической реальности, невзирая на многие искажения и иллюзии, так и сновидения могут предоставить нам информацию о нашей психологической реальности (о психологии человека и о психологической ситуации, в которой он(она) находится), невзирая на символические искажения. В целом, под термином "реальность" мы обычно просто понимаем все, что влияет на нас. Соответственно, под психологической реальностью мы понимаем совокупность всего того, что может влиять на наше поведение и опыт (см. Lewin[1936]). Сюда, в частности, включаются так называемые бессознательные факты, которые мы можем представлять себе, как психологические конструкции, которые впоследствии могут быть заменены физиологическими концепциями.
В этом смысле мы согласны с мыслью Фрейда о том, что сновидения являются "царским путем" к бессознательному. Но от такого утверждения не будет никакой пользы в обычных, в ортодоксальном психоаналитическом смысле, сновидениях, когда сознание затуманено, а возможность действовать отсутствует. Или же после пробуждения, когда мы рассказываем предубежденному психотерапевту о наших еще более туманных и искаженных наблюдениях и связанных с ними ассоциациях.
Чтобы приобрести понимание наших психологических проблем и разрешить их, гораздо важнее уметь взаимодействовать с символическим миром, обладая осознанностью и располагая вытекающей из нее свободой действий. Подобно тому, как наяву мы можем взаимодействовать с физической реальностью, располагая обратной связью, которую нам обеспечивает сенсоромоторная система, так и в психологической реальности осознанных сновидений мы можем дейстовать, благодаря взаимодействиям между символическими событиями и теми психологическими процессами, на которых они основаны. Эти фундаментальные соображения послужили основанием наших исследований осознанных сновидений. Результаты этих исследований оказались чрезврычайно важными для практики.
Но сначала обратимся к эпистемологическим рассмотрениям, изложенным в статье, написанной мной в 1986 г. для журнала Lucidity Letter, которая была посвящена исключительно проблемам восприятия. Я также подчеркивал там, что именно осмысление модели критического реализма впервые навело меня на мысль разработать методику вызова осознанных сновидений, которую я здесь только вкратце опишу.

ТЕХНИКИ ВЫЗОВА ОСОЗНАННЫХ СНОВИДЕНИЙ.

Рефлексивная техника.
Когда я осознал, что воспринимаемый нами мир с его объектами и взаимодействиями между субъектами является на самом деле чисто феноменальным, мне пришла в голову мысль сравнить этот феноменальный мир бодрствования со сновиденным миром, производя систематические наблюдения. По сути сновиденный мир также является феноменальным миром. Но поскольку он гораздо менее зависим от внешних раздражителей, там возможно возникновение таких событий, которые не являются возможными наяву при нормальном восприятии. Такие необычные явления дают возможность распознавать факт нахождения во сне.
Основываясь на этих идеях, в 1959 г. я разработал свою первую технику для вызова осознанных сновидений. Я назвал ее "рефлексивной техникой". При ее использовании человек должен в течении дня несколько раз задавать себе вопрос: "я во сне или наяву?" Целью этого является выработка общего критического отношения к собственному состоянию сознания. Когда рядом происходят необычные явления, это облегчает распознать состояние сна.
Через четыре недели я впервые осознался во сне. Я понял, что нахожусь во сне, потому что я встретил свою тетю, которая, как я знал, умерла несколько лет тому назад. Поскольку все это тогда было для меня непривычно, то я был сильно воодушевлен, что это у меня получилось. Однако затем меня охватило чувство, похожее на клаустрофобию, поскольку я не знал, когда я смогу выбраться из этого сновиденного мира, и смогу ли вообще это сделать. В конце концов, я проснулся, после того как начал смотреть на цветок, который был в том сновидении, пока этот цветок не стал расплываться, а вместе с ним и все окружение.
Прайс и Коэн [1988], которые ссылаются только на одну мою статью, рассматривают рефлексивную технику, как развитие некоторого активного подхода. Когда техника только начинает применяться, это правильно. Однако активный процесс задавания себе вопросов в конце концов приводит к тому, что развивается некий пассивный фокус восприятия текущих событий, что, в свою очередь, делает постановку критических вопросов излишней. Другими словами, приобретенный опыт помогает выработать у себя привычку, дающую возможность распознать состояние сна, когда происходят необычные явления.
Для того, чтобы улучшить эффективность рефлексивной техники, прежде всего нужно было найти подходящие критерии распознавания сна. Эти критерии должны позволять спонтанно распознавать сон: различные особенности сновиденного восприятия и/или противоречия между имеющимися знаниями о том, как происходят те или иные вещи наяву и тем, как происходят текущие события. Также возможно проверить, находимся ли мы во сне или наяву, выполняя определенную последовательность физических или мысленных действий. Например, можно попробовать повернуться на 180 градусов и затем внезапно прекратить поворот. Во сне, как правило, тело продолжает поворачиваться в том же направлении, либо окружающие предметы продолжают поворачиваться в противоположном направлении. Однако человек может побояться применять подобный прием в присутствии других людей, опасаясь, что это, возможно, происходит наяву. В конце концов, большинство из нас почувствовали бы себя неловко, совершая подобные странные действия, когда на них смотрят посторонние люди. Поэтому мысленные эксперименты могут оказаться предпочтительнее.
Один из наиболее эффективных таких экспериментов - попытка вспомнить, что происходило непосредственно перед текущим моментом времени. Если вы вспомнили какие либо необычные вещи или же обнаружили провал в памяти, это может явиться свидетельством того, что вы во сне. Однако подобный тест бесполезен, если вы только что проснулись, так как это может оказаться "ложным пробуждением". Поэтому при пробуждении рекомендуется, например, включить свет. Если он не включается, это может означать, что вы спите.
Мы обнаружили бессчетное количество случаев, которые свидетельствуют о существовании различных форм психологического сопротивления, которые направлены на то, чтобы затруднить осознание или заставить человека преждевременно потерять его [Tholey,1981;1988b].
Например, в одном из моих собственных снов я увидел что дома, деревья и другие объекты все стоят перевернутыми вверх ногами. Я немедленно подумал, что сплю. Вскоре оказалось, что у меня надеты очки. Мне подумалось, что наверное, в очках линзы, которые переворачивают изображение, наподобие тех, которые я использовал в психологических экспериментах, связанных с исследованием восприятия. Когда я снял очки, то увидел, что все предметы вокруг приняли нормальное положение, и я больше не думал, что это сон. Мы собрали сотни подобных примеров, подтверждающих, что существуют различные формы психологического сопротивления, затрудняющие осознание во сне.

Усовершенствование техники вызова осознанных сновидений.
Первоначальная рефлексивная техника была усовершенствована, что привело к созданию комбинированной техники, которая включала в себя элементы намерения и самовнушения [Tholey, 1982;1983b]. Различные исследователи, не принадлежащие к нашей группе, подтвердили эффективность наших методов [Bouchet & Ripert,1986;Levitan,1989]. В связи с этим нужно отметить и новую комбинированную технику, разработанную Клиппштейном[1988]. Недавно мы попытались изолировать и исследовать по отдельности эфективность различных факторов, составляющих технику в целом [Utecht,1987;Schlag,готовится к печати].
Для понимания того, как развивалась наша сновиденная техника, важно заметить, что само по себе ясное понимание своего состояния сознания - еще недостаточный критерий для определения осознанного сновидения. Нужно учитывать еще некоторые дополнительные факторы. Чтобы проиллюстрировать это, мы собрали вместе несколько различных критериев, которые применимы не только в сновидениях, но (при прочих равных условиях) и наяву, а также в различных промежуточных состояниях, прежде всего, в состоянии, когда появляются гипнагогические образы. Затем, при дальнейшей разработке нашей сновиденной техники, мы уделяли большое внимание упражнениям по тренировке в бодрствующем состоянии настолько большого количества аспектов осознанности, насколько возможно, чтобы быть готовым применить эти навыки в сновидении.
============================================
I. Общие аспекты осознанности:
1. Осознание своего состояния сознания (я уверен, что я нахожусь во сне/в состоянии засыпания/наяву).
2. Осознание личной свободы принятия решений и действий.
3. Ясность ума (трезвое мышление или же затуманенное, суженное состояние сознания)
4. Ясность восприятия (в феноменологическом смысле).
5. Осознание своей личности, ситуации и действий
6. Осознание того, что символизируют образы сновидений или гипнагогические образы, соответственно осознание искажений, вносимых защитными механизмами наяву.
II. Полная осознанность в сновидении
7. Осознанность всех спрайтов
8. Осознанность на протяжении всего сна.
===========================================
Теперь мы хотим обратить внимание читателей на второй критерий осознанности, "осознание личной свободы принятия решений и действий". Мы считаем этот аспект особенно важным, поскольку он необходим для проведения экспериментов в осознанных сновидениях, и поскольку выполнение этого критерия полностью меняет качественный характер сновидения. А именно, если выполняется второй аспект, то одновременно с ним выполняются и все остальные из I группы, за исключением шестого. Шестой аспект осознанности легче всего тренировать при рассматривании гипнагогических образов, или в состоянии фантазирования наяву (см. также Malamud[1979]), а не в бодрствовании, когда проявления символов обычно отсутствуют.
Наши техники немного похожи на то, что описывает Чарльз Тарт в своей книге "Пробуждение"[1986]. Книга Тарта основана на учении Гурджиева, и в ней принимается предположение, которое можно найти во многих других духовных учениях, состоящее в том, что мы находимся в состоянии своеобразного психологического сна, даже наяву. Тарт, образно выражаясь, говорит, что мы должны выполоть сорняки (преобразовать неосознанность в осознанность), чтобы иметь возможность наслаждаться цветами. Описанные им техники относятся к состоянию бодрствования и некоторые из них близки к нашим методам (напр. "самонаблюдение" и "самовспоминание").
Наш метод, однако, является более продвинутым. Как отмечалось, мы также начинаем с упражнений в бодрствовании. Но мы стремимся достигнуть осознания во сне наиболее быстрым способом, поскольку именно там мы можем напрямую столкнуться с "сорняками" Тарта в их подлинном обличье. Таким образом мы можем напрямую войти в контакт с бессознательным и тем самым освободиться от него посредством непрерывного процесса обратной связи. В конечном итоге мы рассчитываем достичь еще большей степени осознания в различных состояниях сознания.

ФЕНОМЕНОЛОГИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ОСОЗНАННЫХ СНОВИДЕНИЙ.

Поскольку, согласно модели критического реализма, феноменальный мир (сновидений или бодрствования) является единственным непосредственно нам доступным, то в любой из наук незаменимым методом является эмпирическая феноменология. Критерии объективности и межсубъективности, которые часто используются для характеристики науки, в строгом смысле непригодны для критических реалистов, поскольку их справедливость может быть окончательно установлена только субъективными методами, так что не исключается возможность фундаментальной ошибки. Это может подтвердить всякий, кто оказывался в ситуации, когда он считает, что бодрствует, но на самом деле оказывалось, что он спит. Это происходит потому, что во сне мир может иметь совершенно такую же объективную и межсубъективную видимость, как и наяву. Возможность совершения такой фундаментальной ошибки, однако, не означает, что мы должны придерживаться полностью скептической позиции. Убежденность не всегда приводит к объективно и межсубъективно верным заключениям, но как правило это так. Поскольку эмпирическая феноменология, по определению, не стремится исследовать объективные факты, то мы в качестве критерия научности чего либо нам нужна только межсубъективность. В самом деле, никакой отдельный частный факт не может быть проверен (например, утверждение о том, что некто видел цветной сон такой то ночью). Но более общие факты, такие, как утверждение о том, что цветные сны действительно снятся, могут быть подвергнуты проверке (детали см. в работе Tholey[1980b]).
Экспериментальная феноменология являлась основным и наиболее часто применяемым методом в наших исследованиях осознанных сновидений (детали см. в работе Tholey[1980a]). Пользуясь этим методом, исследователь дает указания участнику эксперимента или группе участников выполнить в сновидении определенные действия, понаблюдать за тем, какой эффект они вызывают, и записать свои наблюдения немедленно после пробуждения. Чтобы оценить способность участников к запоминанию, важно, чтобы они запоминали не только непосредственные феноменологические факты, но также свои заключения и суждения относительно этих фактов (см. Tholey[1981]). Райс [1989b] разработал технику опросов, основанную на подробной записи сновиденного опыта, которая позволяет получить еще более надежную и верную информацию относительно содержания сновидений, чем та, которую получают обычными аналитическими методами. С помощью феноменологических экспериментов оказывается возможным проверить различные психологические гипотезы относительно функциональных зависимостей между феноменологическими фактами, а также психофизиологические гипотезы о связи между феноменологическими и физиологическими фактами.
В недавнее время в литературе по осознанным сновидениям появились возражения против контроля над сновидениями. Единственное, что мы можем ответить на эти возражения - это то, что в наших исследованиях и в клинической работе благодаря контролю над сновидениями были получены многочисленные результаты, которые дали нам возможность помочь многим людям. Все участники наших пилотных исследований участвовали в наших исследованиях добровольно и всегда были предупреждены о возможных опасностях. Понятно также, что содержания осознанных сновидений наших участников сильно отличаются от сообщений тех людей, которые осознаются во сне случайно. Прежде всего, наши экспериментально феноменологические исследования отличаются от результатов людей, осознающихся случайно, гораздо большим разнообразием экспериментальных возможностей.

ФЕНОМЕНОЛОГИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ВОСПРИЯТИЯ И МЫШЛЕНИЯ В СНОВИДЕНИЯХ
В этих экспериментах мы проверили большое количество гипотез в области восприятия и мышления в осознанных сновидениях, о чем я детально рассказывал в своих лекциях начиная с 1973 года, чстичные записи которых можно найти только в неопубликованных отчетах и диссертациях моих студентов. Из своих публикаций на немецком языке я хотел бы упомянуть обзорную статью, написанную в 1981 г.
Феноменологические исследования восприятия вначале имитировали обычные исследования восприятия в бодрствовании. Мы исследовали, появляются ли при определенных условиях в сновидениях двойные образы, остаточные образы или обратимые явления. Эти эксперименты также помогли определить критерии различия состояний бодрствования и сна (см. выше). Мы обнаружили, что все эти явления иногда, если не постоянно, наблюдаются. Хотя мы часто способны распознать, что находимся во сне, после тридцати лет исследований мы все же не смогли получить абсолютно надежный тест, позволяющий определить это. В особенности это относится к наиболее эффективным критериям сна, которые обсуждались выше.
В осознанных сновидениях мы иногда сознательно можем создать такие феномены восприятия, которые полностью отличаются от привычного нам восприятия в бодрствовании - скажем, панорамное поле зрения, простирающееся на 360 градусов как в горизонтальном, так и в вертикальном направлении. Вообще говоря, это происходит, только когда эго сновидения находится в асоматическом, то есть бестелесном состоянии (см. ниже). Нам также удавалось, пользуясь различными техниками, намеренно преодолевать силу тяжести, а также замедлять и ускорять течение времени [Tholey & Utecht, 1989].
Что касается памяти, мы обнаружили, что в осознанных сновидениях человек способен вспомнить не только факты относительно бодрствования, но и свои прошлые сны. Мы смогли установить это, изучая отчеты участников относительно их предыдущих сновидений. Этот факт наверняка связан с зависимостью памяти от состояния сознания. Предположительно, долговременная память в осознанных сновидениях функционирует несколько лучше кратковременной.
В области логического мышления, мы обнаружили, что эго сновидения способно решать задачи на умножение двузначных чисел. Кроме того, некоторые участники оказались способны решать логические задачи, которые они безуспешно пытались решить перед тем, как заснуть. Также проявлялись творческие, креативные способности в различных областях, особенно в фазе возникновения гипнагогических образов (Lirzer[1981]).
Способности других спрайтов также проверялись, такими же способами, как и способности эго сновидения. Мы видели, что когнитивные и творческие способности спрайтов были не хуже, а иногда и превосходили способности эго сновидения, однако они оказались менее способными к решению арифметических задач (Krist[1981]; Tholey[1985;1989a]).

ФЕНОМЕНОЛОГИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ СО СПРАЙТАМИ.

Мы уделяли очень много внимания "внутренней" (эмоциональной и мотивационной), а также "внешней" (вербальной и поведенческой) активности эго сновидения во время взаимодействия с другими спрайтами (Tholey[1981;1982;1984;1988b]). Мы обнаружили, что в целом, взаимодействия мирного характера оказывают положительный эффект на жизнь дримера, как в сновидениях, так и в бодрствовании. По этой теме мы хотели бы сделать несколько замечаний в дополнение к уже опубликованному материалу (в особенности см. статью на английском языке Tholey[1988b]).
Мы установили, что некоторые спрайты образуют подсистемы личности. Хотя точные сравнения не представляются возможными, эти подсистемы могут обладать большей внутриличностной или психосоциальной природой, с одной стороны, или более привычной и непосредственной, с другой. Ранее мы отмечали, что спрайтов можно заставить изменяться, изменяя свое эмоциональное отношение к ним, и что мы даже способны создавать спрайтов.
Например, когда во сне я испытываю чувство злости или страха, я могу выплеснуть свою злость или страх изо рта и таким образом создать спрайта, который примет вид, соответствующий этой эмоции. Один косвенный метод создания спрайтов состоит в совершении определенных действий, которые вызывают появление сильных эмоций, таких, как сознание вины. Агрессивные действия в сновидениях часто приводят к появлению спрайтов мстителей, которые совершают наказание. Это иллюстрирует один из моих собственных снов:
"Я нокаутировал одного спрайта в закрытом помещении, чтобы проверить, последует ли мне за это наказание. Меня охватило такое чувство, что произойдет что нибудь неприятное, как случалось со мной раньше. В напряжении, хотя и спокойно, я ожидал этого момента. Но ничего не происходило. Тогда, внутренне радуясь, я решил выйти из комнаты. Однако за дверью меня поджидал огромный спрайт, голова которого была закрыта капюшоном, который тут же бросился на меня, что меня сильно напугало"
Появляются ли подобные спрайты или нет (прежде всего, в ответ на действия агрессивного или сексуального характера, которые представляют социальные табу), зависит от человека. Это можно считать еще одним доказательством того, что появление и возможные изменения спрайтов зависят от текущего эмоционального состояния дримера, но, кроме того, зависит еще и от привычек подсистем личности.
Важную роль во взаимодействии со спрайтами играют, вероятно, процессы обучения. Неопытные дримеры часто испытывают трудности в проведении рационального диалога со спрайтами. Это происходит потому, что многие спрайты выражаются иносказательно, и в их словах содержится скрытый или неоднозначный смысл, который эго сновидения не может сразу понять. Поэтому неудивительно, что эго сновидения принимает высказывания спрайтов за совершенную бессмыслицу, хотя затем обнаруживается, что они обладали логикой и смыслом.

ФЕНОМЕНОЛОГИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ОСОЗНАННОСТИ СПРАЙТОВ

Кроме осознанности эго сновидения, "осознанность" спрайтов также играет важную роль во взаимодействии между ними. Чтобы избежать непонимания, заметим, что мы никак не можем эмпирически проверить, осознаны ли спрайты, или же они только разговаривают и ведут себя так, как если бы были осознаны. В других работах я утверждал, что многие спрайты производят впечатление того, что они "сознательно" совершают свои действия ([Tholey,1985;1989a]). В ряде наших неопубликованных работ в которых изучается осознанность спрайтов (в только что описанном смысле) содержатся примеры, в которых эго сновидения обретает осознанность первым. За ним осознанность появляется и у других спрайтов. С другой стороны, мы имеем множество примеров противоположного порядка. В качестве иллюстрации можно привести пример, в котором другой спрайт не только осознался раньше, чем эго сновидения, но и обладал большей степенью осознанности, чем та, которая появилась у эго сновидения впоследствии. Это сокращенная запись отчета о сновидении одной женщины, который можно найти в статье Райса[1989b]:
"Мне снится, что я пробираюсь сквозь серую липкую массу. Я не знала тогда, что это за масса, и не знаю до сих пор. Это было неприятно, но мне нужно было пробраться через нее, чтобы идти дальше. Затем, посреди этой серой грязи, я вдруг вышла на ярко освещенное место, в центре которого стоял человек. Я увидела, что это был мистер Спок, ученый с корабля Энтерпрайз (космический корабль из сериала Star Trek). Он сказал мне: "Не нужно бояться, потому что Вы спите" Я не поверила ему, и спросила его, через что это мне пришлось пробираться. Он ответил, что я пробиралась через собственный мозг, через собственное сознание. Я опять ему не поверила, но он знал гораздо больше меня, и сказал мне, что сейчас подпрыгнет вверх, после чего останется висеть в воздухе, чтобы я смогла убедиться, что мы находимся во сне. Только после того, как он на самом деле взлетел, я убедилась, что это был сон. Потом я сказала, что мне самой никогда не удалось бы догадаться, что я сплю. Он сказал, что знает об этом, и именно поэтому пришел сюда. Потом он сказал, что действительно знает гораздо больше меня, и очень правдоподобно объяснил мне смысл моего путешествия... Потом он объяснил, почему мне не нужно было знать все это с самого начала, и что он объяснил мне все это только затем, чтобы я не волновалась. Потом он рассказывал и показывал мне всевозможные удивительные вещи. Я думаю, что это было очень круто, повстречать во сне такого человека, который бы знал гораздо больше тебя."
Спрайт мистера Спока можно охарактеризовать, как одного из так называемых внутренних помощников, которые дают дримерам важные советы относительно сновидений и их дневной жизни. Наши предыдущие исследования показывают, что можно устроить в сновидени встречу с внутренним помощником, производя соответствующее самовнушение перед сном. В осознанном сновидении также можно договориться с помощником о встрече в будущем сновидении.
С внутренним помощником часто можно встретиться в труднодоступном месте, которое может быть освещено ярким светом (как в случае с мистером Споком), или в месте, которое находится где нибудь высоко. Есть примеры того, как сновидящим нужно было подняться на вершину горы, и там они встречались с внутренним помощником, который принимал вид монаха, гуру, а иногда и психотерапевта smile2.gif. Другие помощники являлись в виде ангелов хранителей или добрых духов (см. напр. Tholey[1984]). Нам также известны случаи, когда внутренний помощник знал определенные факты из прошлого дримера, причем такие, о которых сам дример не мог вспомнить, даже проснувшись, но тем не менее при дальнейшем разбирательстве они оказывались справедливыми. Чтобы достичь большего понимания этого важного аспекта осознанных сновидений, необходимо провести определенные феноменологические эксперименты.
Ввиду того, что в литературе по осознанным сновидениям обсуждается почти исключительно осознанность эго сновидения, то мы сознательно выбрали такой пример, в котором другой спрайт осознается раньше эго сновидения, и его степень осознания выше. Конечно же, есть много таких примеров, в которых справедливо обратное. В таких случаях полезно попробовать убедить спрайтов в том, что они находятся во сне. Качество сновидения может совершенно измениться, а между спрайтами могут начать происходить такие разговоры, которые могут придать дримеру больше интуитивного понимания, чем это обычно бывает в типичном осознанном сновидении. По этой причине мы рассматриваем "осознанность" всех спрайтов (пункт II.7 в приведенном выше списке) как некую высшую форму осознанности. Вербальное или даже "телепатическое" общение со спрайтами при этом происходит уже на прямом, а не на символическом уровне. Это уже удалось подтвердить в ходе предварительных феноменологических экспериментов. Недавно я писал (Tholey[1989a]) [это статья про осознанность спрайтов, перевод которой см. в сообщении No 4 в этой теме - mc2] о том, что возможно войти в тело другого спрайта, находясь в состоянии точки эго, что дает возможность получить больше информации, чем это возможно при обычном разговоре.

ТЕХНИКИ ЗАВЕРШЕНИЯ, ПРОДЛЕНИЯ И УПРАВЛЕНИЯ ОСОЗНАННЫМИ СНОВИДЕНИЯМИ.
Из результатов наших феноменологических экспериментов мы можем вывести целый ряд практических советов относительно завершения, продления и управления осознанными сновидениями. Подобно тому, как можно прекратить сновидение, зафиксировав взгляд на чем либо, осуществляя быстрые движения глазами, можно, наоборот, продлить осознанное сновидение при угрозе его распада. Поскольку мы уже подробно останавливались на возможностях управления сновидениями и ограничениях на них (Tholey[1988]), сделаем лишь краткие замечания.
Под управлением сновидением мы понимаем не контроль, который осуществляется какими либо действиями эго сновидения в сновиденном мире, напоминающими действия эго в обычном, реальном мире. Скорее, мы понимаем под этим такие вмешательства в жизнь сновиденного мира, которые в реальном мире рассматривались бы, как имеющие сверхъестественный характер; например, путешествия в прошлое, превращения самого эго сновидения или изменения декораций сна, и т.д. Так же, как осознанные сновидения связаны с защитными механизмами, и управление сновидениями можно рассматривать как своего рода защитный механизм. Осознанность во сне действительно может использоваться, как защитный механизм, уход от проблем и конфликтов. Но, с другой стороны, она также предоставляет уникальные возможности (не осуществимые в обычных сновидениях) для разрешения личных проблем и конфликтов, приобретения опыта действий с угрожающими людьми или в угрожающих ситуациях, и даже можно намеренно пытаться оказаться в опасной ситуации, а не избегать ее (см. Tholey[1988b].

ФЕНОМЕНОЛОГИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ГИПНОПОМПИЧЕСКИХ ЯВЛЕНИЙ.

Тот факт, что осознанное сновидение обычно можно прекратить, фиксируя свой взгляд на каком нибудь неподвижном предмете дает возможность внимательно наблюдать явления, которые происходят при пробуждении. Поскольку мы уже имели дело с такими явлениями в вышедшей ранее статье [1981], ограничим наши замечания некоторыми наблюдениями, которые будут играть важную роль в последующем изложении.
При переходе из состояния сна в бодрствование иногда ощущается только одно тело. Для нас представляет особый интерес, как происходит переход от стоящего вертикально тела сновидения к лежащему горизонтально физическому телу. Этот переход никогда не ощущается, как падение тела сновидения, при котором оно бы принимало горизонтальную позицию. Вместо этого происходит скачкообразное изменение пространственной системы отсчета. Это немного напоминает те ощущения, когда человек наяву пытается подойти к двери в полностью темной комнате, и внезапно обнаруживает, что он упирается в противоположную стену. В этом случае происходит внезапное изменение пространственной ориентации (относительно комнаты), а не кажущееся изменение позиции тела в форме каких либо сдвигов и поворотов. В дальнейших экспериментах мы изучали, что случится при переходе от сновидения к бодрствованию, если телу сновидения сознательно придать необычное положение, скажем нагнуть голову и верхнюю часть тела так, чтобы голова почти касалась колен, или развести ноги и руки в разные стороны. Ни выпрямления тела в первом случае, ни сведения конечностей во втором случае при пробуждении не ощущается. Вместо этого, перед пробуждением тело теряет свои четкие очертания, а иногда и перестает быть твердым. Мы используем образное выражение "облачное эго" в таком случае. После окончательного пробуждения это "облачное эго" стабилизируется, превращаясь в твердое тело определенной формы, которое ощущает себя лежащим в постели.
Иногда тело сновидения и физическое тело ощущаются одновременно. Например, тело сновидения может медленно таять (как в кино), а физическое тело начинает ощущаться все более и более отчетливо. Отмечались также случаи перетекания сновиденного тела в физическое, особенно в случае снов с полетами. Когда ощущается облачное эго или эго, лишенное тела, также часто происходит перетекание в физическое тело. Иногда тело не может двигаться сразу после пробуждения, и эта ситуация приносит много неприятных ощущений неопытным дримерам. С другой стороны, опытные дримеры могут воспользоваться такой ситуацией, чтобы вернуться в сновидение (см. Tholey[1989c]).

ГИПНАГОГИЧЕСКИЕ ТЕХНИКИ ДЛЯ ВХОДА В ОСОЗНАННЫЕ СНОВИДЕНИЯ И ВТО.
Упоминавшиеся выше гипнопомпические ощущения использовались при разработке гипнагогических индукционных техник, которые затем применялись в попытках воспроизвести последовательность этих ощущений в обратном порядке. Иногда это получается очень быстро. Мы уже описывали другие гипнагогические техники в вышедших ранее статьях (Tholey[1982;1983a]), а затем детально описали их, сопроводив подходящими примерами (Tholey[1989c]). Лично я считаю гипнагогические техники входа в ОС во многих отношениях более подходящими для продвинутых дримеров, чем какие либо другие, потому что они позволяют:
1. Входить в ОС в нужное время;
2. Легко дают возможность продлевать ОС; и
3. Дают возможность возобновлять ОС после короткого перерыва.
Наконец, только при применении гипнагогических техник возможно постоянное сохранение осознанности в течении 24 часов в сутки, в том числе и во сне (см. пункт II.8 в приводившемся выше списке). На самом деле, лишь немногим людям удавалось достичь этого в наших экспериментах. Лично я дважды добивался сохранения осознанности на протяжении 24 часов, проведя приблизительно 5 часов в состоянии сна. Измерения ЭМГ показали, что моя мускулатура была полностью расслаблена в это время. При пробуждении у меня не проявлялось признаков физической или психической усталости. Похоже, между осознанностью во сне и осознанностью в бодрствовании существует взаимная связь.
Применяя гипнагогические техники, часто можно вызвать так называемый внетелесный опыт разного рода. В следующем разделе мы обсудим его более детально как с концептуальной, так и с феноменологической точки зрения.

ФЕНОМЕНОЛОГИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ НЕОБЫЧНЫХ ЭГО-СОСТОЯНИЙ.
Перед тем, как описывать необычные эго-состояния, мы хотели бы подробно объяснить некоторые термины (в том числе и уже использованные), и ввести ряд новых. Это не так просто, поскольку многие имеющиеся в немецком языке феноменологические различия можно передать на английский язык, только используя метафорические выражения. В довершение к этому, многие термины допускают двусмысленное использование. Мы используем такие слова, как "эго", "я", "самость" и т.д. Иногда термин "эго" обозначает часть или подсистему личности (например, в психоанализе). Мы, напротив, придаем в дальнейшем обсуждении этому и другим терминам феноменологический смысл.
Под выражением "целостность" (total self) мы понимаем феноменологическое "единство души и тела" субъекта, которое охватывает его физическое тело (в нашей терминологии "эго-тело"), а также психические факты (в узком смысле), прежде всего, эмоции и мотивации субъекта. Часто оказывается, что эти психические факты связаны неопределенным образом с телом, как со своего рода сосудом. Они также могут выходить за рамки феноменологического тела. Можно думать, например, о любви или ненависти и их характерных связях с другими людьми.
Однако, внутри целостности существует определеный центр, который иногда называют "центром личности", "цетром сознания" или "центром эго". Иногда также используют выражение "эго в узком смысле" (подробности см. в Kohler[1938], стр.188). Ввиду двусмысленности этих терминов, мы предпочитаем выражение "ядро эго" (ego core), что соответствует немецкому термину "Ichkern". Ядро эго является не какой то протяженной частью феноменального пространства, а скорее местом или точкой в феноменологическом мире, которая определяется своим положением и функциями. Рассмотрим сначала его положение в обычных условиях в бодрствовании.
Эта точка на удивление точно может быть локализована в ходе обычного процесса наблюдения за окружающим миром и мышления. Она располагается внутри феноменологического тела, а именно, в передней части феноменологической головы, немного выше переносицы. Многие авторы утверждают, что ядро эго (возможно, предпочитая называть это понятие по другому), находится между глаз. Но в феноменологическом смысле это неверно, поскольку в феноменологическом мире мы смотрим единственным глазом. (Физиолог Геринг описывал его в 19 веке, называя "глазом циклопа"). Этот глаз располагается на передней части феноменологической головы. Опираясь на этот факт, мы можем также сказать, что ядро эго располагается позади центра этого "глаза циклопа". Чтобы избежать какого либо непонимания, следует подчеркнуть, что локализация ядра эго определяется лишь относительно феноменологической головы, а не физической головы физического организма. Кроме того, ядро эго не следует смешивать ни с гипотетическим гомункулусом, о существовании которого недостаточно информации, ни с идеалистическим эпистемологическим субъектом, который создает или конструирует мир. Термины "гомункулус" и "эпистемологическое эго" - это метафизические концепции, не имеющие смысла с точки зрения критического реализма (см. обсуждение выше). Ядро эго способно воспринимать феноменологические объекты и принимать участие в феноменологических явлениях, прежде всего посредством визуального восприятия (в феноменологическом смысле), воображения, пользуясь мышлением и памятью. Как правило, ядро эго также является феноменологическим источником волевых действий, в том числе намеренной фокусировки внимания.
Мы будем рассматривать все опытные факты, отличающиеся от описанных феноменологических фактов, как необычные эго-состояния. В подобных случаях ядро эго может, например, изменить свое положение внутри феноменологического тела или выйти из него (в так называемом ВТО), перейти в другое феноменологическое тело, раздвоиться или полностью исчезнуть. Кроме того, описанные функции ядра эго могут оказаться распределенными по нескольким местам. Разновидностей необычных эго-состояний так много, что мы вынуждены ограничиться рассмотрением лишь немногих из них.
В осознанных сновидениях собственное тело, или тело эго, может ощущаться совершенно по разному - в особенности это касается ВТО. Мы рассматриваем ВТО как такой процесс, в котором второе тело или же эго в бестелесном состоянии (в нашей терминологии точка эго) выходит из первого (воспринимаемого, как физическое) феноменологического тела (Tholey[1966c]). При этом первое тело часто ощущается, как неспособное двигаться и жесткое; второе же ощущается, как подвижное. Как правило, ядро эго находится в последнем. Второе тело может иметь такие же очертания, как и первое, или же оно может иметь "облачную" форму. Второе тело обычно может проходить через твердые объекты, например, через стены. В редких случаях, второе тело соединено с первым своего рода канатом. Описанные нами факты по разному интерпретируются и описываются в других терминах в оккультной литературе. Мы приведем здесь схематический перечень отличий между антропософскими терминами Рудольфа Штайнера и нашими:
===========================================================================
антропософская терминология терминология критического реализма
1. физическое тело 1. феноменологическое тело, ощущаемое, как физическое
2. астральное тело 2. тонкий образ первого тела
3. ментальное тело 3. облачное тело
4. эго 4. ядро эго или точка эго
===========================================================================
Естественно, в рамках критического реализма [при ВТО] рассматривается также и физическое тело или организм. Он, однако, не ощущается непосредственно. В оккультной литературе канат, соединяющий первое тело со вторым, называется также серебряным шнуром; считается, что его разрушение ведет к смерти (см. напр. Fox[1962]).

ИССЛЕДОВАНИЯ ВНЕТЕЛЕСНОГО ОПЫТА.

Во многих исследованиях необычных эго-состояний упоминается ВТО. Мы уже упоминали гипнагогические техники, которые использовались в большинстве наших экспериментах по вызову ВТО. В осознанных сновидениях также можно различными способами получить выход из тела (подробности см. в Tholey[1989c]). Наконец, мы также использовали некоторые техники для ВТО, которые в большей или меньшей степени заимствованы из магических практик (Замечание редактора: об этом более подробно говорится в беседе П. Толи со С. Лабержем, опубликованной в Lucidity Letter в июне 1990 г.) (Перевод которой в сообщении No 1 в этой теме - mc2). Первое успешное исследование зеркальной техники во Франкфуртском университете было проведено Стихом [1983;1989]. Разработанный мной метод, в котором используются два зеркала, был описан Носсаком[1989].
Среди важных задач в наших феноменологических экспериментах было определение того, можно ли при ВТО и в осознанных сновидениях установить одинаковые функциональные зависимости между феноменологическими фактами. Если не считать начальной фазы, которая непосредственно следует за входом в эти состояния сознания, мы не нащли существенного различия между ними. В частности, мы стремились найти техники для продолжения, управления и прерывания ВТО, похожие на те, которые используются в осознанных сновидениях.
Что любопытно, человек может (находясь в состоянии точки эго) выйти из сна, смотря на свое (ощущаемое, как физическое) тело, которое лежит в постели (Stich[1983]). Это тело начинает расплываться, подобно всякому предмету обстановки осознанного сновидения. Что касается управления, опытные люди могут при желании придавать второму телу (астральному телу в оккультной терминологии) желаемую степень твердости и гибкости. Пользуясь этим, человек при желании может проходить сквозь стены. Так называемое астральное тело может принимать в частности образ животных и растений. Так называемый серебряный шнур можно разорвать (без негативных последствий), хотя это удается достаточно редко (см. Tholey[1989c]). Все результаты наших феноменологических экспериментов (особенно кажущееся расплывание очертаний физического тела и намеренные трансформации второго тела) показывают, что ВТО является просто особой разновидностью осознанных сновидений, за возможным исключением тех случаев ВТО, которые происходят в бодрствовании (например, при занятиях определенными видами спорта - см. Tholey[1989c]).
И наконец, отметим один важный факт относительно осознанных сновидений, который также описывался Шривером[1935]. Когда ядро эго находится в виде точки, из которой можно видеть собственное тело, то различные напряжения и боли в этом теле могут ощущаться, как нейтральные явления, не затрагивающие ядро эго. При определенном опыте некоторые люди способны даже переносить это свойство в бодрствующее состояние, в котором ядро эго находится в феноменологической голове, то есть внутри тела. Возможно даже, что эти люди способны выдержать операцию без анестезии.

ВХОД ЯДРА ЭГО В ТЕЛА ДРУГИХ СПРАЙТОВ.
Упоминавшуяся ранее зеркальную технику можно использовать в качестве полезного предварительного упражнения на вхождение ядра эго в тело другого спрайта. Однако в гипнагогическом состоянии можно использовать для этого воображаемые зеркала и пытаться войти в тело собственного изображения в зеркале (Muldoon & Carrington[1974], Hillman[1985]). В этом состоянии также можно воспользоваться техникой "образа точки эго" (Tholey[1983a], стр.85), чтобы войти в тело спрайта.
При входе в тело какого либо спрайта, желательно смотреть прямо на него. Ядро эго обычно очень быстро переносится вдоль линии зрения в тело спрайта. Конечно, необходимо провести некоторые дополнительные феноменологические эксперименты, чтобы выяснить эффективность различных техник, подходящих для этого процесса.
Мы хотели бы проиллюстрировать процесс входа в другое тело двумя примерами. В первом один художник использовал вышеупомянутую технику "образа точки эго", чтобы войти в осознанный сон из гипнагогического состояния. Хотя раньше у него никогда не было осознанных сновидений, в первую же ночь после того, как ему объяснили, как пользоваться техникой, у него произошел следующий опыт:
"Я следил за визуальными образами, которые появлялись при засыпании. Я дошел до такого момента, когда мог полностью видеть сцену, хотя я все еще лежал в постели, и был зрителем, а не действующим лицом. Несколько индейцев бродило по морскому берегу. С ними был один мой знакомый парень, которого я выбрал, собираясь войти в его тело. Мне быстро удалось "влететь" в его тело вдоль своей линии зрения. Сразу после этого я начал видеть берег глазами этого парня; я слышал его ушами, как океанские волны плещутся на берегу; я двигался вместе с его телом. Вскоре после этого я вышел из его тела, взлетел вверх и затем начал парить над берегом. Я думал, что еще могу оставаться во сне. Но затем мое эго опять вошло в лежащее на кровати тело."
Второй случай описал студент, который уже имел большой опыт использования упоминавшейся зеркальной техники. Его ядро эго входило в тела нескольких спрайтов, но осознался он лишь в самом конце сна:
"Мне снится, что я женат и у меня есть дочь (ни то, ни другое на самом деле неверно). Сначала мне снилось, что девочка играет рядом со мной, а я очень горжусь ей. Затем я лежу в постели (спрайт A = дример) со своей женой (спрайт B ). Она говорит, что нам нужно расстаться. Я ошеломлен этим. Затем она уходит, но мое эго входит в ее тело (спрайта B ) в этот момент. Через некоторое время, я (все еще спрайт B ) решаю, что я (спрайт A), в конце концов не такой уж плохой человек, и решаю к нему вернуться. Я обнаруживаю, что я (спрайт A) лежит в постели с незнакомым мужчиной (спрайт C), в результате чего я (спрайт B ) сильно сержусь и ревную. Я (спрайт B ) говорю мне (спрайту A), что он "долбанный сукин сын" Затем мое эго переходит из тела спрайта B в тело спрайта C и теперь я, будучи спрайтом C, объясняю спрайту B, что тут у нас все нормально, и пытаюсь убедить спрайта B в этом. Наконец, мы все трое лежим в постели и занимаемся любовью. Я покидаю всех троих в тот момент, когда уже не уверен, кем из них я на самом деле являюсь, а затем понимаю, что сплю, потому что все так похоже на сон. Поняв это, я объясняю всем троим, что я сплю, а они все - это части меня. Они оборачиваются, тупо глядя на меня с сомнением. Удивляяясь, как я могу говорить, когда у меня вовсе нет тела, я просыпаюсь."
Сам дример истолковал этот сон, как психологический конфликт, в ходе которого ядро эго ассимилировало различные подсистемы личности. Это сновидение очевидно символизирует некоторый внутренний психологический конфликт, и у нас есть другие примеры того, как психологические конфликты прояснялись и разрешались, когда дример входил в тело другого спрайта (подробный пример см. в Tholey[1988b], стр. 283-284). На самом деле, не всегда возможно провести четкое разграничение между этими двумя типами конфликтов, поскольку их природа тесно взаимосвязана.

РАЗДВОЕНИЕ ЭГО СНОВИДЕНИЯ.
Следующая техника раздвоения эго сновидения была разработана психотерапевтом Норбертом Саттлером. Он обнаружил, что возможно не только войти по линии зрения в тело другого спрайта, но и полностью перенестись в другое место [оставшись при этом и на старом - mc2]. Следующий пример, заимствованный у Саттлера, показывает, как можно раздвоить эго сновидения в процессе подобной транспортировки.
"В осознанном сновидении я стою напротив высокой башни и явственно ощущаю ее энергию. У меня появляется желание оказаться наверху башни и посмотреть с нее вниз. Я взлетаю вверх и рывками поднимаюсь на крышу башни вдоль своей линии зрения. Затем смотрю вниз, и меня охватывает чувство головокружения. Как я делал это раньше, я несколько раз изменил свою перспективу, пока не оказалось, что я стою на крыше башни и в то же самое время стою у ее основания, и одновременно смотрю вверх и вниз. При этом я одновременно испытывал противоречивые ощущения энергии высокой башни и головокружения, вызванное быстрым вертикальным движением"
Второй метод раздвоения эго сновидения, разработанный мной, состоит в том, чтобы разорвать собственное тело на правую и левую части (см. ниже обсуждение более общего метода разрывания тела на несколько частей). Получившиеся две части тела могут затем обе превратиться в два полноценных тела, у которых различается зрительная перспектива. Как правило, этим методом могут воспользоваться лишь опытные дримеры, а получающийся результат обычно очень нестабилен. В связи с этим нужно отметить, что эго сновидения, как утверждает Чанг[1963], может быть "раздроблено на миллионы и миллиарды частей, которые заполнят собой весь космос" (по нашей терминологии - весь сновиденный мир).

ПЕРЕМЕЩЕНИЕ ЭГО СНОВИДЕНИЯ ВНУТРИ СНОВИДЕННОГО ТЕЛА.
Упомянутая выше техника разделения сновиденного тела на две половины разработана по образу более общей техники, которую разработал Норберт Саттлер (см. предыдущий раздел), и которая состоит в разрывании сновиденного тела или отрезания некоторых его частей ножом. При использовании этой методики может ощущаться боль или сопротивление, если дример не умеет преобразовывать плотное тело сновидения в более тонкое. Эго сновидения также приобретает подвижность при разрезах головы и при некоторой практике может произвольно двигаться по неповрежденному телу. Таким путем можно исследовать все тело сновидения в целом или внутренние органы, наподобие тому, как это делается в методе управляемых аффективных образов, описанной Лейнером[1978]. Это может представлять важное значение для диагностики и лечения психосоматических заболеваний.

РАЗРУШЕНИЕ ЭГО СНОВИДЕНИЯ.
Если дример не просто повреждает отдельные части тела, а пытается полностью разорвать его на части, сжечь или уничтожить его каким либо другим способом, то как тело сновидения, так и эго сновидения исчезают. Это сходно с техниками, применяемыми шаманами (см. напр. Kalweit[1984]), которых многие исследователи считают пионерами в исследованиях сознания. Исчезновение ядра эго может привести к возникновению измененных состояний сознания. В связи с этим, как утверждает Дитрих[1985] на основании тщательного анализа многочисленных экспериментов, имеются только три основных разновидности (если не считать некоторых фармакологических и психологических случаев) измененных состояний сознания:
1. Ощущение океанической безграничности;
2. Тревожное растворение эго; и
3. Визуальная реструктуризация.
Как правило, в ходе осознанных сновидений происходят только галлюцинаторные явления. Будет ли исчезновение эго сопровождаться сильными ощущениями типа 1, или же неприятными, вселяющими страх ощущениями типа 2 - зависит, прежде всего, от эпистемологической точки зрения человека и от вытекающего из нее эмоционального отношения. Кроме того, мы не видим никакого кардинального различия между этими типами ощущений. Опытные дримеры, выполняющие эксперименты без всякого опасения и страха, испытывают только ощущения первого типа. Их иногда описывают, как космические ощущения голографической структуры, в которой человек и (феноменологический) космос образуют единое целое.

ЭВОЛЮЦИЯ СОЗНАНИЯ.

Можно отдельно отметить ряд особых феноменологических состояний, в которых стирается граница, отделяющая эго от внешнего мира. Они обсуждаются в гл. 10, "Развитие души" книги Босвелда и Гаккенбах "Управляйте своими снами" ("Control Your Dreams",1989).
Мы считаем, что подобные экстремальные опыты, которые характерны прежде всего для индийской культуры, а также для многих западных культурных традиций, слишком зависимы от медитационных техник и часто приводят к пассивным состояниям, для которых характерно отстранение от мира. В подобные состояния можно войти, будучи в психологическом состоянии бодрствования. Многие японские дзен-буддисты, взгляды которых близки к немецкой гештальт-теории, способны достигать таких состояний сознания посредством "второго пути"; например, выполняя художественные или физические упражнения. Философы дзен-буддизма (см. Izutsu[1986], стр. 35) также говорят о "сверхсознании". Как в дзен-буддизме, так и в гештальт-теории (которая сама по себе основывается на многочисленных эмпирических исследованиях), исчезновение эго (или, по крайней мере, отодвигание его на второй план) является наиболее важной предпосылкой для непредвзятого восприятия, продуктивного мышления, свободного творческого мышления. Однако, поскольку развитие эгоцентричного отношения к действительности является частью воспитания в нашей, западной культуре, достижение творческой свободы не является легким делом. Устраняя различные преграды, такие, как психологическое сопротивление и защитные механизмы, осознанные сновидения могут явиться ключом к успешному продвижению по этому пути (подробности см. в Tholey[1989c]). В данной статье не представляется возможным более детально остановиться на этом, как и на многих других приложениях осознанных сновидений, о которых мы лишь вскользь упомянули.
В заключение мы хотели бы отметить, что достижение креативной свободы восприятия, мышления, творческой или научной деятельности, чем то похоже на "просвещение", или "пробуждение" от роботоподобного сна нашей повседневной действительности, о которых говорит Тарт[1986]. Но мы также считаем, что в этом направлении все еще необходимо проделать большую исследовательскую работу. Здесь мы предприняли лишь краткий обзор, дающий возможность лишь наметить новые перспективы исследования, а не делать окончательные заключения.

ЛИТЕРАТУРА.


Aserinsky & Kleitman (1953). Regularly occurring periods of eye movements and concomitant phenomena during sleep. Science, 118, 273–274.
Blackmore, S. (1962). Beyond the bodies. London: Granada.
Bouchet, C. & Ripert, R. (1986). Contributions to a panel discussion on the problem of induction. Roger Price (Chair), Stephen LaBerge, Christian Bouchet, Roger Ripert and Joe Dane. Lucidity Letter, 5(1), 205–228.
Chang, G. (1974). Teachings of Tibetan yoga.Secaucus, New York: Citadel Press.
Dittrich, A. (1985). Ätiologie-unabhängiger Strukturen veränderter Wachbewußtseinszustande. Stuttgart: Enke.
Falt-Schriever, C. (1981). Selbstheilung durch Traum. Unpublished diploma thesis. Universität Frankfurt am Main.
Fox, O. (1962) Astral projection. New York: University Books.
Gackenbach, J. & Bosveld, J. (1989). Control your dreams. New York: Harper & Row.
Gackenbach, J. & LaBerge, S. (Eds.) (1988). Conscious mind, sleeping brain: Perspectives on lucid dreaming. New York, London: Plenum Press.
Gibson, J. (1979). The ecological approach to visual perception. Boston: Houghton Mifflin Company.
Green, C. (1968). Lucid dreams. London: Hamish Hamilton.
Hillmann, D.J. (1985). Entering the mirror. A note on out-of-the-body experiences and lu-cidity. Dream Network Bulletin, 4(1), 5–6.
Izutsu, T. (1986). Philosophie des Zen-Buddhismus. Reinbeck: Rowohlt.
Kalweit, H. (1984). Traumzeit und innerer Raum. Die Welt der Schamanen. Bern, Munchen, Wien: Scherz.
Kern, H. (1981). Theorie und Praxis des Klarträumens. Unpublished diploma thesis. Uni-versität Frankfurt am Main.
Kern, H. (1983). Akustische Induktion von Klartraumen. Unpublished diploma thesis. Uni-versität Frankfurt am Main.
Klippstein, H. (1988). Hypnotherapy: A natural method of learning lucid dreaming. Lucidity Letter, 7(2), 79–88.
Köhler, W. (1938). The place of value in a world of facts. New York: Livering Publishing corporation.
Krist, H. (1981). Empirische Studien über Klarträume. Unpublished diploma thesis. Univer-sität Frankfurt am Main.
LaBerge, S. (1985). Lucid dreaming. New York: Ballantine Books.
Leuner, H.C. (1978). Principles and therapeutic efficacy of Guided Affective Imagery. In J.L. Singer & K.S. Pope (Eds.), The power of imagination: New methods in psychotherapy (pp. 125–166). New York, London: Plenum Press.
Lewin, K. (1936). Principles of topological psychology. New York, London: McGraw-Hill.
Levitan, L. (1989). A comparison of three methods of lucid dream induction. NightLight, 1(3), 3, 9–12.
Lirzer, H. (1981). Empirische Klartraumstudien unter besonderer Berücksichtigung schöpferischer Prozesse. Unpublished diploma thesis. Universität Frankfurt am Main.
Malamud, J.R. (1979). The development of a training method for the cultivation of "lucid" awareness in fantasy, dreams, and waking life. Unpublished dissertation available from University Microfilms International, Ann Arbor, MI.
|Moers-Messmer, H.V.(1939). Träume mit der gleichzeitigen Erkenntnis des Traumzustandes. Archiv für Psychologie 102, 291–318.
Muldoon, S. & Carrington, H. (1974). The projection of the astral body. New York: Samuel Weiser.
Nossack, B. (1989). Klarträume—wirklicher als die Wirklichkeit. Das neue Zeitalter, 40(4), 4–8.
Price, R. & Cohen, D. (1988). Lucid dream induction. In J. Gackenbach & S. LaBerge (Eds.) Conscious mind, sleeping brain: Perspectives on lucid dreaming(pp. 105–134), New York, London: Plenum Press.
Reis, J. (1983). Biofeedback-Induktion des Klartraums. Unpublished diploma thesis. Universität Frankfurt am Main.
Reis, J. (1989a). Entwicklung einer Biofeedback-Technik zur Induktion von Klarträumen. Bewusst Sein, 1(1), 57–66.
Reis, J. (1989b). Affektive Verlaufsphänomene des Klartraums. Entwicklung einer inhaltsanalytischen Methode zur Erfassung affektiv-szenischer Verlaufsphänomene in Кlartraumprotokollen. Unpublished doctoral dissertation. Universität Frankfurt am Main.
Roos, M. (1984). Vergleichsstudie zwischen Klartraumerfahrungen und Erlebnissen unter dem Einfluß psychedelischer Drogen. Unpublished diploma thesis. Universität Frankfurt am Main.
Schlag, C. (In preparation). Die unterschiedliche Bedeutung der kombinierten Klartraum-induktionstechnik von Tholey. Diploma thesis. Universität Saarbrücken.
Schriever, W.V. (1935). Einige Traumbeobachtungen. Zeitschrift für Psychologie, 134, 349–371.
Stich, K. (1981). Empirische Untersuchungen zur akustischen Induktion von Klarträumen. Unpublished diploma thesis. Universität Frankfurt am Main.
Stich, K. (1983) Empirische Untersuchungen über den Zusammenhang zwischen Klartraumtechniken und magischen Techniken. Unpublished diploma thesis. Universität Frankfurt am Main.
Stich, K. (1989). Hat die Wissenschaft noch von der Magie zu lernen? Eine theoretischer und empirischer Vergleich zwischen Wissenschaft und Magie. Bewusst Sein, 1(1), 67–80.
Tart, C. (1986). Waking up. Folcano: Independent Service.
Tholey, P. (1973). Die überprüfung psychophysiologischer Traumtheorien mit Hilfe der Klartraumtechnik. Unpublished lecture manuscript. Universität Frankfurt am Main.
Tholey, P. (1977). Der Klartraum: Seine Funktion in der experimentellen Traumforschung. In W. Tack (Ed.): Bericht über den 30. Kongreß der Deutschen Gesellschaft für Psychologie in Regensburg, 1976, 376–378. Göttingen: Hogrefe.
Tholey, P. (1980a). Erkenntnistheoretische und systemtheoretische Grundlagen der Sensumotorik. Sportwissenschaft, 10, 7–35.
Tholey, P. (1980b). Klarträume als Gegenstand empirischer Untersuchungen. Gestalt Theory, 2, 175–191.
Tholey, P. (1981). Empirische Untersuchungen über Klarträume. Gestalt Theory, 3, 21–62.
Tholey, P. (1982). Bewusstseinsveränderung im Schlaf. Wach’ ich oder träum’ich? Psychologie heute, 9(12), 68–78.
Tholey, P. (1983a). Techniques for inducing and manipulating lucid dreams. Perceptual and Motor Skills, 57, 79–90.
Tholey, P. (1983b). Relation between dream content and eye movements tested by lucid dreams. Perceptual and Motor Skills, 56, 875–878.
Tholey, P. (1984). Der Klartraum—Hohe Schule des Traums. In K. Schnelting (Ed.), Hilfe ich träume (pp. 100–118). München: Goldmann.
Tholey, P. (1985). Haben Traumgestalten ein Bewußtsein? Eine experimentellphänomenologische Klartraumstudie. Gestalt Theory, 7, 29–46.
Tholey, P. (1986a). Deshalb Phänomenologie! Gestalt Theory, 8, 144–163.
Tholey, P. (1986b). Letter to editor. Lucidity Letter, 5(2), 45–48.
Tholey, P. (1986c). Lucid-OBE Comment. ASD Newsletter, 3(4), 15.
Tholey, P. (1988a). Gestaltpsychologie. In R. Asanger und G. Wenninger (Eds.): Handwörterbuch der Psychologie, 4th Ed. (pp. 249–255). Weinheim, Basel: Beltz.
Tholey, P. (1988b). A model for lucidity training as a means of self-healing and psychological growth. In J. Gackenbach & S. LaBerge (Eds.): Conscious mind, sleeping brain: Perspectives on lucid dreaming (pp. 263–287). New York, London: Plenum Press.
Tholey, P. (1988c). Overview of the German research in the field of lucid dreaming. Lucidity Letter, 7(1), 26–29.
Tholey, P. (1989a). Consciousness and abilities of dream characters observed during lucid dreaming. Perceptual and Motor Skills, 68, 567–578.
Tholey, P. (1989b). Bewusstsein, Bewußtseinsforschung, Bewusst Sein. Bewusst Sein, 1(1), 9–24.
Tholey, P. (1989c). Die Entfaltung des Bewußtseins als ein Weg zur Schöpferischen Freiheit. Vom Träumer zum Krieger. Bewusst Sein, 1(1), 25–56.
Tholey, P. (In preparation). Heilendes Träumen. Selbstheilung und Selbstenfaltung durch Klarträumen. Freiburg: Herder.
Tholey, P. & Utecht, K. (1989). Schöpferische Träumen: Der Klartraum als Lebenshilfe, 2nd Ed. Niernhausen, Ts.: Falken-Verlag.
Utecht, K. (1986). Einige Voraussetzungen zum Erlernen des Klarträumens. Unpublished diploma thesis. Universität Frankfurt am Main.
  Форум: Перевод и адаптация трудов зарубежных авторов · Просмотр сообщения: #223382 · Ответов: 55 · Просмотров: 3 133

mcquadrat
Отправлено: 26.11.2017, 22:15


mc2
********

Группа: Пользователи
Сообщений: 1 636
Регистрация: 26.11.2013
Пользователь №: 146 539


Цитата(Лондонский Туман @ 26.11.2017, 19:41) *
Можно попробовать перевести,если найдется чего. В инете искала,ничего дельного кроме Фрейда(не в обиду его трудам) поиски мне не дали. Находились лишь маленькие сайты аля "продавай-покупай книги". Если найдется чего-нибудь,попытаюсь быть полезной,попытка не пытка)

Привет. Вот, я выложил одну статью, которая ИМХО вполне достойна перевода.
http://fayloobmennik.cloud/7142651
Возможно, у Фила есть что и получше ab.gif
  Форум: Перевод и адаптация трудов зарубежных авторов · Просмотр сообщения: #223312 · Ответов: 30 · Просмотров: 14 123

mcquadrat
Отправлено: 26.11.2017, 18:39


mc2
********

Группа: Пользователи
Сообщений: 1 636
Регистрация: 26.11.2013
Пользователь №: 146 539


Цитата(Phil @ 26.11.2017, 14:35) *
Э... он был на "Дорогах", 95 метров будет.
Осилишь? ab.gif
Да, и ещё в "Мире снов" скинули ссылку на библиографию Поля Толи. Могу сюда перекинуть. Правда, текста будет многовато...

Так это я не для себя хотел)) А для потенциальных других переводчиков, которые могли бы отозваться.
Что касается меня, то мне теперь работы и так хватит на несколько месяцев вперед.
Библиография П.Толи у меня уже и так есть. Сразу хочу сказать, что не все перечисленные там работы легко найти. Но кое что я уже нашел, так что...
Впрочем, не будем торопить события ab.gif
  Форум: Перевод и адаптация трудов зарубежных авторов · Просмотр сообщения: #223308 · Ответов: 30 · Просмотров: 14 123

41 страниц V   1 2 3 > » 

Новые сообщения  Открытая тема (есть новые ответы)
Нет новых сообщений  Открытая тема (нет новых ответов)
Популярная тема  Горячая тема (есть новые ответы)
Нет новых  Горячая тема (нет новых ответов)
Опрос  Опрос (есть новые голоса)
Нет новых голосов  Опрос (нет новых голосов)
Закрыта  Закрытая тема
Перемещена  Тема перемещена
 

Текстовая версия Сейчас: 24.1.2018, 1:31